Шри Чинмой

Медитация - совершенство человека ради удовлетворения Бога

Два крыла для полета: молитва и медитация

Молитва дарит полную покоя жизнь.
Медитация дарит исполненное красоты сердце.

Я молюсь, я медитирую

Я молюсь. Почему я молюсь? Я молюсь, потому что нуждаюсь в Боге. Я медитирую. Почему я медитирую? Я медитирую, потому что Бог нуждается во мне.

Когда я молюсь, я думаю, что Бог высоко надо мной, над моей головой.

Когда я медитирую, я чувствую, что Бог глубоко внутри меня, внутри моего сердца.

Молитва говорит: «Я беспомощен, я нечист, я слаб. Я нуждаюсь в Тебе, о Господь Всевышний, чтобы Ты укрепил меня, очистил меня, просветлил меня, сделал меня совершенным и бессмертным. Я нуждаюсь в Тебе, о Господь Всевышний».

Медитация говорит: «Господь Всевышний, по Своей бесконечной Щедрости, Ты избрал меня Своим инструментом, чтобы проявлять Себя здесь, на земле, так, как Ты Сам этого желаешь. Ты мог бы выбрать на эту роль кого-то другого, но эту блестящую возможность Ты подарил мне. Тебе я приношу мою постоянную благодарность, благодарность моего сердца».

Молитва - это чистота. Она очищает ум, который всегда подвержен сомнению, страху, беспокойству, волнению, дурным мыслям и намерениям. В молитве происходит очищение ума, а чистота усиливает восприимчивость к Богу. Фактически, чистота - это не что иное, как восприимчивость к Богу. С каждой молитвой, внутренний сосуд человека становится большим, еще больше, очень большим. И тогда чистота, красота, свет и восторг могут вливаться в этот сосуд и вместе резвиться в сокровенных глубинах сердца.

Медитация - это сияние света. Она просветляет сердце. Когда в сердце приходит просветление, исчезают неуверенность и чувство нищеты. В это время мы поем песню неделимого единства со Всеобщим Сознанием и с Трансцендентальным Сознанием. Когда наше сердце просветлено, конечное в нас входит в Бесконечное и становится самим Бесконечным. Рабство тысячелетий покидает нас, и свобода бесконечной Истины и Света приветствует нас.

Молитва говорит Богу: «Возлюбленный Всевышний, Ты - мой. Я считаю Тебя своим собственным, по-настоящему близким. Даруй мне Свои божественные качества в безграничной мере, чтобы я мог быть Твоим совершенным инструментом здесь, на земле».

Медитация говорит Богу: «О Возлюбленный Всевышний, я - Твой. Ты можешь пользоваться мной по Своей Воле в любой момент на протяжении Вечности. Исполни Себя через меня здесь, на земле, и там, на Небесах».

Лучшее определение молитвы - молиться ежедневно.
Лучшее определение медитации - одухотворенно переживать ее.
Лучшее определение Йоги - жить ею искренне.
Лучшее определение Бога - безоговорочно любить Его и только Его.

Молитва является чем-то предельно интенсивным и взлетающим все выше и выше. В молитве чувствуешь свое существование целенаправленным пламенем, взмывающим ввысь. От стоп до макушки головы все твое существо взывает и стремится вверх. Сама природа молитвы - достичь Бога восхождением.

Медитация - это нечто широкое и безбрежное, что в итоге расширяется в Бесконечное. Медитируя, бросаешься в бескрайнее пространство, в бесконечное море покоя и блаженства, или притягиваешь бесконечный Простор войти внутрь себя. Молитва восходит, медитация простирается. Медитация постоянно растет и расширяется в покой, свет и восторг. Медитируя, постепенно начинаешь видеть, воспринимать и превращаться в целую вселенную света и восторга.

Да будет Воля Твоя

В молитве часто присутствует неуловимое желание чего-то, стремление что-то получить или кем-то стать. Можно назвать это устремлением, потому что мы молимся, чтобы стать хорошими или обрести что-то божественное, чего у нас нет, или быть свободными от страха, зависти, сомнения и так далее. Но с нашей стороны всегда имеется неуловимая тенденция подтолкнуть или притянуть изнутри.

Кроме того, всегда чувствуешь себя - используем этот термин - «божественным нищим». Мы чувствуем, что Бог высоко наверху, в то время как мы глубоко внизу. Мы видим зияющую пропасть между Его бытием и своим. Мы смотрим на Него и взываем к Нему, но не знаем, когда или в какой степени Бог собирается исполнить наши молитвы. Мы чувствуем себя беспомощными. Мы просто просим, а затем ждем, чтобы одна капля, две или три капли сострадания, света или покоя снизошли на нас. Иногда есть ощущение «ты мне - я тебе». Мы говорим: «Господи, я обращаю к Тебе молитву, а теперь и Ты, пожалуйста, сделай что-нибудь для меня. Пожалуйста, помоги мне, спаси меня, исполни меня».

Но в медитации ты не просишь Бога ни о какой помощи, благе или божественном качестве, ты просто входишь в море Его Реальности. В это время Бог дает больше, чем можно себе когда-либо представить. В молитве присутствует чувство, что у тебя нет ничего, а у Бога есть все. В медитации понимаешь: все, что есть у Бога, у тебя либо уже есть, либо однажды будет. Ты чувствуешь: кем бы ни был Бог, ты являешься тем же, только твоя божественность пока еще не на переднем плане. В молитве просишь Бога о том, чего хочешь. Но в медитации Бог осыпает тебя всем, в чем ты нуждаешься. Ты видишь и чувствуешь, что вся вселенная в твоем распоряжении. Небеса и земля не принадлежат кому-то другому, они - твоя собственная реальность.

Высшая молитва: «Да будет Воля Твоя». Это абсолютно наивысший полет молитвы, а также начало медитации. Там, где молитва заканчивает свой путь, начинается медитация. В медитации ты ничего не говоришь, ни о чем не думаешь, ничего не хочешь. В мире-медитации Всевышний действует в тебе и через тебя ради Своей собственной исполненности. Мир-молитва всегда о чем-то просит. Но мир-медитация говорит: «Бог не слеп и не глух. Он знает, что Ему делать, чтобы исполнить Себя во мне и через меня. Поэтому в одухотворенном безмолвии я буду просто превращаться в Высшее».

Две дороги к осознанию

Молитва и медитация похожи на две дороги. Молитва совершается ради нас самих, ради нашей жизни, ради родных и близких в нашем маленьком мире. Если мы молимся хорошо, Бог даст нам два крыла, чтобы летать в небесах. Но медитация - для всего мира. Когда мы медитируем хорошо, мы чувствуем единство с собственной расширенной реальностью. Если мы можем следовать дорогой медитации, мы - воины-герои. И тогда мы можем нести на своих гигантских плечах все бремя человечества. Когда мы живем жизнью-медитацией, мы исполняем не только Бога, но и самих себя и весь мир.

Тем, кто хочет осознать Высшее, я всегда говорю, что медитация имеет первостепенное значение. Однако на Западе были святые, которые осознали Бога благодаря одной только молитве. У них не было представления о медитации. Но интенсивность их молитвы и устремления уносила их в мир медитации и в запредельное. Оба подхода являются эффективными. В молитве мы восходим к Богу, в медитации Бог нисходит к нам. В конечном счете результат один и тот же.

Необходимость молитвы

Если человек становится опытным в медитации, молитва не является необходимой. К этому времени он осознает, что Бог всегда знает о его нуждах и заботится о нем бесконечно больше, чем он заботится о себе сам. Молитва не является необходимой, потому что мы принадлежим Богу и являемся Его собственностью. Когда мы отказываемся от личных притязаний и полностью вручаем себя Богу, Он принимает нас как очень близких Себе и делает нас Своими избранными инструментами.

Но пока не стал очень опытным в духовной жизни и не чувствуешь единства с Богом, молитва является необходимой. Если получаешь что-то через молитву, можно сказать миру: «Я молился об этом, именно поэтому я получил это. Посмотрите, как близок я со своим Отцом!» Мы похожи на голодных детей. Мы просим у матери пищу, и она кормит нас. Да она и сама накормила бы нас, но сам факт, что мы просим, а мать прислушивается к нашей просьбе, приносит радость. Это убеждает наши умы в том, что она действительно заботится о нас. Благодаря внутренней связи и близости к матери мы можем просить ее обо всем, чего бы ни пожелали.

Бог мог бы делать для нас все безоговорочно, но это не принесло бы нам того же удовлетворения. Если на состязаниях в беге вы пробежали всю дистанцию и получили приз, вы довольны. Вы бежали очень быстро и финишировали с таким трудом, и чувствуете, что заслужили приз. Но если приз получает просто зритель, он не чувствует удовлетворения, поскольку ничего не сделал, чтобы заслужить его. Бог может дать все безоговорочно, но мы больше удовлетворены, если Он дает после того, как мы молились об этом или трудились ради этого.

То, в чем нуждается моя молитва, - это терпение-дерево.
То, в чем нуждается моя медитация, - это благодарность-цветок.

Тем не менее, нужно знать: в молитве чувствуешь себя личностью, отделенной от Бога. Ты чувствуешь, что Он там, а ты - где-то в другом месте. В это время ты не в своем высшем сознании, в котором чувствуешь себя единым с Богом. Если же чувствуешь себя единым с Богом, вопроса о молитве не возникает, поскольку в это время твои нужды - это Его нужды.

Можно сказать, что молитва усиливает чувство близости со Всевышним, в то время как медитация укрепляет единство со Всевышним. Сначала нужно почувствовать себя с Богом близкими друзьями, затем осознать реальность своего единства с Богом. Если молиться несколько минут перед медитацией, можно развить близкую связь со Всевышним. После этого можно медитировать, чтобы стать единым с Ним.

В высшей духовной жизни медитацию и молитву нельзя сравнивать. Медитация бесконечно глубже и шире молитвы. На Западе искатели весьма эффективно пользуются молитвой. Но настоящий искатель, который хочет идти к Изначальному Запредельному, должен чувствовать, что медитация является высшей ступенью лестницы осознания Бога. В медитации видишь, чувствуешь и превращаешься в целую вселенную света и восторга.

Вопросы и ответы

Вопрос: Хотелось бы знать, следует ли мне молиться о том, чего я хочу, или просто молиться об исполнении Воли Бога?

Шри Чинмой: Молиться об исполнении Воли Бога - высшая форма молитвы. Но начинающий находит почти невозможным искренне молиться Богу о том, чтобы Бог исполнил его по-Своему. Поэтому, когда искатель только начинает путь, ему разумно молиться Богу обо всем, в чем он больше всего нуждается, будь то терпение, чистота, искренность, смирение, покой и так далее. И тогда Бог даст искателю немного покоя, света и блаженства, которые являются предвестниками того бесконечного, что собирается войти в его внутреннее существо. Как только искатель получит немного покоя, света и блаженства, и они утвердятся в какой-то степени в его внутреннем существе, тогда у него появится некоторое доверие к действиям Бога, а также к своей жизни устремления.

Когда человек совершает очень быстрый прогресс или набирается опыта, он чувствует внутри себя некую реальность, и эта реальность не собирается разочаровать или покинуть его. Затем он чувствует, что Бог полностью осведомлен о его самых насущных нуждах и более чем готов удовлетворить их. Когда у искателя внутри есть такого рода доверие, для него приходит время молиться: «Да будет Воля Твоя». Тогда он может искренне сказать: «Бог, я хочу радовать Тебя только так, как Ты Сам этого хочешь».

В повседневной жизни молитва лучше всего проявляется тогда, когда она становится спонтанным, самоотверженным отречением перед Волей Бога.

Вопрос: Как можно эффективно молиться?

Шри Чинмой: Чтобы молиться очень эффективно, молитве следует быть внешне неслышной, но вы можете составить предложение из нескольких слов, которое убедит ваш устремленный ум. Сердце уже устремлено, но уму нужно устремиться. Поэтому молитве лучше принять словесную форму.

Вы можете составить предложение, записав его на табличке своего сердца. Затем постарайтесь увидеть его там. Как только слова записаны, можете возвращаться к ним много раз, чтобы увидеть их. Если хотите повторять предложение - хорошо, но в этом нет необходимости. Для повторения молитвы у вас есть выбор: либо запишите ее один раз на табличке своего сердца и перечитывайте ее снова и снова, либо постоянно пишите одно и то же. Делайте то, что доставляет вам больше радости.

Вопрос: Как можно сделать молитву очень интенсивной?

Шри Чинмой: Вы можете сделать свою молитву очень интенсивной, пользуясь благодарностью своего сердца. Во время молитвы следует чувствовать, что она исходит из сердца, и вам нужно питать молитву благодарностью. Если вы не питаете молитву благодарностью сердца, она не будет интенсивной. Ничто божественное не будет интенсивным, если не быть благодарным Всевышнему. Каждое мгновение сердце благодарности должно питать ваш внутренний зов. Это усилит вашу молитву, устремление, посвящение и духовные качества.

Когда я молюсь, я преклоняю колени преданно и тайно.
Когда я медитирую, я возношу свое сердце одухотворенно и безусловно.

Вопрос: Как лучше всего молиться о других?

Шри Чинмой: Сначала, прежде чем начать молиться, следует попросить о Присутствии Всевышнего. Если вы просите о Его Присутствии, Он непременно придет в тонкой форме. Вы не увидите Его в человеческом теле, но сможете почувствовать Его Присутствие. Внутри самого Присутствия Бога постарайтесь увидеть и почувствовать человека, о котором вы молитесь. Если вы сможете призвать присутствие Всевышнего и почувствовать внутри Его присутствия тех, ради кого молитесь, это будет самым эффективным способом помочь им посредством молитвы.

Однако прежде чем в молитве просить Всевышнего помочь кому-то, сначала спросите Его, нужно ли вам молиться об этом конкретном человеке. Только если вы получаете ответ или внутреннее чувство, что вам следует молиться об этом конкретном человеке, тогда это можно делать. Например, кто-то очень болен, и вы хотите молиться Богу о его излечении.

Вам нужно знать, что, возможно, Бог хочет, чтобы он получил это переживание для своего внутреннего развития. Ведь у Бога бесконечно больше любви к этому конкретному человеку, чем у вас или любого другого. Если вы просите Бога вылечить его, возможно, вы только противоречите Воле Бога. Однако если вы молитесь о единстве с Волей Бога, тогда Бог может сказать: «Ты стал одно с Моей Волей. Теперь Я буду рад, если ты попросишь Меня вылечить этого человека».

Вопрос: А вы иногда молитесь?

Шри Чинмой: Если быть с вами полностью откровенным, я не молюсь, у меня совсем нет потребности и в медитации, хотя я все же медитирую. После того, как человек осознает Высшее и сознательно становится единым с Абсолютным Всевышним, у него нет потребности молиться или медитировать. Но у меня много учеников, поэтому я медитирую для них, как медитировал для себя много лет назад. Когда я медитирую о них, молитва автоматически присутствует, потому что, стараясь помочь им в духовном пробуждении, я призываю для них бесконечные благословения, свет и сострадание Бога.

Говорят, что молитва - дочь страдания.
А я говорю, что молитва - мать восторга.