Шри Чинмой

Вивекананда - древнее Сердце-Безмолвие, современная Жизнь-Динамизм

Пьесы

Две матери и сын

Действующие лица:
Шарада Деви, божественная супруга Шри Рамакришны и духовная Мать Вивекананды
Вивекананда
Буванешвари, физическая мать Вивекананды
Подруга Буванешвари

(Шарада Деви и Вивекананда на улице в Белур Матхе.)

ШАРАДА ДЕВИ: Нарен, расскажи мне о своей матери.

ВИВЕКАНАНДА: Божественная Мать, твое бесконечное сострадание просветляет мою жизнь невежества. Ты хочешь, чтобы я рассказал о своей физической матери. В детстве я никому не доверял, кроме матери. Ей я рассказывал все. Только в редких случаях, в очень тяжелые времена она теряла терпение и веру. Я часто злоупотреблял ее добротой и мягкостью так же, как теперь злоупотребляю ее состраданием и прощением.

ШАРАДА ДЕВИ: Нарен, слаще самой сладкой улыбка физической матери. Глубже самой глубокой нежность физической матери. Сильнее самой сильной, сила ее благословения. Безграничнее самой безграничной ее надежда на своего ребенка. От своей физической матери ты унаследовал не только моральную чистоту и чувство красоты, но также многие интеллектуальные качества и уникальную память. Твоя жизнь сформировалась в значительной мере под ее влиянием, а твое влияние потрясло мир.

ВИВЕКАНАНДА: Мать, моя дорогая духовная Мать, Мать моей души и вечной Жизни, какой бы великой ни была моя земная мать, ее любовь не может сравниться с бескорыстной любовью духовной Матери. Совершенно необходимо чувствовать, что духовная Мать является настоящей Матерью, и что мы - ее настоящие дети и божественные воины.

(Входит Буванешвари и одна из ее подруг. Они прогуливаются мимо Вивекананды и Шарады Деви, но не замечают их.)

БУВАНЕШВАРИ: Я так рада, что ты поехала со мной в Белур Матх посмотреть грандиозные свершения моего сына Нарена.

ПОДРУГА: Да, все эти вновь отстроенные дома и такие прекрасные окрестности.

БХУВАНЕШВАРИ: Мой Нарен сделал все это.

(Вивекананда слышит свою мать и тут же поворачивается к ней.)

ВИВЕКАНАНДА: Мать, я должен поправить тебя. Не твой Нарен, но Ее (указывает на Шараду Деви, которая медитирует). Твой Нарен никоим образом не способен к таким достижениям. Я нахожусь между двумя крайностями: крайней неспособностью и всемогущей силой. Твой Нарен - сама неспособность. После смерти отца он был не в состоянии поддержать даже мать и своих младших членов семьи. Нарен моей Божественной Матери - сама способность. Только Ее безусловное благословение сделало меня тем, кто я есть. Мой настоящий источник - Ее сердце. Моя единственная цель - Ее стопы.

(Нарен поет.)

Ekla ami tomar kache jabona ma jabona
Ekla ami tomai kabhu bandhbona ma bandbona
Tomar hiyar mauna bhasha
Ei dharanir dipta asha
Tomar praner premer dhara
Moder lagi bandhan hara
Ekla ami tomar kache jabona ma jabona
Sabar sathe tomai pabo ei shudhu mor sadhana

Один я не пойду к Тебе, Мать, не пойду.
Один я не свяжу Тебя, не свяжу.
Безмолвие-язык Твоего сердца -
Просветленная надежда этого мира,
А поток-нектар Твоей Жизни
Всегда беспределен для нас.
Один я не пойду к Тебе, Мать, не пойду.
Со всеми я обрету Тебя:
Это - единственное стремление,
Единственная медитация, единственная Цель моей жизни.