Шри Чинмой

Могольские императоры

Высокомерный офицер

Каждый вечер император Шах Джахан давал частную аудиенцию всем, кто хотел его видеть. Сотни подданных приходили, и император выслушивал их проблемы и говорил с каждым из них по часу.

Однако никому не позволялось садиться прямо напротив императора. Однажды вечером один офицер намеренно сел на запрещенное место. Император и все его придворные пришли в негодование. Шах Джахан сказал офицеру: «Как ты смеешь проявлять ко мне такое неуважение, садясь прямо напротив меня! Я хочу, чтобы ты покинул дворец немедленно. Я освобождаю тебя от должности, и ты больше никогда не получишь никакого поста в моем правительстве. С этого дня ты будешь выполнять работу обычной прислуги».

На следующий день после отставки офицер снова пришел на публичную аудиенцию и опять сел на то же самое место прямо перед императором. И если вчера он демонстрировал хоть какое-то уважение к императору, то на этот раз у него не было никакого уважения. Его лицо выражало полнейшее высокомерие.

Шах Джахан сказал ему: «Что с тобой? Вчера я уволил тебя со службы навсегда. Я выбросил тебя из дворца и сказал, что ты не можешь больше работать здесь. Почему ты ведешь себя теперь еще более непочтительно?»

«Ваше Величество, — ответил человек, — вчера я зависел от вас из-за жалованья. Поскольку я зависел от вас, я всегда повиновался. Теперь я больше не служу вам, и я независим. Я могу делать со своей жизнью все, что захочу. Прежде я был в вашей власти, но теперь я сам по себе. Я больше не служу вам».

Все присутствующие были шокированы речью бывшего офицера и хотели как следует побить его за такую дерзость. Но Шах Джахан поднялся, обнял офицера и сказал: «Я хочу, чтобы у всех моих подчиненных был такой же независимый дух». Затем император вернул офицеру работу и дал ему мешок золотых монет.

На следующий вечер всех интересовало, куда теперь сядет офицер после того, как ему вернули прежнее место службы. Его заметили сидящим в самом конце зала для аудиенций. Кто-то спросил: «Что ты здесь делаешь?»

«Высокомерный может бороться с другим высокомерным, — ответил офицер, — но ему не по силам бороться с человеком бесконечного сострадания и прощения. Поэтому я больше не собираюсь бороться против императора».