Шри Чинмой

Вивекананда - древнее Сердце-Безмолвие, современная Жизнь-Динамизм

Учитель и ученик

Духовная дочь Свами Вивекананды

Восток представляет силу-Душу. Запад представляет силу-Материю. Абсолютное отречение мисс Маргарет Нобль у стоп индийского санньясина служит великолепным доказательством преклонения Запада перед духовным Светом Индии. Эта истина находит существенное подтверждение в самом имени «Ниведита», данным ей ее Учителем. Поистине, Ниведита была символом истинного пожертвования. Силу, полученную от Учителя, она успешно применяла ради повышения сознания индийских женщин и освобождения индийского народа от иностранного ига. Это еще раз подтверждает то, что как Восток наделен силой передавать духовность, так и Запад владеет силой ее восприятия.

Искренность посвящения Ниведиты своему Учителю отразилась в ее жизни больше, чем в чьей-либо. Она жила теми истинами, которые услышала из уст пробужденной души Свами. И в этой связи с нашей стороны будет вполне уместно вспомнить огненные и пленительные слова, сказанные ей Вивеканандой накануне ее отъезда в Индию: «Я останусь с тобой до конца, будешь ли ты работать для Индии или нет, отвергнешь ты Веданту или останешься в ней. Бивни слонов отпадают и никогда не вырастают вновь, также и слова мужчины». Не стоит и говорить, что слова Учителя звучали и отдавались эхом в потаенных глубинах ее сердца во время ее исторического путешествия и, более того, до конца ее жизни.

Еще в ее детстве отец Маргарет всецело сознавал ее яркое будущее. Он знал, что его дочь - незаурядный человек. Поэтому перед смертью, Самуэль, который был священником, сказал своей жене о Маргарет низким голосом, почти шепотом: «Когда Бог позовет ее, позволь ей уйти. Она расправит свои крылья... Ее ждут великие дела».

28 января 1898 года Маргарет прибыла в Индию. Она была одним из самых драгоценных сокровищ, которые Запад мог предложить Индии. Можно также сказать, что она была неизвестной школьной учительницей, позднее оказавшейся в ярком свете широкой публичности.

«Сердце Матери, воля героя,
Сладость южного бриза,
Священное очарование и сила,
Возложенная на алтарь Ариев,
Пламенеющая свобода всех их будет твоей и многим больше,
О чем прежде ни одна древняя душа не могла и мечтать.
Быть тебе для будущего сына Индии
Педагогом, служителем, другом - в одном».

Самая лучшая ученица, она получила от своего Учителя это уникальное благословение, когда была посвящена в монашеский обет Брахмачарья (целибат) и было ей дано имя Ниведита. Человек, следующий духовным путем никогда не должен забывать, что как возможность никогда не постучится в дверь дважды, так и благословение, истинное благословение повторяется редко. Но сила этого благословения может легко довести до конца борьбу с огромным вековым неравенством, затмевающим Солнце-Знание ученика.

Заслуживает внимания слово «благословение», поворотный момент в жизни Ниведиты. Случилось так, что во время их пребывания в Алморе, Вивекананда какое-то время напускал на себя различного рода видимость отношения к Ниведите. Он был невероятно строг с ней. Он пренебрегал ею настолько, насколько это было возможно. «Мое отношение к Учителю в это время», - говорит ученица, - «можно описать только как сплошные стычки и конфликты». Но, наконец, наступил памятный день, который избавил ее жизнь от глубоких страданий. Процитируем ее еще раз:

«И пришло время, когда одна из пожилых леди нашей группы, думая, возможно, что такая интенсивность переживаний может завести слишком далеко, по-доброму и всерьез вступилась перед Свами о снисхождении. Он молча выслушал ее и ушел. Вечером, однако, он вернулся и, обнаружив нас вместе на веранде, повернулся к ней и с простодушием ребенка сказал: «Вы правы. Это нужно изменить. Я иду в лес, чтобы побыть одному, и, когда я вернусь, я принесу покой».

Затем он обернулся и, увидев над нами молодую луну, с внезапным волнением в голосе сказал: «Знаете, мусульмане много рассуждают о молодой луне. Давайте тоже с молодой луной начнем новую жизнь!» Сказав это, он поднял руки и освятил безмолвной пучиной благословения свою самую непокорную ученицу, к тому моменту опустившуюся перед ним на колени... Несомненно, это был момент чудесной сладости примирения...»

Много, много лет назад Шри Рамакришна сказал своим ученикам, что настанет день, когда его возлюбленный «Нарен» сможет проявить свой великий дар посвящения в знания одним прикосновением. В этот вечер в Алморе я удостоверилась в правдивости этого пророчества».

Редким сочетанием сладкой преданности и высокого интеллекта была Ниведита. Ни один индус никогда не станет отрицать важную роль, которую она сыграла в политической борьбе индусов. С бесстрашным сердцем она присоединилась к деятельности Шри Ауробиндо, Тилака и других политических лидеров первого уровня. В те дни внутри и вовне она была переполнена неукротимым духом своего Учителя. Она в полной мере узнала, что такое страдание. К нашей радости, ее огромная жертва увенчалась успехом.

«Ниведита», - говорит Тагор, - «была вселенской Матерью. Редко встретишь такую материнскую любовь, которая может объять всю страну за пределами ее семейного круга... Когда Ниведита обычно говорила «наши люди», каждый мог легко почувствовать в этом оттенок глубокой близости; это было настолько искренне и еще так спонтанно!... Ниведита обладала естественной способностью внушать к себе любовь людей Индии, безотносительно к касте, убеждениям и религии. Она могла общаться с ними дружески и свободно. Она смотрела на них с уважением, а не с состраданием».

В этой связи позвольте рассказать здесь о случае, который произошел в ее жизни. Молочник, который ежедневно доставлял ей молоко, однажды попросил дать ему совет, касающийся религии. Когда она услышала это, ее глаза расширились от удивления. «Вы! Вы - индус. Вам нужен небольшой совет от меня? Есть ли что-либо, чего вы, люди, не знаете? Вы - потомки Шри Кришны! Примите мои поздравления».

Следующие строки появились в «Кармайогине», издаваемом Ниведитой в отсутствие Шри Ауробиндо, который удалился в Чандернагор, получив божественный Приказ Свыше. Здесь мы наблюдаем, как Ниведита, отождествившись с Индией, выражала свои возвышенные надежды на то, что Индия достигнет высшего уровня лидерства в сфере интеллектуальной деятельности:

«Вся история мира свидетельствует о том, что индийский интеллект является непревзойденным. Это должно быть доказано выполнением задачи, которая не под силу другим, захватившим первое место в интеллектуальном продвижении мира. Есть ли некая врожденная слабость, которая не позволит нам сделать это? Разве соотечественники Башкарачарьи и Шанкарачарьи хуже соотечественников Ньютона и Дарвина? Не верим. Силой мысли мы в состоянии разрушить железные стены противостояния, разделяющие нас, установить интеллектуальный суверенитет в мире и пользоваться им».

«Одни книги нужно пробовать на вкус, другие - глотать целиком, а некоторые - тщательно пережевывать и переваривать».

- Бекон

Книга Ниведиты «Учитель, каким я знала Его» неизбежно занимает свое место среди тех книг, которые будут «пережевывать и переваривать». По словам Шри Ауробиндо, эта книга была написана кровью ее сердца. Ауробиндо также был тем, кто много лет назад обратился к ней как к духу-пламени.

Жизнь и учение сестры Ниведиты могут легко претендовать на создание неувядаемой страницы недавней истории женского движения Индии. Несмотря на ее уход из человеческой жизни, ее прекрасная жертва живет в духе благодаря вечно расширяющейся деятельности последователей и почитателей Рамакришны и Вивекананды. У Ниведиты было сердце всевышней самоотверженности. Ее преданность жаждала погрузиться в море религии Индии, чтобы раскрыть «обилие драгоценных камней чистейших, ясных лучей». И она получила их... Она, с ее возвышенным интеллектом, непрестанно помогала в вопросах образования, искусства, науки и политики Индии. Ее многообразная деятельность превзошла человеческие представления, достигнув кульминации в непосредственном контакте с олимпийским Духом ее Гуру. Ее скромность оставалась во всех отношениях врожденным качеством, несмотря на непрестанные излияния уважения и благоговения, которые она получала от сердец тех, кто знал ее и внимательно изучал ее жизнь.

В словаре Наполеона не было слова «невозможность», а в словаре Ниведиты не было места для слова «отчаяние». Даже последние слова, которые она произнесла, умирая, в достаточной мере свидетельствуют о том, что ее жизнь, которая была настоящей копией героического духа ее Учителя, не предоставила возможности отчаянию:

«Лодка тонет, но я вижу восход солнца».