-

Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа Божественности

Шри Чинмой

Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа Божественности

По изданию Sri Chinmoy. «Mother Teresa: Humanity’s Flower-Heart, Divinity’s Fragrance-Soul», 1997
ISBN 978-966-427-088-2

Эта книга прослеживает удивительные отношения между Матерью Терезой, святой из Калькутты, и известным индусским духовным Учителем Шри Чинмоем, который отразил простоту и сияние внутренней жизни Матери Терезы и передал сердцам читателей саму суть ее божественности.




Шри Чинмой и Мать Тереза в Доме Миссии Милосердия,
Бронкс, НьюЙорк, 17 июня 1997 года.
Мать Тереза благословляет Шри Чинмоя, подписывая первую часть этой книги.
Написано рукой Матери Терезы: «Благослови вас Бог. Мать Тереза, М.М. (Миссия Милосердия)»


Посвящение

Эта книга — молитвенный дар моего сердца
Матери Терезе по случаю празднования
в этом году ее 87го дня рождения.


Ее земной День рождения
приходится на 26 августа.


К моему величайшему
удивлению и радости
ее божественный День рождения —
день ее крещения —
приходится на 27 августа,
который является также
днем моего рождения.


Мое сердце именинника
склоняется, склоняется и склоняется
перед Душой именинницы-Матери.

Шри Чинмой
17 июня 1997

Это посвящение было опубликовано в первой книге, которую Шри Чинмой подарил Матери Терезе 17 июня 1997 года. Шри Чинмой был вдохновлен вручить ее Матери именно в этот день, не ожидая дня ее рождения 27 августа.

Предисловие

Шри Чинмой начал свою работу над этой книгой в июне 1997 года. Приближался 87-й день рождения Матери Терезы 27 августа и он был вдохновлен написать о ней цикл стихотворений. Побуждаемый внутренним чувством неотложности, Шри Чинмой завершил книгу ко времени своей последней встречи с Матерью, состоявшейся 17 июня. Они встретились в Нью-Йорке, незадолго до возвращения Матери Терезы в Калькутту. Мать с радостью приняла этот ранний подарок ко дню своего рождения и написала свои благословения на личном экземпляре книги Шри Чинмоя.

В течение нескольких последующих месяцев Шри Чинмой расширил книгу, включив в нее стенограмму и фотографии своей последней встречи с Матерью, а также особый телефонный разговор, который состоялся в их общий день рождения 27 августа.

5 сентября, когда Шри Чинмой давал Концерт Мира в Варшаве, Польше, он получил печальное известие о кончине Матери Терезы. Вторая часть книги содержит дань его уважения Матери Терезе, соболезнование Сестре Нирмале и Сестрам Миссии Милосердия, а также несколько интервью, в которых он поделился своими взглядами на жизнь и труд Матери Терезы.

Для Шри Чинмоя эта живая святая нашего времени вечно останется «Моей Матерью Сострадания и моей Сестрой Нежности».

Мать Тереза молится о всеобщем мире.

Часть 1


Собственный Автограф Бога

Лирика, посвященная Матери Терезе

Мои сестры и братья мира,
Разве мы так слепы, что не можем видеть
Собственный Автограф Бога
На челе Матери Терезы?

Мать,
Находиться в твоем благословенном присутствии —
Значит дышать
Дыханием живого сострадания.

Мать,
Твое единственное слово
Преобразило тысячи неверующих
И разуверившихся.

Если на земле кому-то из умирающих страждущих
Нужен тот, кто бы плакал о нем,
С ним и в нем,
Он может ясно видеть
Распростертые объятия Матери Терезы,
Приближающиеся к нему
Быстрее самого быстрого.

Находиться в присутствии Матери Терезы —
Значит подружиться
С бесценными мгновениями.

Мать Тереза говорит нам,
Что правильный выбор
И единственный выбор —
Это Сердце-Сострадание Христа.

Сердце Матери Терезы
Всегда останется неприкосновенным
Для теней страха и сомнений.
Собственный автограф Бога

Одним мимолетным взглядом
Мать Тереза просветляет
Наши плачущие глаза, ищущие умы
И устремленные сердца.

Мать Тереза делает многое, многое
Для улучшения мира,
Но когда она смывает
Несказанные страдания
Отверженных
Струящимися слезами своего сердца —
Это самое лучшее из всего,
Что она делает.

Мать Тереза —
Мечтательница о счастье
В сердце страдающего,
Заточенного в тюрьму человечества.

Что говорит Мать Тереза,
Когда подходит
К несчастным страждущим?
«Не тревожься, дитя мое, Бог идет к тебе.
Я действительно вижу в тебе живое присутствие
Самого Иисуса Христа».

Лодка жизни Матери Терезы плывет
Между пристанями-берегами
Ее собственной души-бабушки
И ее собственного сердца-внука.

Мать Тереза говорит всему миру,
Что сердце любви
Бесконечно сильнее,
Чем мы можем себе представить.

Когда я смотрю в свои глаза сострадания,
Я ясно вижу, что мои глаза
Никак не могут наполниться.
А когда я смотрю в глаза Матери Терезы,
Я ясно вижу, что ее очи сострадания
Никак не опустошатся.

Мать Тереза снова и снова говорит нам,
Что улыбка сердца
Незаменима.

В ее благословенном присутствии
Не она, а мы сами
Радостно и незамедлительно рубим
Свои огромные, гордые деревья-умы.

Мать Тереза всегда напоминает нам,
Что любая трудность —
Не что иное, как
Уверенность Бога в нас.

Своим сердцем сострадания
Бесконечности
Мать Тереза каждый день
Обнимает бесчисленные печальные сердца
Грядущих веков.

Мать Тереза говорит
Не только своим страдающим подопечным,
Но и каждому:
«Правильный ответ на вопрос жизни —
Не заточение в сомнении в себе,
А самораскрытие-просветление.
Все мы дети Бога».

В тот миг, когда я думаю о Матери Терезе,
Я сразу же делаю шаг вперед в вере,
В вере в Бога.

Мать Тереза говорит
своим умирающим подопечным,
Что Комната Сердца Бога
Не ведает закрытых дверей.

Мать Тереза говорит нам,
Что, если мы хотим преуспевать
На поле битвы жизни,
Мы никогда не должны отделять
Жизнь от сострадания.

Птица веры в Матери Терезе
Поет и танцует
Задолго до того, как видит
Расцветающую зарю.

Что она говорит своим пациентам?
Она говорит им:
«Смотри, смотри,
Бог полностью готов расцвести в тебе!
Он превратился в бессонную
Жажду по тебе».

Мать Тереза говорит своим пациентам,
Что Мечта Бога
Непременно исполнится в них и через них.

Мать Тереза
С любовью и нежностью советует нам
Не колеблясь ускорить
Проявление улыбок своих сердец.

Есть ли кто на земле,
Кто бы не согласился с нами,
Когда мы говорим, что Мать Тереза
Поистине особый Инструмент Бога
Для утешения страдающего и
Истекающего кровью человечества?

Мать,
Мы претендуем на любовь
Твоего сердца сострадания,
А ты любишь претендовать на
Наши несчастные жизни.

О Абсолютный Господь Всевышний,
Ты сделал нашу Мать
Воплощением сострадания.
Сделай же нас
Воплощением благодарности.

В тот момент, когда я прихожу
И оказываюсь в благословенном присутствии
Матери Терезы,
Я не вижу ничего, кроме волн улыбок,
Струящихся из ее полных сострадания глаз.

Несколько советов Матери Терезы:
всегда думай в первую очередь о других,
пусть вера в силу любви
преобладает в твоей жизни;
избавься от всех своих разрушительных,
негативных мыслей;
каждую минуту делай что-то для того,
чтобы все дети Бога
улыбались и были счастливы.

У Матери Терезы множество друзей,
Но самый лучший ее друг —
Молитва в безмолвии ее сердца.

В ней мы видим раскрытие
Ее Вечной души
И полное проявление
Ее Божественного сердца.

Мать Тереза просит нас
Делать одновременно два дела:
Касаться Стоп Бога
Своим умом-смирением;
Чувствовать Сердце Бога
Своей жизнью-чистотой.

Мать Тереза говорит нам:
«Слишком поздно для сомнений!
Молитвенно и самоотверженно
Поместите Господа
В каждый потаенный уголок
Своей жизни».

Бессонно и неустанно
Гигантскими шагами своегго рвения
Мать Тереза прокладывает путь
Миру, свободному от болезни и горечи.

Двадцать четыре часа в сутки
Мать Тереза живет
В своем золотом сердце
И серебряном языке.

Мать Тереза показывает нам,
Как силой искренних молитв
Мы можем поднять
Свою полную печалей внешнюю жизнь
До высоты собственного
Внутреннего света.

Мать Тереза говорит нам:
Чтобы быть по-настоящему счастливым,
Нужно неограниченно чувствовать
Единство своего сердца
С дыханием бедных.

Каждая убогая жизнь
И больное тело
Получают от сердца Матери Терезы
Приз утешения,
А от ее души —
Сюрприз просветления.

Мать Тереза напоминает нам
Что-то необычайно важное:
«Сила сама по себе
Не обладает истинной силой.
Сила обладает силой,
Лишь когда внутри нее
Расцветают цветы
Сострадания-любви».

Как сильно и замечательно
Мать Тереза вдохновляет нас видеть
Устремленное к Богу,
Вдохновленное Богом
И служащее Богу
Дерево жизни
В саду нашего собственного сердца!

В миг, когда Мать Тереза
Приближается к бедному, голодному сердцу,
Сам Бог устраивает
Пир Сострадания.

Хотя Матери 87 лет,
Но, к нашей величайшей радости,
Усталость не отваживается приблизиться
К ее недремлющему энтузиазму.

Мать Тереза не слепа
К недостаткам мира,
Но ее сердце-прощение
Больше самого большего.
Поэтому она способна вобрать в себя
Все недостатки мира.

У нее есть особое послание человечеству:
Молитесь, молитесь и молитесь
Об исполнении
Всех своих мечтаний.

Она также говорит нам:
Жизнь — не для жалоб.
Жизнь — для самосовершенствования.
Жизнь — для удовлетворения Бога.

Это верно,
Что Небеса исцеляют все земные печали.
Также верно,
Что рожденное Небесами дитя
По имени Тереза
Самоотверженно исцеляет
Безграничные земные печали.

В присутствии Матери Терезы
Земные желания оставляют тебя,
А Небесами рожденные желания входят в тебя.
Эти рожденные Небесами желания таковы:
Кормить бедных,
Служить нуждающимся.
Взгляни, и ты увидишь, что
Спаситель и страждущий —
Не кто иной, как Сам Христос.

Она навсегда останется
Не только исключительной,
Но и непревзойденной
В способности зажигать свечи надежды
Бесчисленных жизней
Огнями солнца-веры своего сердца.

Когда мы одухотворенно предлагаем Матери
То, что у нас есть, —
Сердце-благодарность,
Она благословляет нас
Тем, чем она является, —
Своей энергией-жизнью Бесконечности.

Каждый день Мать Тереза приглашает
Истинно служащих Богу
В бедных и нуждающихся людях
Отведать не оплывшую
жиром-эго жизнь.
Ведь это самая вкусная
Диета Бога-Блаженства.

Когда Мать Тереза омывает
Быстро приближающуюся смерть больных
Своим сердцем-состраданием,
Очами-состраданием
и руками-состраданием,
Ее душа и ее Господь Иисус
Плавают в море Экстаза Бесконечности.

Служение, служение, служение!
Мать Тереза хочет, чтобы мы
Бессонно и неустанно служили
Богу-творению,
А когда мы спрашиваем ее о том,
Что произойдет,
Если мы будем служить Богу так,
Как она этого хочет,
Мать отвечает:
«Придите ко мне!
Я для вас — самый быстрый лифт
На этаж Восторга Бога!»

Она велит нам побеждать
Волны постоянного страха,
Ухаживая за обреченными на смерть больными.
И вот мы становимся
Красотой Матери-Земли,
Мы становимся
Ароматом Отца-Небес.

Когда я представляю себе
Взгляд-служение Вечности Матери,
Я становлюсь участником состязания
по вдохновению мира.

Когда я чувствую
Ее служение-сердце Бесконечности,
Я становлюсь победителем-чемпионом мира.

Благословенное послание
Матери Терезы к нам:
«Конец — это освобождение от жизни и смерти.
Конец — это вечная жизнь.
А прежде этого — терпение».

Она говорит нам нечто еще:
«Прощайте, прощайте скорее.
Даже запоздалое прощение
Бесконечно лучше,
Чем отсутствие прощения».

Наконец, самое важное послание
Матери Терезы
Вновь и вновь отдается эхом
В нашем сердце-устремлении:
«Бог постоянно смотрит
На часы нашей любви-преданности-отречения.
Наше сердце отзывается на Его Шепот,
Наша жизнь — на Его Призыв».

Сердце-космополит

Размышления о жизни и высказываниях Матери Терезы


«Бог никогда не обрекал людей на страдание»

О дети Матери Индии, Мать Тереза права. Она всегда права. Пожалуйста, верьте тому, что она говорит о Боге и о человеческом страдании. Эти слова исходят из единства с Богом благодаря ее неустанным молитвам:

«Очень трудно убедить людей в Индии в том, что Бог никогда не обрекал людей на страдание».

«Призваны, чтобы иметь веру»

То, что с любовью и преданностью говорит Мать Тереза людям, занимающимся милосердием, религиозным людям и душевным людям, людям самоотдачи, является в высшей степени важным: «Мы призваны не для того, чтобы преуспеть, но чтобы иметь веру».

Всевышне избранный инструмент нашего Господа

Правильно говоря и правильно поступая не только с обычными людьми, но и с людьми, известными миру, Мать Тереза стала прекрасным человеком — всевышне избранным инструментом Самого нашего Господа на Небесах. Но нам трудно или даже совсем невозможно идти по ее стопам. Например, во время войны в Персидском заливе Мать Тереза писала и Президенту Соединенных Штатов Джорджу Бушу и Президенту Ирана Саддаму Хусейну, умоляя их прекратить войну, уносящую миллионы невинных жизней.

Сердце-космополит

Кто же является сердцем-космополитом, если не Мать Тереза? Кто же, если не Мать Тереза, хочет, чтобы каждый человек, согласно своему религиозному верованию, был по-своему совершенен, принося просветление Свыше?

Когда люди нападают на нее, обрушивая град критики и обвиняя ее в том, что она обращает в христианство каждого, она с чистотой и бесстрашием защищает себя так: «Я обращаю. Я обращаю вас в лучшего индуса, лучшего католика, лучшего мусульманина, джайниста или буддиста. Я хочу помочь вам найти Бога. Когда вы найдете Его, тогда это уже ваше дело, что вы захотите от Него».

Возвращая дом Богу

Бескорыстное сердце Матери Терезы — для всех. Ее ум-искренность, сердце-чистота и жизнь-божественность покоряют все человеческие души, независимо от того, кто эти люди и к какой вере они принадлежат. Каждую веру она считает своей.

Чего бы Мать Тереза не ожидала от своей жизни-молитвы, Бог-Дарующий исполняет это через определенных людей, ибо ее труд — не что иное, как Труд Самого Бога. Однажды судья-мусульманин из Калькутты переезжал в Дакку и продавал свой дом. Церковь хотела купить этот дом для быстро разрастающегося Ордена Матери Терезы. Ему предложили 125 000 рупий, что было слишком низкой ценой. Он сказал Матери Терезе, что вскоре даст ответ. Затем он отправился в ближайшую мечеть помолиться, прежде чем решить, принимать ли ему предложение. Вернувшись, он сказал со слезами на глазах: «Я получил этот дом от Бога. Я возвращаю его Богу».

Теперь его дом — детский дом Миссии Милосердия Матери Терезы.

Лидер Божественной и дисциплинированной армии

Дисциплина в любой сфере жизни имеет первостепенное значение. Нет дисциплины — нет исполнения. Жизнь Матери Терезы — это жизнь постоянной внутренней и внешней дисциплины. Она хочет, чтобы эту добродетельдисциплину воплощал каждый человек, если он стремится к внутреннему прогрессу или внешнему успеху, либо к тому и другому.

Позвольте поделиться с миром поразительным, забавным и просветляющим случаем. Любящий брат Матери Терезы, Лазарь, был армейским офицером. Он поделился с журналистом тем, что говорил своей сестре: «Подобно мне, ты — офицер. Ты могла бы поступить в военное училище». Затем он добавил: «Действительно, можно сказать, что она — командир подразделения, более того, целой армии. У нее невероятная сила воли, такая же, как у нашей матери. Она добросовестная и дисциплинированная католичка. Эта дисциплина — то, что присуще ей и всей ее конгрегации. Это очень суровый Орден, с очень точными правилами, продуманными до мельчайших деталей. А она их лидер».

Дела Матери Терезы — ее рекомендация

Дела Матери Терезы — ее собственная рекомендация. Однажды премьер-министр Индии Джавахарлал Неру принял приглашение посетить ее, но заболел. Несмотря на свою болезнь, Неру пришел к ней. Мать хотела рассказать ему что-то о своей работе. Неру тотчас возразил: «Нет, Мать, вам не нужно рассказывать мне о своей работе. Я знаю о ней. Поэтому я и пришел».

Живая Мать Кали

Было время, когда на Мать Терезу поступало много жалоб от индусов. Они думали, что она, в конце концов, обратит всех в христианство. Местные жители упросили комиссара полиции пойти и осмотреть Nirmal Hriday, ее дом для умирающих, который находился рядом со священным храмом Кали в районе Калигхат. В ответ на жалобы комиссар полиции пришел в ее Nirmal Hriday. Когда он увидел, как она обращается с больными — так молитвенно, так одухотворенно и с таким самопожертвованием, — он был очень тронут. Он сказал этим критикам: «В храме вы видите образ богини Кали из черного камня, а здесь я видел живую Кали». Мать Тереза преобразила инспектора в человека, видящего истину, верующего в истину и исполняющего истину.

Не количество, а отношение

Не количество, а отношение. Не сам дар, а то, что он воплощает. Мать Тереза бесконечно выше ценит дающего от сердца, чем дающего от ума.

Она рассказывает нам: «Было уже поздно (около десяти часов вечера), когда в дверь позвонили. Я открыла и увидела человека, дрожащего от холода.

«Мать Тереза, я слышал, вы только что получили важную премию. Когда я узнал об этом, я также решил предложить вам кое-что. Вот, возьмите — это то, что я собрал сегодня». Это было немного, но для него это было все. Я была тронута этим больше, чем Нобелевской премией».

«Молитесь ли вы обо мне?»

Бесценные встречи, избранные разговоры по телефону и письма

Первая встреча

24 октября 1975 года в Штабквартире Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке проводилась Духовная Конференция на высшем уровне. Она проводилась по инициативе Храма Понимания. Шри Чинмой открыл конференцию медитацией с участием Генерального Секретаря ООН Курта Вальдхайма и вручил розу каждому выступающему. Мисс Эйлин Эган, сотрудница Матери Терезы и ее близкая подруга с 1955 года, описывает это событие в своей работе «Таково Видение Улицы» (1985)

Организация Объединенных Наций, 24 октября 1975.
(Мать Тереза вторая слева от трибуны в первом ряду.)

«В пятницу, 24 октября (1975 года) Мать Тереза находилась на сцене зала, примыкающего к зданию Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке. Рядом с Матерью Терезой на сцене были настоятель Кошо Охтани, представитель буддизма; раввин Роберт Гордис, представитель от иудаизма; доктор Сейед Хусейн Наср — от ислама; и Шримати Гаятри Деви — от индуизма. Мать Тереза представляла христианство.

Медитация Шри Чинмоя, лидера группы медитации при Организации Объединенных Наций, который открывал Конференцию, была временем, посвященным абсолютному безмолвию.

Мать Тереза говорила о любви Бога — сердце послания, принесенного Иисусом. Она просила участников — иудеев, христиан, мусульман, индуистов и буддистов — служить бедным и нуждающимся как «братьям и сестрам в единой семье, созданной одним любящим Богом».

Письмо Матери Терезы

Июль 1989

Дорогой Шри Чинмой!

Примите мою молитву и наилучшие пожелания по случаю Вашего Серебряного Юбилея — 25-летнего пребывания в США.

Давайте все чаще и чаще предоставлять Богу возможность использовать нас в качестве Своих инструментов покоя, благодаря нашей готовности любить так, как любит Он. Указывайте путь к миру, ободряя всех, кто приходит к Вам, чтобы любить, давать и особенно прощать. Прощение других, — не осуждая их побуждений, но любя их до боли, — избавит от гнева и других препятствий на пути к истинному покою. Продолжайте осознавать покой в самом себе, во всем том, кем вы являетесь и кем стремитесь быть. Да благословит Бог Ваши старания.


Благослови Вас Бог,
Мать Тереза, М.М.

Вторая встреча

1 октября 1994 года в Доме Миссии Милосердия, расположенном возле Церкви Сан Грегорио в Риме, Италия, состоялась вторая встреча Шри Чинмоя с Матерью Терезой

Было четыре часа тридцать минут пополудни. Я ожидал Мать Терезу в очень маленькой комнатке, а около сорока моих учеников находились неподалеку от здания. Она вошла в комнату и возложила руки мне на голову. Она благословила меня и сказала: «Я так счастлива, что вы пришли навестить меня. Я так много слышала о вас, много хорошего. Я так счастлива, так счастлива».

Поскольку это была ее личная комната, я оставил свои сандалии в углу и остался в одних носках. Она заметила, что я был без сандалий, и сказала: «Пожалуйста, не сердитесь, что я в сандалиях. У меня замерзли ноги». Потом она сказала: «Поскольку я в сандалиях, вы тоже должны обуться». Я снова надел сандалии, и мы сели рядом. Я вручил ей цветы. Она пояснила, что, прибыв в аэропорт из Албании в три часа дня, она должна была отправиться на другую встречу. Но она отменила ее и сразу приехала, чтобы встретиться со мной.

Затем я сказал ей несколько слов по-бенгальски, но она предпочла говорить со мной по-английски. Она свободно говорит по-бенгальски, но не захотела говорить на этом языке.

Мы сидели за очень маленьким столиком. Мои руки были сложены на сердце. Через несколько секунд она дотронулась до моей левой руки и потянула ее к себе. Затем она начала сжимать мои пальцы, один за другим, от кончика пальца до запястья. Когда она сделала это с моей левой рукой, она взяла мою правую руку, лежавшую на сердце, и сделала то же самое, рассматривая ее и сжимая то один, то другой палец с такой любовью. В одно мгновение она вела себя, как мать, в другое — как старшая сестра, в третье — как младшая сестра. Это было похоже на семейную встречу брата и сестры. Никакой другой человек с мировым именем не проявлял ко мне такой любви!

Затем мы заговорили одновременно. Я сказал ей: «Вы — Мать сострадания», а она сказала мне: «У вас есть огромная любовь. Вы всегда делаете что-то прекрасное для Бога».

Я ответил: «Мать, вы делаете это в нас и через нас. Мы просто инструменты».

Она показала мне на стене фотографии бедных и прокаженных в Калькутте и фотографии нескольких детей, которым она помогла. С такой гордостью сказала, что сари, в которое она одета, сделано прокаженной. Сказала, что оказала помощь более 130 000 бедным и нуждающимся.

Я сказал: «Вы покорили их сердца. Вы покорили не только их, но покорили и Индию; не только Индию, а и весь мир. Весь мир испытывает к вам бесконечную благодарность. Вы подняли сознание всего мира. И каждый день, Мать, вы кормите тысячи людей. Вы открыли 440 домов, чтобы кормить бедных, 120 из них — в Индии. Я читал о вашей непрерывной жертве. Вы — Мать непрерывной жертвенности».

Она ответила: «Иисус Христос так сильно страдал ради любви к нам. Я чувствую, что так мы можем разделить с Ним Его Страдания. Он сказал так прекрасно: «Все, что вы делаете для малых сих Моих братьев, вы делаете для Меня». Это Ему мы служим в бедных и больных. Они беднее самого бедного, они страдают от всевозможных болезней, но Бог любит их. Иисус сказал: «Ибо Я был голоден, и вы дали Мне пищу; Я жаждал, и вы дали Мне пить; был гол, и вы одели Меня, болен; и вы позаботились обо Мне и помогли Мне».

Когда она говорила, я мог видеть, что все ее существо было наполнено состраданием. Я сказал ей: «Мать, ваше сострадание спасает мир».

— Много, много людей принимают участие, — сказала она.

— Мы — одна семья, — добавил я.

Затем Мать Тереза стала рассказывать много историй о своей жизни. Некоторые из них были очень личными переживаниями, которые должны остаться между нами; о других случаях я читал в ее биографиях. Как она открыла мне свое сердце!

Она рассказывала: «Молодая пара пришла в мой Дом, чтобы получить мои благословения, и они дали мне 10 000 рупий. Такая большая сумма денег! Я спросила их: «Где вы их взяли?» Они сказали, что только что поженились. Они не покупали свадебных нарядов и не устраивали свадебного торжества, потому что решили прийти и отдать все деньги мне, в пользу бедных. Когда я спросила их, для чего они совершили такую жертву, они сказали: «Мы хотели поделиться радостью любви». Представляете! Они дали мне десять тысяч рупий». Тогда я сказал: «Вы не упоминали сумму, 10 000 рупий, в своей книге».

— Да, — сказала она, — они дали мне десять тысяч рупий.

— Мать, у меня тоже есть что-то для вас, — сказал я. У меня в кармане был конверт с небольшой суммой денег в дар для нее. Я почувствовал, что это была прекрасная возможность дать их. От всего сердца я отдал ей свой дар любви. Как обычно, запечатывая конверт, я нарисовал на нем птиц. На этом конверте было три птицы. Матери Терезе они очень понравились. Она сжимала конверт и смотрела на меня с такой любящей нежностью.

Я вспомнил еще одну историю о ней, прочитанную мной. Я сказал: «Вас так любят дети. Один четырехлетний мальчик узнал, что у вас совсем не было сахара. И он не ел сахара три дня. Потом он пришел со своими родителями и дал вам немного сахара, который он сэкономил.

Другой малыш не хотел праздновать день своего рождения дома. Он хотел праздновать его у вас, вместе со всеми бедными детьми.

К вам пришла одна богатая дама. Она всегда покупала сари по восемьсот рупий. Вы попросили ее покупать их за пятьсот рупий, а остальное отдавать бедным. Затем, она постепенно снизила сумму до трехсот и даже до ста рупий. Когда она купила сари за сто рупий, вы сказали ей: «Не покупайте меньше, чем за сто».

Эти истории о любви людей к Матери Терезе так трогательны. Я рассказывал некоторые детали, о которых читал, а она добавляла еще. В один момент я упомянул о самом счастливом дне ее жизни — когда нынешний Папа Римский приезжал в Калькутту и посещал Нирмал Хридай. Мать Тереза сказала мне, что в тот день она молилась и молилась Богу только об одном: чтобы кто-нибудь умер в присутствии Папы. Она хотела, чтобы Папа увидел умирающего человека. И Бог ответил на ее молитвы.

Затем Мать Тереза спросила меня: «Откуда вы родом?»

— Я бенгалец. Я из Бангладеш, родился в Читтагонге, — ответил я. Потом я произнес «Читтагонг» на нашем диалекте: «Чатраграм».

— У нас есть дом в Дакке, — сказала Мать Тереза. — Туда пришло более тысячи детей.

— Дети приходят к своей родной матери, — сказал я. — Вы их родная мать. Я всегда буду помнить бессмертные слова премьер-министра Неру, когда он посещал Шишу Бхаван, ваш детский дом в Дели. Он сказал вам: «Особенно позаботьтесь об этих детях. Один из них может когда-нибудь стать премьер-министром».

Когда Мать Тереза говорит, она так полна жизни. Иногда она указывала на меня пальцем, а сколько раз она просто сжимала мои руки и держала их! Это совсем как сестринская или материнская нежность.

К этому моменту нашего разговора я вдохновился произнести имя Президента Горбачева. Я сказал: «Президент Горбачев так восхищен вами. Он мой близкий друг. Когда он узнал, что я еду сюда за вашими благословениями, он и его жена Раиса Максимовна, а также все сотрудники Фонда Горбачева, попросили меня передать вам свои самые одухотворенные молитвы и чувство преданности. Они посылают вам свою глубочайшую благодарность. Вы знаете Президента Горбачева?»

— Его зовут Михаил, но я говорю Майкл», — ответила она. — Я не встречалась с ним, но каждый год в День Святого Михаила я вспоминаю его и посылаю ему письмо. Но он никогда мне не отвечал.

— Он так благодарен вам за то, что вы приехали в Армению после землетрясения», — сказал я.

Тогда Мать Тереза сказала мне, что очень хотела бы встретиться с Президентом Горбачевым.

Я продолжил: «Я так благодарен вам, Мать. Сегодня моя жизнь получила благословение. В течение последних двадцати лет я пытаюсь получить ваш даршан».

Мать Тереза спросила меня: «Где вы живете?»

— Я живу в Америке, в Нью-Йорке, — ответил я. — Я живу там тридцать лет. Каждый вторник и пятницу я возношу молитвы в Организации Объединенных Наций. Это началось при У Тане. Много лет назад вы были в ООН по моему приглашению. Присутствовало около двадцати религиозных лидеров. Я подарил вам розу, Мать, и вы произнесли речь.

Мать Тереза сказала: «У Тан умер к тому времени, когда я была в ООН на этой религиозной программе, так что я не смогла встретиться с ним».

— Верно, — сказал я. — Он умер, но в духе он с нами. Он был подлинным человеком мира, и в его честь я каждый год вручаю Награду Мира имени У Тана. Недавно этой награды был удостоен глава ЮНИСЕФ господин Джеймс Грант. А сейчас я хотел бы вручить ее вам с моей глубочайшей преданностью. Я написал для вас песню и хочу, чтобы мои ученики исполнили ее для вас.

Когда мы с Матерью Терезой выходили во двор, она сказала: «Знаете, сколько людей мы подобрали на улицах Калькутты с тех пор, как я начала свою работу в 1952 году? 65 000. И индусы, христиане и мусульмане — все умирали вместе. Они подлинные дети Бога. Никто не умер неутешенным».

Я сказал: «Мать, вы дали им почувствовать, что они — дети Бога. Они не знали своего предназначения на земле, но вы дали им почувствовать, что они избранные дети Бога».

— Я никогда не слышала ни слова жалобы от наших больных и умирающих, — сказала Мать Тереза. — Они умирают от голода, заболевания крови, рака, но они никогда не жалуются. Я слышала, как многие богатые люди жалуются, но те, кто приходят к нам, — никогда.

— Это потому, что вы вывели в них изнутри на передний план божественность Иисуса Христа, — сказал я.

Мать Тереза продолжала: «Иисус сделал это очень ясным для меня: «Давай малым сим». Когда мы умираем и отправляемся к Богу, мы снова видим Лик Божий. Здесь, на земле, мы должны служить Ему в бедных и больных. И мы должны спасать детей. «Я был беден, и вы дали мне», — таковы Его слова. Вот почему наша работа так прекрасна».

— Ваша работа прекрасна потому, что вы прекрасны, — сказал я. — Ваше сердце — цветок, и они чувствуют аромат цветка.

С величайшей скромностью Мать Тереза сказала: «Бог даровал мне много Сестер в помощь в моей работе. Нас больше тысячи. За такое короткое время количество росло, росло, росло. И так много любви между Матерью и Сестрами».

Теперь мы находились во дворе. Всего за час до нашей встречи шел проливной дождь, а сейчас, каким-то чудом, он прекратился. Я попросил певцов спеть две песни, которые я написал о Матери Терезе: «Compassion-Mother» («Мать Сострадания») и «Nirmal Hriday». Она водила пальцем по нотам и безгранично наслаждалась. В конце она сказала: «Прекрасно, прекрасно! Большое спасибо». Затем мы начали церемонию вручения Награды Мира имени У Тана.

Господин Адхирата Кифи: Эта символическая награда членов группы «Шри Чинмой: Медитации Мира при ООН» Матери Терезе, Сердцу-Состраданию и Жизни-Служению Индии, слезы любви и благословенное прикосновение которой смягчили агонию бесчисленных человеческих жизней, и чей пример преданной, лучезарной и безоговорочной самоотдачи зажег повсюду в братьях и сестрах огонь посвящения себя служению миру. (Читает надпись на табличке) Матери Терезе: Лауреату Нобелевской Премии Мира святого смирения, молитвенно служащей Божественности, одухотворенно любящей человечество. От группы «Шри Чинмой: Медитации Мира при ООН». 1 октября 1994 года.

Мать Тереза принимает табличку.

Мать Тереза: Спасибо, спасибо. Я так много слышала о вашей работе по всему миру. Я так рада тому, что вы делаете для людей стольких стран. Да благослови Бог вас, Шри Чинмой, и всю вашу замечательную работу за мир. Давайте продолжать вместе работать и делиться друг с другом, все во славу Бога и на благо человека.

Господин Шамбху Винеберг: Мать, каждые два года Шри Чинмой организует бег за мир во всем мире в более семидесяти стран планеты. Этот факел держал Святой Отец. (Он передает Факел Мира Матери Терезе.)

Мать Тереза: Теперь Мать держит Факел Мира! (Обращаясь к Шри Чинмою) Вы тоже держите.

Мать Тереза и Шри Чинмой вместе держат факел. Затем Шри Чинмой вручает Матери Терезе медаль «Поднимая Мир Сердцем-Единством». Эта медаль вруча ется выдающимся людям разных жизни, чья работа по могла поднять стандарт человечества.

Мать Тереза: Большое спасибо и благословит вас Бог во всем, что вы делаете для Бога. Важно не то, сколько мы делаем, а то, сколько любви в наших сердцах. Помните, слова любви — это слова покоя. Молясь вместе, вы тоже обретете любовь. Семьи, которые молятся вместе, остаются вместе. А если вы остаетесь вместе, вы будете любить друг друга так, как Бог любит каждого из вас.

Иисус Христос пришел, чтобы дать нам благую весть, что Бог любит нас и что Он хочет, чтобы мы любили друг друга так, как Он любит каждого из нас. А чтобы нам было проще любить друг друга, Он говорит: «Все, что вы делаете для малых сих, вы делаете для Меня». И в конце жизни, когда мы умираем и отправляемся Домой, к Богу, Он говорит: «Придите, войдите на Небеса. Потому что Я был голоден, и вы дали Мне пищу, Я был гол, и вы одели Меня, Я был бездомным, и вы приютили Меня, Я был болен, и вы позаботились обо Мне, Я был в тюрьме, и вы навестили Меня». Вот что все вы стараетесь делать, вот как вы сможете сохранить в сердцах радость любви к Богу. Просто примите кого-то, просто любите кого-то, просто дайте кому-то покой и радость, чтобы возблагодарить Бога за Его великую Любовь. Благодарите Бога за все прекрасное.

Шри Чинмой (своим ученикам): Пожалуйста, принесите лекарства.

Мать Тереза: Соберите лекарства, и я отвезу их в Калькутту. Когда-нибудь вы должны приехать в Калькутту.

Ученики Шри Чинмоя ставят две большие коробки с лекарствами на землю перед Матерью Терезой. Лекарства были привезены из Америки, чтобы помочь в ее работе.

Мать Тереза: Благодарю вас от имени бедных. Вы сделали всем очень ценный подарок, прекраснейший подарок.

Затем Мать Тереза просит одну из своих Сестер принести ее «визитные карточки». Ученики Шри Чинмоя подходят к Матери Терезе, и она дает каждому свою карточку. На самом деле ее «визитные карточки» — маленькие листочки, на которых напечатана одна из ее молитв и ее имя. Шри Чинмой говорит, из какой страны каждый человек. Он поясняет, что более 700 его учеников приехали в Рим.

Мать Тереза: Эта карточка напомнит вам о Боге, чтобы молиться обо мне и всех наших Братьях и Сестрах, чтобы все мы могли продолжать Труд Божий с огромной любовью.

Шри Чинмой замечает, что недавно он написал музыку к молитве, напечатанной на карточке.

Шри Чинмой: Мать, могу я задержать вас еще на минуту? Я написал музыку к этой самой молитве. Я был так тронут этими словами, что написал к ним музыку.

Певцы исполняют песню-молитву:

Плод безмолвия — молитва.
Плод молитвы — вера.
Плод веры — любовь.
Плод любви — служение.
Плод служения — покой.

Мать Тереза

Мать Тереза (певцам): Вам нужно приехать в Калькутту и поработать с умирающими. Там 70 таких же, как вы, молодых людей со всего мира. Они приходят и молятся рано утром, и целый день работают с умирающими, больными и прокаженными. Затем вечером мы все вместе снова молимся. Они замечательные добровольцы. Так что, путешествуя по миру, остановитесь в Калькутте!

Затем Мать Тереза вместе со своими Сестрами произносит молитву благодарности.

Мать Тереза: Это мои особые молитвы. Когда мы будем молиться вместе, вы будете в наших молитвах. Мы произнесем эту особую молитву, чтобы Бог даровал вам Благословения. И я так счастлива получить лекарства специально для прокаженных.

К этому времени мы оказали помощь почти в семи тысячах случаев проказы в Индии. Правительство очень хорошо ко мне относится. Они дают мне землю, чтобы использовать ее для реабилитации этих больных. Я плачу только одну рупию в год, и это позволяет мне быть владелицей. Я не плачу налогов или чего-то подобного. Индийское правительство делает так много, так много.

Всем супругам мы даем в собственность маленький домик. Они живут вместе, и никто не убегает, слава Богу.

Теперь мы открыли дома для Труда Бога в России и во Вьетнаме. Во Вьетнаме так много детей-калек, и мы начинаем работать с ними. Так что, молитесь о нас, чтобы мы исполняли Божий Труд с огромной любовью. Благослови вас всех Бог, спасибо, большое спасибо. Молитесь о нас.

А когда вы будете в Калькутте, вспомните о моей визитной карточке! Однажды ко мне пришел человек и сказал: «Мать, у вас есть визитная карточка?» Я сказала: «Извините, у меня нет визитной карточки». Когда он уходил, он сказал: «Дайте мне одну из своих молитв». Через три дня он вернулся и сказал: «Я сделал эти визитные карточки для вас». Вот почему мы называем это визитными карточками.

Молитесь о нас, чтобы мы не тратили жизнь впустую и чтобы мы могли продолжать Божий Труд с огромной любовью. И я особенно хочу, чтобы вы помолились о том, чтобы мы смогли открыть дом для больных СПИДом. В Соединенных Штатах и в Европе огромное число случаев этого заболевания, так что, молитесь о нас, чтобы люди могли умирать в мире с Богом. До сих пор мы не смогли найти лекарства, но, если мы все будем молиться, я чувствую, что Бог, возможно, дарует нам такое лекарство. Спасибо, благослови вас Бог, спасибо, спасибо.

Заключительный комментарий Шри Чинмоя:

Итак, моя счастливая, самая счастливая, счастливейшая встреча с Матерью Терезой подошла к концу через сорок пять минут. С самого начала нашей личной беседы Мать Тереза проявляла ко мне столько нежности, доброты и уважения. Я был так глубоко тронут ее любовью и состраданием к страждущему человечеству.

Мать Тереза с любовью благословляет Шри Чинмоя, а он преданно воздает ей почтение и молится о ней. Они говорят наедине в начале их первой личной встречи 1 октября 1994 года. Встреча состоялась в Доме Миссии Милосердия в Риме, расположенном возле Церкви Сан Грегорио, и длилась сорок пять минут.

Мать делится со Шри Чинмоем множеством трогательных историй из своей жизни неустанного служения, а некоторые были очень сокровенными и личными переживаниями.

В саду возле дома Шри Чинмой показывает Матери песни на бенгальском и английском языках, которые он написал о ней. Бенгальский — его родной язык и язык, которым свободно владела Мать Тереза.

Ученики Шри Чинмоя из разных стран поют для Матери Терезы, а она в это время молитвенно водит по нотам пальцем.

Господин Адхирата Кифи, сотрудник ООН, читает представление Матери Терезы к Награде Мира имени У Тана. Он с благодарностью говорит о ее сердце безграничного сострадания и жизни неустанного служения.

Шри Чинмой кланяется Матери Терезе после вручения ей Награды Мира имени У Тана от себя и от группы «Медитации Мира при ООН», которой он руководит. В 1970 году по приглашению Генерального Секретаря ООН У Тана Шри Чинмой начал проводить дважды в неделю медитации мира при ООН для делегатов и сотрудников. Награда Мира имени У Тана вручается людям, воплощающим высокие духовные идеалы бывшего Генерального Секретаря ООН, и за выдающееся служение ради установления мира во всем мире. Среди получивших награду: Президент Советского Союза Михаил Горбачев, Президент ЮАР Нельсон Мандела, Архиепископ ЮАР Десмонд Туту.

Награда Мира имени У Тана. Из написанного следует:

Награда Мира имени У Тана вручается Матери Терезе, Сердцу-Состраданию и Жизни-Служению Индии, чьи любящие слезы и благословения утолили жажду бесчисленного множества человеческих жизней и чей пример преданной, сияющей и безоговорочной самоотдачи зажег пламя посвященного служения братьев и сестер по всему миру.

Мать Тереза, Лауреат Нобелевской премии Мира святого смирения, молитвенного служения божественности, одухотворенно любящей человечество.

«Простота и смирение, которые лежат в основе устава Миссии Милосердия, очень понятны, и их дух может быть проявлен, как это уже многие делали и продолжают делать. Не ради себя, о Господь, а во славу Имени Твоего».

Мать Тереза

Шри Чинмой гордо и радостно передает Матери Терезе Факел Мира «Всемирного Бега Мира Дома Единства», проходящего в 70 странах.

Высоко держа Факел Мира с прекрасным и несравненным энтузиазмом, Мать дарит невообразимую радость всем присутствующим.

«Давайте продолжим вместе работать и вместе сопереживать, все во славу Бога и на благо человека».

Мать Тереза

Мать Тереза и Шри Чинмой проводят вместе драгоценные мгновения, наполненные духовной радостью.

Мать Тереза любяще благословляет одну из учениц Шри Чинмоя, которая преданно координировала работу по сбору медикаментов для Мисии Матери Терезы.

Мать проливает свою сострадательную нежность на ученика Шри Чинмоя, который говорил с ней по телефону в период подготовки встречи.

Разговоры по телефону

15 октября 1994

Шри Чинмой: Мать, это Шри Чинмой. Как вы себя чувствуете сегодня?

Мать Тереза: Хорошо. Я уверена, что вы молитесь обо мне.

Шри Чинмой: Да, Мать! Каждый день я молюсь о вас всем своим сердцем и душой. Завтра я буду встречаться с Президентом Горбачевым. Не хотите ли, чтобы я передал ему от вас какое-нибудь послание?

Мать Тереза: Я так счастлива, что вы встретитесь с ним. Пожалуйста, скажите ему, что у нас 15 домов в России. Я бы хотела с ним встретиться, но он так занят!

Шри Чинмой: Я обязательно передам ему ваше послание. Мать, я надеюсь вскоре снова встретиться с вами.

Мать Тереза: Мы обязательно будем вместе! Благослови вас Бог.

18 октября 1994

Шри Чинмой сообщил госпоже Ирине Маликовой, заместителю директора Фонда Горбачева по международным отношениям и связям с прессой, что Мать Тереза упомянула о том, что она пишет Президенту Горбачеву каждый год, но он не отвечает, а также о том, что она хотела бы встретиться с ним. Госпожа Маликова передала послание Матери Президенту Горбачеву.

Через несколько недель госпожа Маликова сообщила Шри Чинмою, что Президент Горбачев уже послал Матери Рождественскую открытку. Шри Чинмой, испытывая счастье и гордость, поделился добрыми новостями с Матерью по телефону.

23 ноября 1994

Шри Чинмой: Мать, я хочу поделиться с вами небольшой радостной новостью. Милостью Бога я смог завершить свои 700 стихотворений о покое. Каждое стихотворение — моя искренняя молитва о всеобщем мире.

Мать Тереза: Чудесно! Слава Богу! Шри Чинмой, вместе мы будем работать и вместе будем молиться о мире. Это приведет к Богу многих людей. Работа для мира — это работа ради любви, работа ради любви — это работа для мира. Пожалуйста, продолжайте молиться, чтобы мы могли продолжать работу Бога.

Шри Чинмой: Спасибо вам, Мать, за ваши благословенные и просветляющие слова. Я буду продолжать молиться о вас каждый день в самых глубинах моего сердца-устремления.

Мать Тереза: Кстати, я получила Рождественскую открытку от Президента Горбачева. Его поздравление пришло раньше, чем все остальные!

Шри Чинмой: Мать, я так счастлив, я так счастлив. Во время нашей с вами последней беседы вы сказали мне, что он никогда вам не пишет. Я передал ему это. Мать, он действительно хороший человек с большим сердцем.

Мать Тереза: Я это знаю. Теперь мы с вами должны продолжать молиться друг о друге. Благослови вас Бог!

После этого телефонного разговора Шри Чинмой сообщил госпоже Ирине Маликовой о том, что Рождественская открытка с поздравлением от Президента Горбачева пришла первой. Она передала это Президенту Горбачеву, и тот был очень рад.

6 февраля 1995

Ученик Шри Чинмоя: Мать, Шри Чинмой попросил меня выразить вам его молитвенную любовь и благодарность.

Мать Тереза: А как Шри Чинмой? Слава Богу! Слава Богу!

Ученик: Шри Чинмой недавно побывал во Вьетнаме и организовал там много прекрасных программ за мир.

Мать Тереза: Очень хорошо! Очень хорошо! Мы открыли там дома. Я снова собираюсь туда. Пожалуйста, попросите Шри Чинмоя молиться о нас. Я напишу Шри Чинмою! Пожалуйста, пришлите мне еще раз его адрес. Да! Шри Чинмой так усердно трудится ради мира во всем мире!

Ученик: Мать, Шри Чинмой хотел бы узнать, получили ли вы письмо от Президента Горбачева, в котором он приглашает вас стать членом организации «Заботы о здоровье детей» Международного Фонда Горбачева?

Мать Тереза: Нет, оно еще не пришло. Мы вернемся к этому разговору после того, как я получу письмо. Мне очень не терпится получить письмо от Президента Горбачева! У нас тринадцать Домов в России!

Как Бог направляет к нам людей! Однажды у нас не было молока, чтобы напоить 150 наших младенцев! Пришел индийский джентльмен. Он услышал внутри себя голос, велевший ему: «Иди и принеси молока Матери Терезе!» И он привез большой ящик. Я открыла его и увидела, что там как раз достаточно молока для наших младенцев! Это живое чудо! Люди приходят с раннего утра.

На днях я получила письмо от ребенка из Соединенных Штатов. Он писал: «Мать Тереза, я так люблю тебя. Я посылаю тебе свои карманные деньги. Это чек на три доллара».

Один молодой человек и девушка в Индии только что поженились. Они оба индусы. Они дали нам 10 000 рупий. Я не могла поверить! Перед свадьбой они решили не покупать свадебных нарядов, а отложить деньги для бедных. Ничего, даже нарядного сари!

Это все Труд Бога! Это именно Он, а не мы, делает все!

Скажите Шри Чинмою, что я молюсь за него особенным образом, и попросите его молиться обо мне.

17 февраля 1995

Шри Чинмой: Мать, я звоню, чтобы получить ваши благословения.

Мать Тереза: Молитесь за меня.

Шри Чинмой: Вы прочли письмо Президента Горбачева? Мать Тереза: Я еще не получила его. Подождем, пока оно не придет. Вам надо как-нибудь приехать сюда в Калькутту и навестить меня!

Шри Чинмой: Я буду счастлив приехать и навестить вас. А пока я ежедневно молюсь о вас.

Мать Тереза: Спасибо! Именно это нам нужно больше всего.

22 февраля 1995

Шри Чинмой: Мать, я звоню вам из Нью-Йорка. Как вы себя чувствуете, Мать?

Мать Тереза: Хорошо. Вы молитесь обо мне?

Шри Чинмой: Конечно, я молюсь о вас.

Мать Тереза: Кстати, сегодня я получила письмо от самого Президента Горбачева. Я помолюсь над ним и прочту его полностью, а завтра я решу. Пожалуйста, позвоните мне завтра, если сможете.

Шри Чинмой: Спасибо, Мать. Я непременно позвоню вам завтра.

23 февраля 1995

Шри Чинмой: Мать, я молюсь о ваших благословениях. Каково ваше решение относительно письма Президента Горбачева?

Мать Тереза: Я решила. Я не имею дела с политикой.

Шри Чинмой: Мать, говорю вам, он прекрасный человек. Я знаю его лично. Хотя он и политик, он так много сделал для мира во всем мире и для улучшения всего мира. Его жизнь — сама жертвенность. Он объединил две Германии и освободил много миллионов людей в Венгрии, Польше и Чехословакии. Он действительно человек сердца. Я просто восхищен им.

Мать Тереза: В самом деле?

Шри Чинмой: Да, Мать, я действительно восхищен им и преклоняюсь перед ним. Мать, он попросил присоединиться в качестве почетного члена также и меня. Он хочет, чтобы мы с вами помолились о нем и его служении бедным и больным детям. Я с радостью и гордостью согласился, Мать.

Мать Тереза: О, очень хорошо! Вы тоже молитесь! Да, я могу это делать! Я могу молиться о нем и русских детях. Раз так, я с радостью принимаю это. Я напишу Президенту Горбачеву и скажу ему, что согласна.

Шри Чинмой: Мать, я знаю, что Президент Горбачев будет очень счастлив и очень благодарен вам. Он знает, что ваши святые молитвы о его страдающих русских детях будут непременно услышаны. Я так горд и признателен ему за его просьбу присоединиться к вам, Мать, с моими скромными молитвами.

Мать Тереза: Благослови вас Бог! Пожалуйста, помолитесь обо мне и обо всех наших Сестрах.

Шри Чинмой: Да, Мать, я каждый день молюсь о вас со всей любовью, преданностью и благодарностью моего сердца.

Письма Матери Терезы

12 мая 1995

В сокращении

Дорогой Шри Чинмой!

Поздравляю Вас с 31-й годовщиной приезда в Америку и служения человечеству по всему миру.

Я благодарю Бога за Его любовь к Вам и за ту радость, с которой Вы служили и продолжаете служить Ему. Пусть Он всегда пребывает в Вас, дабы Вы все больше и больше превращались в Его любовь и сострадание в этом мире.

Это так чудесно — думать о величайшей любви Бога к Вам и ко мне, ибо Он дал нам возможность совершить для Него нечто прекрасное. Да пребудет моя молитва с Вами и Вашей группой.


Благослови Вас Бог,
Мать Тереза, М.М.

Миссия Милосердия
Шоссе А. Д. Ч. Бош, 54 а
Калькутта, Индия 700016

В сокращении

Дорогой Шри Чинмой!

Большое спасибо за Ваши молитвы и добрые пожелания. И здоровье, и болезнь — все это дары Бога. Помолимся Богу, чтобы дать Ему свободу использовать нас, не спрашивая нашего совета.

Храните в сердце радость любви к Богу, как свою силу, и делитесь этой радостью со всеми, кого встречаете.

Благослови Вас Бог.

Мать Тереза, М.М.

Декабрь 1995

В сокращении

Дорогой Шри Чинмой!

Спасибо за Ваше письмо и за то, что своими подарками Вы разделяете с нами работу любви для беднейших из бедных.

Сегодня Бог так сильно любит мир, что Он отдает Самого Себя. Он отдает ВАС и меня, чтобы мы были Его любовью и состраданием.

Я пользуюсь возможностью поздравить Вас со Святым Рождеством. Да позволит Богу каждый из нас использовать себя в качестве Его инструмента, чтобы принести мир на эту Землю.

Да будет моя молитва о Вас моим подарком.


Благослови Вас Бог,
Мать Тереза, М.М.

Третья встреча

4 июня 1996 года Шри Чинмой встретился с Матерью Терезой в Доме Миссии Милосердия в Бронксе, Нью-Йорк

Мать Тереза (встречая Шри Чинмоя с любовью): Я так счастлива спустя столько времени видеть вас, Шри Чинмой!

Шри Чинмой: Я снова пришел получить от вас благословения, Мать.

Мать Тереза: Благослови вас Бог! Спасибо! Благослови вас Бог! Спасибо! (Произносит свою особую молитву) «Плод безмолвия — молитва. Плод молитвы — вера. Плод веры — любовь. Плод любви — служение. Плод служения — покой». Эту молитву я повторяю каждый день.

Шри Чинмой: Каждый день, Мать, я молюсь о вашем добром здоровье.

Мать Тереза: Спасибо.

Шри Чинмой: Я живу здесь, в Нью-Йорке, уже 31 год. И я знаю, что вы приезжали сюда 25 лет назад. Ваша помощница сказала мне, что 25 лет назад вы приезжали сюда.

Мать Тереза: Да, в 1971 году мы основали здесь свою Миссию.

Шри Чинмой: Я всегда буду помнить нашу первую встречу в 1975 году. Я пригласил вас в Организацию Объединенных Наций. Там проходила конференция, и приехали религиозные лидеры, и вы очень милостиво благословили меня в аудитории Дага Хаммаршельда. Вы, Мать, приехали вместе с другими религиозными лидерами, и вы тогда благословили меня.

Мать Тереза: Вы так много делаете для нас.

Шри Чинмой (предлагая пожертвование): Мать, это мой дар вам, мой небольшой дар.

Мать Тереза (с чувством особой благодарности): Спасибо.

Шри Чинмой: В ближайшем будущем, Мать, я хотел бы чествовать вас в Организации Объединенных Наций. Время от времени вы приезжаете в ООН. По случаю дня рождения Святого Отца я предложил ему наши молитвы в ООН. Мои ученики также посетили 76 церквей и молились о нем, молились о его добром здоровье по случаю дня его рождения. То же самое я хотел бы сделать в ООН и для вас. Я хочу предложить вам наши молитвы.

Мать Тереза: Я слишком незначительна для этого.

Шри Чинмой: Нет, это не так! Мать всегда полна материнской любви.

Мать Тереза: Пожалуйста, молитесь обо мне.

Шри Чинмой: И еще вы обещали мне, Мать, что не отойдете от дел. Я не хочу, чтобы вы оставляли дела, пока Бог хранит вас на земле.

Мать Тереза: Я не оставлю дел. Я хочу исполнять Волю Бога.

Шри Чинмой: Правильно! Воля Бога для вас — продолжать, а не оставлять дела. Иногда вы говорите, что собираетесь уходить. Это разрывает наши сердца. Вы — океан сострадания для всех, кто к вам приходит.

Мать Тереза: В этом прелесть работы с этой конгрегацией: каждый может прийти и прекрасно выполнять Труд Бога наряду со всеми.

Шри Чинмой: Да, все вместе, но все-таки есть лидер, и этот всевышний лидер — вы.

Мать Тереза: Я не всевышний лидер. Я просто инструмент Господень.

Шри Чинмой: Вы — всевышне избранный инструмент.

Мать Тереза: Пожалуйста, молитесь о нас.

Шри Чинмой: Сейчас мои ученики хотели бы спеть две песни о Спасителе Иисусе Христе и одну короткую песню — о вас.

Певцы поют песни, написанные Шри Чинмоем на слова Спасителя Христа: «Not my will, but Thine be done» («Не моя воля, а Твоя да исполнится») и «Father, forgive them, for they know not what they do» («Отче, прости им, ибо не ведают, что творят»).

Затем они исполняют молитву самой Матери Терезы на музыку Шри Чинмоя:

The fruit of silence is prayer.
The fruit of prayer is faith.
The fruit of faith is love.
The fruit of love is service.
The fruit of service is peace.


Плод безмолвия — молитва.
Плод молитвы — вера.
Плод веры — любовь.
Плод любви — служение.
Плод служения — покой.

Шри Чинмой: Мать, это ваши слова. Дар любви — вот что вы даете нам, Мать. Ваша любовь преобразует глину в золото и уголь в алмаз.

Мать Тереза: Когда вы приедете в Калькутту? Пожалуйста, храните мою фотографию, чтобы вы могли молиться обо мне.

Шри Чинмой: Я молюсь, конечно, я молюсь о вас, Мать. Мать, я так горжусь вами. Вчера вы получили награду «Мужество Совести».

Мать Тереза: Какое название, прекрасное название!

Шри Чинмой: Я так горжусь вами, так горжусь вами. Как вы заслуживаете эту награду! Я так счастлив.

Мать Тереза благодарит Шри Чинмоя и с любовью прощается.

Мать Тереза с любовью встречает Шри Чинмоя в своем Доме Миссии Милосердия в Бронксе, Нью-Йорке, 4 июня 1996 года.

Мать Тереза очень одухотворенно и очень глубоко молится вместе со Шри Чинмоем, в то время как его ученики исполняют молитвенные песни, положенные на музыку Шри Чинмоем. Слова песен — бессмертные высказывания Спасителя Христа, а также молитва Матери: «Плод безмолвия — молитва...»

Во время встречи Мать рассказывает Шри Чинмою о своем труде любви в служении нуждающимся и отверженным во всех частях света. Она с энтузиазмом приглашает Шри Чинмоя посетить Калькутту и с любовью просит его молиться.

Шри Чинмой указывает на награду «Мужество Совести», недавно полученную Матерью Терезой, и говорит ей о своей бесконечной гордости и радости за это недавнее, очень заслуженное признание.

Разговор по телефону

13 апреля 1997
4:45 утра нью-йоркского времени

Шри Чинмой: Я звоню из Нью-Йорка получить ваши благословения, Мать. Как вы себя чувствуете?

Мать Тереза: Слава Богу, мне гораздо лучше! А вы все еще молитесь обо мне?

Шри Чинмой: Я молюсь о вас каждый день. Мать, у меня для вас хорошая новость. Через несколько часов я буду встречаться с Президентом Горбачевым. Можно ли мне сказать, что вы посылаете ему свои благословения?

Мать Тереза: Нет, нет. Я могу лишь молиться о нем. Он слишком велик. Скажите ему, что я буду молиться о нем.

Шри Чинмой: Мать, я бы хотел позвонить вам вскоре еще раз.

Мать Тереза: Позвоните. Молитесь обо мне. Благослови вас Бог. Всегда вспоминайте меня в своих молитвах.

Шри Чинмой: Спасибо, Мать. Вы всегда, всегда в моих молитвах, Мать.

Беседа с Президентом Горбачевым о Матери Терезе

13 апреля 1997
11:00 утра по нью-йоркскому времени

Несколько часов спустя после телефонного разговора с Матерью Терезой Шри Чинмой имел частную встречу с Президентом Горбачевым и его супругой Раисой Максимовной во время их короткого пребывания в Нью-Йорке. В беседе Шри Чинмой упомянул о своем утреннем телефонном разговоре с Матерью Терезой

Шри Чинмой (глядя на Раису Максимовну): Я человек молитвы. Этим утром произошло нечто очень важное. Я говорил по телефону с Матерью Терезой. Мать Тереза сказала мне, что она думает о Президенте Горбачеве — он так велик.

Президент Горбачев: Как она себя чувствует?

Шри Чинмой: Ей гораздо лучше. Она приедет в Нью-Йорк в следующем месяце. Время от времени я говорю с ней, и она пишет мне. Вот и сегодня я сказал ей: «Через несколько часов я встречусь с Президентом Горбачевым. Не хотите ли вы передать ему свои благословения?»

Она ответила: «Он такой великий человек! Я молюсь Богу, чтобы Бог благословил его. Но я не могу благословить его — он так велик».

Президент Горбачев (положив руку на голову): Она может! Потому что Горбачев так о себе не думает. Он считает себя обычным человеком.

Шри Чинмой: Но она так думает!

Президент Горбачев: Пожалуйста, передайте ей самые теплые слова поддержки и пожелания крепкого здоровья от меня и Раисы Максимовны.

Раиса Максимовна: И наше глубочайшее уважение.

Шри Чинмой: Я передам ей. Когда я встречался с ней последний раз, она рассказала мне, что четыре года назад послала вам открытку к Рождеству. А в прошлом году она, к своему удивлению и восторгу, получила первую Рождественскую открытку от вас.

Президент Горбачев: Я хотел пригласить ее в Милан на конференцию Нобелевских лауреатов. Но позднее мне сообщили, что она болеет и слегла.

Шри Чинмой: Сегодня, когда я говорил с ней, мне показалось, что ей намного лучше. В следующем месяце она приедет в Нью-Йорк.

Президент Горбачев: Хорошо, очень хорошо.

Раиса Максимовна: Так приятно слышать, Шри Чинмой, что Мать Тереза чувствует себя лучше. Я по-настоящему восхищена ею.

Президент Горбачев: Возможно, нам посчастливится увидеть ее когда-нибудь.

Шри Чинмой: Она тоже будет очень рада встретиться с вами!

Президент Горбачев: Я действительно хотел, чтобы она приехала в Италию и встретилась с Нобелевскими лауреатами, и все они могли обратиться с посланием к миру, который находится сейчас на границе XX и XXI веков — ведь мир опять полон опасности и беспокойства.

«Шри Чинмой: Медитации Мира при ООН»*

«Шри Чинмой: Медитации Мира при ООН» — ассоциация делегатов и сотрудников ООН, представителей неправительственных организаций и корреспондентов, которые дважды в неделю проводят медитации мира и участвуют в других программах при Штаб-квартире ООН».

16 апреля 1997

Миссия Милосердия Матери Терезы
Шоссе Ачарья Джагадиш Чандра Бош, 54а
Калькутта, Индия 700016

Дорогая Мать!

Я очень благодарен Вам за разговор со мной и Ваши святейшие благословения, которые я получил несколько дней назад. Я так счастлив и горд, что вскоре Вы приедете в Нью-Йорк. Где бы Вы ни путешествовали, несметное число устремленных душ получают неповторимую возможность напитаться Вашей бесконечной Материнской любовью, нежностью и состраданием. И эти божественные благословения приходят прямо от Самого нашего Господа Спасителя. Именно поэтому мне доставляет величайшую радость послать Вам дар моей любви — оплатить Ваш билет на самолет из Индии в Нью-Йорк.

Мать, я хочу поделиться с Вами, что в прошлое воскресенье, всего несколько часов спустя после нашего разговора, я встречался с Президентом Михаилом Горбачевым и его женой Раисой Максимовной. Я рассказал Президенту о том, что Вы особо молитесь о нем, и он был очень счастлив. Он выразил горячее стремление встретиться с Вами.

Я молюсь нашему Господу Всевышнему, чтобы Он даровал Вам Свои избраннейшие Благословения здоровья и радости, чтобы Вы смогли продолжать распространять по всему миру Его Свет-Любовь.

Ваш во Всевышнем,
Шри Чинмой

Организация Объединенных Наций: Дом-Сердце Тела-Мира

Мы верим, что каждый человек обладает способностью постичь Изначальную Истину. Мы также верим, что человек не может навсегда остаться и не останется несовершенным. Каждый человек — инструмент Бога. Когда настает час, каждая индивидуальная душа слушает приказы Бога. Когда человек слушается Бога, его несовершенства превращаются в совершенство, его невежество — в знание, его ищущий ум — в раскрывающий свет, а его неуверенная реальность — во всеисполняющую Божественность.

Письмо Матери Терезы

Апрель, 1997

В сокращении

Дорогой Шри Чинмой!

Милосердие начинается сегодня. Именно сегодня кто-то страдает, сегодня кто-то выброшен на улицу, сегодня кто-то голодает. Наша работа — для сегодняшнего дня, вчера уже прошло, а завтра еще не наступило. У нас есть лишь сегодня, чтобы сделать Бога известным, любимым, сытым, одетым, имеющим приют. Не ожидайте завтрашнего дня. Завтра их не будет с нами, если мы не накормим их сегодня.

Спасибо за ваш подарок, благодаря которому Вы делаете это реальностью в своей жизни.

Моя молитва о Вас будет Вам благодарностью.

Благослови Вас Бог.
Мать Тереза, М.М.

Четвертая встреча

3 июня 1997 года Мать Тереза пригласила Шри Чинмоя навестить ее в Доме Миссии Милосердия в Бронксе, Нью-Йорк. Когда Шри Чинмой приехал, Сестра Савита, Настоятельница Миссии Милосердия Восточного побережья США, открыла ему дверь и сказала, что Сестры уже ждут его. Она улыбалась и была самой добротой. Они вошли внутрь, в маленькую комнату, где Шри Чинмой встречался с Матерью Терезой в предыдущем году, и Сестра Паула-Мэри приветствовала их открытой улыбкой

Сестра Нирмала (она мило представилась и была очень рада): Шри Чинмой, меня зовут Нирмала». (Недавно Сестра Нирмала была избрана на высший пост Настоятельницы Миссии Милосердия.)

Шри Чинмой: Сестра Нирмала! Поздравляю, поздравляю!

Поздравив Сестру Нирмалу, Шри Чинмой вручил ей особый подарок, чтобы отметить это событие. Это был сделанный с душой подарок — зеркало с выгравированным на нем портретом Матери Терезы. Портрет был обрамлен рисунками двадцати птиц.

Сестра Нирмала: Кто нарисовал этих птиц?

Шри Чинмой: Это мои птицы.

Сестра Нирмала была так счастлива подарку и с восторгом приняла его.

Шри Чинмой (Сестре Пауле-Мэри): Прошлый раз, когда я здесь был, на столе стояла очень особенная награда.

Сестра Паула-Мэри открыла шкафчик и показала Шри Чинмою статью в журнале с фотографией, на которой была изображена Мать Тереза, получающая награду «Мужество Совести».

Незадолго до прихода Матери Терезы, в комнату вновь вошла Сестра Нирмала, излучая любовь и заботу.

В 19 часов 17 минут в боковой двери появилась со сложенными руками Мать Тереза. Молодая Сестра помогала Матери Терезе, находившейся в инвалидной коляске, которой она вынуждена иногда пользоваться.

Шри Чинмой (с огромной радостью): Мать, Мать, я пришел, чтобы получить ваши благословения.

Мать Тереза (радостно, с восторгом и сострадательно помещает свои благословляющие руки на голову Шри Чинмоя): Благослови вас Бог, благослови вас Бог.

Шри Чинмой: Каждый день я молюсь о вас Господу. Мать, каждый день я молюсь о вас.

Мать Тереза: Каждый день! Молитесь и обо всей нашей конгрегации. Мы теперь в 120 странах, и у нас 584 Дома по всему миру.

Шри Чинмой: Я так рад, так рад.

Мать Тереза: Пожалуйста, продолжайте молиться о нас каждый день.

Шри Чинмой: Каждый день я молюсь, Мать, о вашем здоровье и об успехе вашей Миссии.

Мать Тереза: У меня всегда есть для вас подарок — моя любовь.

Шри Чинмой: Вы можете так много дать человечеству, Мать.

Мать Тереза: Теперь я хочу, чтобы вы особенно помолились о Китае.

Шри Чинмой: Я молюсь, я молюсь, Мать.

Мать Тереза: Вам нужно туда поехать.

Шри Чинмой: Обещаю.

Мать Тереза: Когда-нибудь вы должны поехать со мной.

Шри Чинмой: Я поеду. Мать, я хочу предложить вам нечто очень особенное. Я служу Организации Объединенных Наций уже много лет. Это очень особая награда от меня и группы «Медитации Мира при ООН». Здесь написано: «Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа Божественности». Это вы, Мать.

Мать Тереза (очень счастливая, читает слова награды и повторяет их за Шри Чинмоем): «Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа Божественности». (С трепетом держит награду на коленях) Это мне! Боже мой!

Шри Чинмой: Это вам, вам.

Мать Тереза: Спасибо большое. Благослови вас Бог. И, пожалуйста, продолжайте молиться обо мне.

Шри Чинмой: Мать, каждый день я молюсь о вас и буду продолжать молиться.

Мать Тереза: Спасибо, спасибо. (Дарит медали из Рима) Вот чудесные медали из Рима. Они исполняют молитвы.

Шри Чинмой (приняв медали): Мать, это письмо Президента Михаила Горбачева из России — для вас.

Мать Тереза: Скажите ему, что у нас есть Дома и в России.

Шри Чинмой: Президент Горбачев прислал это вам. Одна из ваших Сестер прочтет его вам, когда у вас будет свободное время. Поскольку он мой близкий друг, он знал, что я, вероятно, встречусь с вами. Только вчера он прислал мне это письмо.

Мать очень радостно взяла у Шри Чинмоя письмо, открыла папку и посмотрела на письмо.

Мать Тереза: Наши дома в России так прекрасны.

Шри Чинмой: Президент Горбачев так гордится вами, Мать. Он так благодарен вам.

Мать Тереза: Что в письме?

Шри Чинмой: Там приглашение для вас. Это все, что я знаю.

Мать Тереза (очень радостно): Благослови его Бог. В Индии у нас много Домов. Бог так добр к нам. У нас так много Сестер, Отцов, Братьев. Молитесь о нас, мы выполняем Божий Труд, Божий Труд, и вы в моих молитвах.

Шри Чинмой: Мать, мои молитвы всегда с вами. Каждый день я молюсь о вашем здоровье и об успехе вашей Миссии. Вы — избранный инструмент Господа. Сам Господь хочет, чтобы вы были на земле еще много, много лет. Так что, вам нужно благословлять нас. Вам нужно заботиться о своих детях — человечестве.

Мать Тереза: Мы в 120 странах — представляете! И у нас 584 дома в Индии и по всему миру. Так что, молитесь, чтобы мы хорошо выполняли Божий Труд. Пусть мир пребывает в покое.

Шри Чинмой: Мать, вы каждый день выполняете Божий труд.

Мать Тереза: Спасибо. Когда же вы приедете в Калькутту?

Шри Чинмой: Мать, я живу здесь, но, если я приеду в Калькутту, я обязательно буду искать вашего благословенного присутствия. Здесь несколько моих художественных работ, Мать (вручает несколько книг, содержащих поэтические и художественные работы).

Мать Тереза (с нежностью бабушки): И все так прекрасно сделано! Вам нужно приехать и встретиться со мной в Калькутте. Пятьдесят тысяч человек умерли у меня на руках и отправились на Небеса, пятьдесят тысяч человек. Всех их нашли на улицах, мы заботились о них и любили их, и они отправились прямо на Небеса, к Богу.

Шри Чинмой: Да, Мать, но именно вы привели их к Богу. Их души находятся в вашем сердце благословений и любви. Их души — сама благодарность вам, Мать, за то, что своими молитвами и благословениями вы привели их прямо к Господу.

Мать Тереза: У нас есть Сестры Милосердия, у нас есть Братья, у нас есть Отцы, у нас много, много добровольцев. Все мы молимся — одно сердце, полное любви. И вы тоже, пожалуйста, молитесь о нас.

Третья встреча Шри Чинмоя с Матерью Терезой состоялась 3 июня 1997 года в Доме Миссии Милосердия в Бронксе, Нью-Йорк. Перед встречей Сестра Нирмала с большой добротой приветствует Шри Чинмоя. Он вручает ей особую поздравительную награду в связи с ее недавним избранием Настоятельницей Миссии Милосердия.

Мать Тереза с огромным состраданием и радостью приветствует Шри Чинмоя, благословляюще положив свою руку на его голову.

С самого начала беседы Мать с любовью берет руки Шри Чинмоя и с любовью просит его молиться о ней и обо всей конгрегации.

Шри Чинмой вручает Матери Терезе специально учрежденную награду от имени группы «Медитации Мира при ООН». Награда называется «Мать Тереза: Цветок-Сердце Человечества, Аромат-Душа Божественности». Мать была чрезвычайно счастлива и держала награду у себя на коленях.

Шри Чинмой передает Матери Терезе письмо Президента Михаила Горбачева. Президент послал письмо Шри Чинмою, своему близкому другу, которое пришло только днем раньше. Он знал, что Шри Чинмой, возможно, вскоре встретится с Матерью Терезой. Мать очень радостно и с огромным интересом приняла письмо.

Шри Чинмой дарит Матери подарки, среди которых его духовные труды и художественные работы, в том числе две небольшие подарочные книги и несколько закладок для книг. Она проявляет свою материнскую любовь и признательность за прекрасные подарки.

Мать снова нежно берет руки Шри Чинмоя и просит его молиться о ней. Он очень радостно и благодарно соглашается. Шри Чинмой говорит Матери, что он молится о том, чтобы она оставалась здесь, с нами, и продолжала благословлять нас еще много, много лет.

Шри Чинмой: Я молюсь, молюсь, а также я особо молюсь о том, чтобы вы оставались здесь с нами еще много, много лет. Вам нужно быть с нами, чтобы благословлять нас, чтобы заботиться о нас.

Мать Тереза: Все во Славу Бога.

Шри Чинмой: Все во славу Бога.

Мать Тереза: Спасибо, спасибо, и благослови вас Бог. Спасибо, спасибо. Помолитесь обо мне особо.

Шри Чинмой: Я буду молиться. Я молюсь, молюсь, молюсь, Мать.

Мать Тереза и Шри Чинмой прощаются со сложенными руками, Шри Чинмой кланяется, прежде чем выйти из комнаты. Затем Сестра Нирмала представила Шри Чинмою нескольких Сестер.

Пятая, последняя встреча

17 июня 1997 года Шри Чинмой и около сорока его учеников приехали в Миссию Милосердия в Бронксе, Нью-Йорк, для встречи с Матерью Терезой. У входа их тепло встретили Сестра Нирмала, Сестра Савита и другие Сестры, которые пригласили их подняться наверх. Учеников Шри Чинмоя провожают в маленькую часовню у фасада здания

Шри Чинмой (радостно приветствует Сестру Нирмалу): О Сестра, Сестра!

Сестра Нирмала (приглашает Шри Чинмоя в маленькую приемную для встречи с Матерью Терезой): Добро пожаловать! Добро пожаловать! Пожалуйста, проходите, проходите, проходите! Сколько человек вы хотите пригласить с собой для личной встречи?

Шри Чинмой: Только одного — одного фотографа.

Сестра Нирмала выходит из комнаты и идет пригласить Мать. В 16:58 Сестра Нирмала привозит Мать Терезу в инвалидной коляске в комнату для интервью.

Шри Чинмой: Мать, Мать!

Мать Тереза (полная энергии, с трепетом и энтузиазмом приветствует Шри Чинмоя): Благослови вас Бог!

Шри Чинмой: Я так благодарен вам, Мать, Мать, Мать.

Мать Тереза (сжимая сложенные руки Шри Чинмоя и затем благословляя его голову своей правой рукой): Спасибо.

Шри Чинмой вручает Матери Терезе красивый стеклянный алтарь с изображением Спасителя Христа, держащего на руках агнца и с любовью благословляющего молитвенную Мать Терезу. Он освещается маленькой лампочкой у основания.

Как только Мать Тереза видит изображение Христа, выгравированное на стекле, она замолкает. Больше минуты она очень глубоко молится.

Мать Тереза (с трепетом и восторгом): Спасибо! Благослови вас Бог! Как вы это сделали?

Шри Чинмой: Скоро, в августе, день вашего рождения. Поэтому я преподношу вам этот подарок по случаю вашего дня рождения.

Мать Тереза: Это прекрасно, с маленьким агнцем.

Шри Чинмой: Мать, вы всевышне избранный агнец Спасителя.

Мать Тереза (указывая на стеклянного агнца): Я хочу, чтобы каждый был Его агнцем (она задумывается на несколько мгновений). Вы живете здесь, в Нью-Йорке?

Шри Чинмой: Да, Мать, я здесь тридцать три года.

Мать Тереза: Тридцать три года! (искренне и с любовью). Когда вы собираетесь приехать в Калькутту? (Говорит с особой нежностью и любящей требовательностью, которую можно встретить в бенгальских деревнях.) Приезжайте в Калькутту, приезжайте в Калькутту! У вас есть группа в Калькутте?

Шри Чинмой: Еще нет, Мать.

Шри Чинмой дарит Матери Терезе новую книгу «Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа Божественности», которую он только что написал о ней.

Мать Тереза (читая твердым голосом название книги вслух): Боже мой!

Шри Чинмой: Вот книга, которую я написал.

Мать Тереза: Вы написали?

Шри Чинмой: Вся эта книга — о вас.

Мать Тереза: Когда же вы ее написали?

Шри Чинмой: Многое я написал недавно. Сюда включена и наша встреча в Риме в 1994 году.

Сестра Нирмала (рассматривая фотографию личной встречи Шри Чинмоя с Матерью Терезой 3 июня 1997 года, всего две недели назад): Вы приезжали совсем недавно!

Шри Чинмой и Мать Тереза смотрят фотографии вместе. Мать Тереза с восторгом находит в книге фотографию Сестры Нирмалы. Она любит 62-летнюю Настоятельницу, которая родом из Непала.

Шри Чинмой: Мать, в книге не одна фотография Сестры Нирмалы.

Мать Тереза (глядя на свою собственную фотографию с Факелом Мира): Где я держала этот факел?

Шри Чинмой: В Риме, когда я приезжал в ваш Дом в первый раз.

Мать Тереза (Сестре Нирмале): Смотри, смотри, там пламя! Пламя! Пламя!

Шри Чинмой: В Риме мы пели для вас.

Мать Тереза (глядя в книге на ноты песни, которую Шри Чинмой написал на слова Матери «Плод служения — покой»): Она стала моей визитной карточкой. (Комментируя песни, написанные на бенгальском) Я знаю бенгали!

Мать Тереза продолжает смотреть книгу с огромной радостью и восторгом, пока Шри Чинмой поясняет разные разделы.

Шри Чинмой: Это Награда Мира У Тана, которую я вручил вам в Риме.

Мать Тереза (читая и рассматривая книгу с величайшим интересом): Да, да!

Шри Чинмой (отдавая конверт с пожертвованиями для ее Миссии): Мать, этот дар-благословение из самых глубин моего сердца.

Мать Тереза (очень тронута, кладет свою руку на руку Шри Чинмоя): Спасибо, спасибо. Это для тех, кого мы подбираем на улицах Калькутты. Пятьдесят тысяч людей умерли с миром — ни крика, ни плача, ни жалобы. Они отправились прямо к Богу. Они так сильно страдали, но они отправились к Богу с миром.

Шри Чинмой: Они отправились на Небеса, но свои сердца благодарности они оставили здесь для вас. Они оставили свои сердца благодарности.

Шри Чинмой показывает Матери Терезе фотографию в своей книге, где он молится перед видением Матери Марии, явившейся недавно в окне банковского здания в Клируотер, Флорида.

Шри Чинмой: Мать, недавно я был во Флориде. Это видение Матери, Матери Марии. На прошлой неделе я был там. Она являлась там, во Флориде. Мать Тереза (восклицая над фотографией): Она являлась во Флориде!

Шри Чинмой (пока Мать Тереза читает слова песни, посвященной Папе Павлу VI): Я встречался с ним три раза.

Мать Тереза просматривает раздел эпизодов из своей жизни, которые Шри Чинмой включил в книгу.

Шри Чинмой: В этом рассказе Папа Павел VI отдал вам свою машину, Мать, и вы продали ее потом с аукциона.

Мать Тереза (прочитав вслух рассказ о машине): Какая замечательная книга! Это просто прекрасная книга! Примите мои благословения.

Дважды во время общения Мать с материнской нежностью кладет свою руку на правое больное колено Шри Чинмоя. В безмолвии Шри Чинмой говорит: «Мать, вы лечите меня».

Мать Тереза продолжает просматривать книгу, комментируя написанное и фотографии. Она не пользуется очками, и ее зрение просто великолепно.

Шри Чинмой (переворачивая последнюю страницу): Мать, это последнее стихотворение в книге. В нем говорится: «Мать, у печальной планеты Земля есть особый дом-сокровищница, и этот дом — ваше сердце-сострадание».

Мать Тереза: Спасибо.

Шри Чинмой: Эта книга вышла только сегодня.

Мать Тереза (замечая посвящение): Она датирована 17 июня — сегодняшним днем!

Шри Чинмой: Она была напечатана моими учениками. Я привез много экземпляров вам и вашим Сестрам. Пожалуйста, поставьте автограф на моем экземпляре.

Мать Тереза с любовью подписывает экземпляр для Шри Чинмоя. Она пишет: «Благослови Вас Бог. — Мать Тереза, М.М.». Мать Тереза подписывает также экземпляр для Сестры Нирмалы. Затем она подписывает свой собственный экземпляр: «Благослови Бог — Мать Тереза, М.М.», опуская слово «Вас».

Шри Чинмой: Я так вам благодарен, так благодарен. (Снова возвращаясь к книге) Мать, я посвящаю ее вам по случаю дня вашего рождения.

Мать Тереза одухотворенно читает посвящение книги вслух и восхищается пурпурными птицами, которые Шри Чинмой нарисовал на обложке.

Мать Тереза: Благослови вас Бог!

Шри Чинмой (объясняя Сестре Нирмале): Я посвятил ей всю книгу. Мать так милостиво прочла первую страницу, посвящение. Вся книга посвящена ей. У моих учеников есть сигнальные экземпляры, и они уже переводят ее на многие языки.

Шри Чинмой (Матери Терезе): Мать, теперь мои ученики хотят спеть для вас в часовне.

Пока Мать Тереза и Шри Чинмой готовятся присоединиться к тем, кто ожидает в часовне, Шри Чинмой говорит ей: «Мы собрали для вас лекарства, Мать, — девяносто восемь коробок. Мы хотели бы показать вам эти коробки».

Мать Тереза: Где эти коробки?

Шри Чинмой просит Мать Терезу подойти к окну и посмотреть на коробки с лекарствами и медикаментами, которые привезли Шри Чинмой и его ученики. Выглядывая в окно, она видит огромную гору коробок, сложенных на тротуаре перед зданием. Она счастлива и восторжена.

Мать Тереза: Спасибо, спасибо. Как много вы потрудились ради бедных и нуждающихся, тех, кто беден духом, и тех, кто нуждается телом!

Шри Чинмой: Все это ваше сочувствие, ваше сочувствующее сердце. Мать, все это ваша милость. Каждую секунду вы отдаете свою жизнь бедным.

Мать Тереза: Я трачу так много денег на лекарства. У нас есть шесть мобильных амбулаторий в Калькутте, но мы все раздаем бесплатно. Наши бедные люди получают современные лекарства.

Шри Чинмой: Их сердца благодарности — внутри вас.

Мать Тереза: И умершие — прекрасные люди.

Мать Тереза и Шри Чинмой входят в часовню. Шри Чинмой идет за Матерью и бережно несет стеклянный алтарь. Ученики Шри Чинмоя с уважением встают и кланяются со сложенными руками. Мать Тереза сначала одухотворенно преклоняется перед распятием, а затем с большой радостью приветствует своих гостей. Многие Сестры также входят и преклоняют колени у стоп Матери.

Мать Тереза (обращаясь к тем, кто очарованно слушает ее): У нас есть детские дома в Калькутте, и мы отдаем детей для усыновления. Всего в Калькутте мы смогли устроить таким образом более 8000 детей. Мы сделали все надлежащим образом, и многие семьи усыновили их. Теперь они растут, и у них все хорошо. Некоторые дети уехали в Италию, Бельгию, а некоторые, естественно, остались в Индии. Люди очень добры. Все эти дети растут хорошо. Люди с радостью приняли их, так что каждый ребенок прекрасно устроен.

(Обращается к Шри Чинмою, указывая на стул рядом.) Садитесь, садитесь! Бог был очень добр к нам, посылая так много семей, готовых помогать нам. Если приходит молодая женщина, которая ожидает ребенка, я направляю ее в наш Шишу Бхаван. Я хочу, чтобы вы однажды приехали в Шишу Бхаван, в наш Детский Дом. Там у нас самые разные маленькие дети, наверное, больше 200 младенцев.

И еще у нас есть место для умирающих. Мы подбираем людей с улицы. У нас есть один дом, где прекрасной смертью умерло более 50 000 человек. Так что, в следующий раз, когда вы приедете в Калькутту, приходите повидать меня, и я заставлю вас очень упорно трудиться (радостный смех).

Люди так спокойны, так спокойны. На днях перед тем, как приехать сюда, я подобрала на улице человека. Он был весь покрыт червями. Мы сняли всех червей и не услышали ни малейшей жалобы. Он сжимал мои руки и говорил: «Спасибо». Он прекрасный, прекрасный — ни слова обвинения или жалобы. После того, как мы убрали всех червей, он был полон радости.

Люди очень добры к нам. Многие приходят и, прежде чем умереть, помогают нам служить людям. В Титагархе у нас есть центр больных проказой, и вот что они делают (указывает на свое белое хлопчатобумажное сари). Я хорошо им плачу, и на эти деньги они содержат свой маленький, маленький дом. Правительство было очень добрым ко мне, предоставив землю, поэтому я даю участок земли каждой семье. Их дети ходят в школу, и мы защищаем этих детей от заражения проказой. У них прекрасный дух семьи! Они вместе работают, они любят друг друга и помогают друг другу.

Сейчас мы стараемся открыть, по крайней мере, один дом для больных СПИДом. Новая болезнь распространяется в Индии очень быстро. Нет абсолютно никакого лекарства, они обречены на смерть, и это очень заразно. Это распространяется по всему миру, так что, пожалуйста, молитесь о нас, чтобы мы могли помогать им, по крайней мере, умирать в мире с Богом. Так много страданий. И их семьи так страдают. Вы должны молиться о наших людях, чтобы они смогли обеспечить их необходимыми лекарствами.

Так много страданий, но я никогда не слышала, чтобы эти люди кого-нибудь проклинали или кого-нибудь обвиняли. Это прекрасные люди. Люди, о которых мы заботимся, — индусы, мусульмане, христиане. У нас есть Дома для женщин и для мужчин. У нас есть Храм Кали, Калигхат. Он был ашрамом для людей, приходивших в храм для почитания. Они обычно отдыхали в этом доме, и правительство очень любезно предоставило этот дом мне.

Я помещаю сюда только тех, кого нахожу на улицах. Каждый день мы подбираем, по крайней мере, двоих или троих. Они страдают и умирают, но никогда не жалуются. Я никогда не слышала, чтобы они кого-то обвиняли. Я слышала обвинения от богатых людей, но никогда не слышала жалоб от бедных или больных людей. В Нирмал Хридай я подбираю только людей с улицы. И еще в Прем Дан у нас триста человек, которые тоже очень бедны. Мы кормим их; каждый день мы готовим на тысячу человек. Они получают очень хорошо приготовленные дал и рис, и я никогда не слышала, чтобы они жаловались или кого-то обвиняли.

Бог всегда очень добр ко мне. Многие помогают мне кормить людей. У нас еще есть передвижная клиника в Калькутте, в которой бывает никак не меньше трехсот пациентов. Заботиться о них очень дорого, так что, пожалуйста, будьте добры, собирайте любые оставшиеся лекарства.

Шри Чинмой: Мы будем! Мать, можно ли спеть несколько баджанов (обрядовых песен)?

Мать Тереза: Да, пожалуйста, спойте!

«Шри Чинмой Баджан Сингерс» * с преданностью исполняют песни об Иисусе Христе, написанные Шри Чинмоем на его родном бенгальском языке, в сопровождении фисгармонии, сантура, флейты и колокольчиков. Мать Тереза слушает со слезами на глазах, с величайшей любовью улыбаясь каждой участнице группы. Многие присутствующие тоже тронуты выступлением до слез.

* Интернациональная группа девушек-певиц, исполняющих традиционные индийские песнопения в стиле преданности.

Мать Тереза (глубоко растроганная после первых двух песен): Спасибо! Прекрасно! Как бы мне хотелось однажды взять вас в Калькутту. Наши люди в школе были бы рады услышать вас.

(Продолжая говорить о деятельности своей Миссии) Мы принесли клятву от всего сердца — бескорыстно служить беднейшим из бедных. Мы не принимаем никакой платы. Это совершенно бесплатное служение. Но люди так добры и готовы помочь, всегда кто-то приходит и кормит наших людей в Калькутте. У нас в Калькутте большой Дом. Более 50 000 человек умерли в Калигхате прекрасной смертью. Я никогда не слышала, чтобы они ворчали, я никогда не слышала, чтобы они кого-то обвиняли. Там только подобранные на улице. Есть еще отдельные Дома для семейных людей, которые очень, очень бедны. И еще одну прекрасную работу мы делаем в Индии: мы боремся с абортами, усыновляя детей.

Шри Чинмой (улыбаясь): Да, я слышал, говорят, что вы против абортов, и каждый день у вас все больше и больше детей!

Мать Тереза: Мы уже отдали для усыновления 8 000 детей — вот так мы боремся с абортами, усыновляя детей. Большинство детей уехали в Бельгию, Италию, а некоторые, конечно, остались в Индии. Правительство хорошо поддерживает нас. Эти дети сейчас растут такими большими! Так что я надеюсь, однажды они приедут и помогут мне (смеется).

Шри Чинмой Баджан Сингерс исполняют третью песню, «Jishu Kristo».

Мать Тереза (Шри Чинмою): Вы делаете прекрасное дело! Сестра Нирмала, которая тоже говорит на бенгальском, явно растрогана и в восторге от того, что Мать наслаждается песнями.

Шри Чинмой: Это мои молитвенные песни Иисусу Христу. Три, которые они спели, — на бенгальком, поскольку я бенгалец. Они поют на бенгали для вас. Теперь они споют песню, которую я написал о вас на английском.

Шри Чинмой Баджан Сингерс исполняют «Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа Божественности». Во время исполнения двое учеников Шри Чинмоя держат полотно со словами этой песни и одухотворенную фотографию Матери Терезы. 3 июня 1997 года Шри Чинмой вручил Матери особую награду с таким же названием.

Мать Тереза: Прекрасно! Наши люди были бы в восторге, если бы вы смогли когда-нибудь приехать и сыграть для них в Калькутте. Вы все живете здесь? У вас нет группы в Калькутте? Как же так? (К Шри Чинмою) В Калигхате люди будут счастливы, если все они приедут. Вы не привезете их в Калькутту? (смех).

Шри Чинмой (дарит Матери Терезе изысканную мандолину, поскольку из ее биографии он знает, что молодой девушкой она прекрасно играла на мандолине): Мать, это вам.

Мать Тереза: Бог мой! Впервые в жизни мне подарили мандолину (смех).

Шри Чинмой: Вы играли на мандолине, когда были студенткой. А сейчас не хотите сыграть? Вы играли.

С огромной радостью Мать Тереза поднимает мандолину так, чтобы ее увидели все. Затем она дает мандолину Сестре Нирмале, чтобы та подержала ее.

Мать Тереза: Мы в Калигхате, около храма Кали. Тот дом, где мы теперь находимся, раньше использовался людьми, которые приходили для почитания. Затем правительство предоставило нам все здание. Мы подобрали на улицах больше 50 000 людей. Никто не умирал на улицах. Их смерть была прекрасной. Мы помогаем им умереть с улыбкой. И еще в Титагархе у нас есть Шанти Нагар для больных проказой.

Шри Чинмой дает ей несколько медиаторов для мандолины.

Мать Тереза: Можно мне взять один?

Шри Чинмой: Они все для вас.

Мать Тереза (протягивает руку к небольшой стопке карточек): Это мои визитные карточки.

Шри Чинмой (своим ученикам): Подойдите все, пожалуйста. Мать Тереза сострадательно дает свои «визитные карточки» со своей особой молитвой каждому ученику Шри Чинмоя. Приняв визитные карточки от Матери Терезы, они получают медаль Матери Марии от Сестры Нирмалы. Мать Тереза объясняет, что это чудесные медали из Лурда.

Шри Чинмой (протягивая Матери Терезе ее фотографию в рамке): Эта фотография для Сестры Нирмалы. Я буду так рад, если вы сами подарите ее Сестре Нирмале. (Шри Чинмой показывает Матери Терезе, что, нажимая на эту особую фотографию, можно слышать голос Матери) Мать, на этой фотографии записан ваш голос.

Мать Тереза и Шри Чинмой вручают этот особый подарок Сестре Нирмале, и Мать комментирует, что она видит лицо Сестры Нирмалы внутри своей фотографии.

Шри Чинмой: Она всегда в вашем сердце.

Мать Тереза (присутствующим): Все ли получили мою визитную карточку? Очень хороший визит! (Смех.)

Шри Чинмой: Мать, а это для всех Сестер. (Шри Чинмой кладет перед Матерью тридцать ее фотографий в рамках.)

Мать Тереза: Они стали богатыми! Спасибо вам, Шри Чинмой, спасибо. Вы знаете, мы дали обет Богу — от всего сердца, бескорыстно служить беднейшим из бедных. Мы не принимаем субсидии правительства, у нас нет зарплаты, вознаграждения — ничего, кроме пожертвований. Бог был очень добр к нам. Сейчас мы в 120 странах, и у нас 584 дома. Можете себе представить? Бог всегда так добр к нам, и все помогают — индусы, мусульмане, христиане — все помогают. Так что, все старые сари и все, что у вас остается, всегда отдавайте бедным.

Шри Чинмой (протягивая маленькие ламинированные карточки с фотографией Матери Терезы): Мать, это ваша новая визитная карточка.

Мать Тереза: О Бог мой! (Читает написанное ею на карточке) «Покой начинается с улыбки» и «Я никогда не постигну все то доброе, что может совершить одна-единственная улыбка». Бог мой! Вы все получили такую? Это для нас? Это вы сделали?

Шри Чинмой (дарит 50 экземпляров своей новой книги о Матери Терезе): Это книга, которую я написал. Это для Сестер.

Мать Тереза: Мы поделились радостью любви. У нас есть Отцы, Братья, Сестры. У нас есть добровольцы, и еще у нас есть сотрудники. У нас есть активные Сестры и активные Братья в миру. Так много сердец вовлечены в работу с бедными людьми. Мы никому не позволяем умирать на улице. И не забудьте обо всех старых сари, которые у вас есть!

Шри Чинмой: Мать, эти мужчины и женщины хотели бы спеть две песни, которые я посвятил вам.

Мать Тереза: Как называется эта группа?

Шри Чинмой: Это «Глобал Сингерс» *. Они из разных стран.

* «Певцы со всего мира».

Мать Тереза: «Глобал Сингерс»? Именно поэтому им следует приехать в Калькутту (смех).

Певцы исполняют «Мать-Сострадание» и «Нирмал Хридай». Мать Тереза глубоко растрогана и счастлива, особенно счастлива слышать дань благодарности в адрес своих разных домов и проектов. Она улыбается и восклицает каждый раз, когда слышит слова «Нирмал Хридай», «Шишу Бхаван» и «Шанти Нагар».

Мать Тереза: Прекрасно! Спасибо! Вы должны приехать в Калькутту. (Поворачиваясь к Шри Чинмою) Вы должны привезти их в Калькутту.

У нас еще есть центр для больных проказой в Титагархе. У них у всех есть участки земли, и им предоставили семейные дома. Их дети ходят в школу. Это полностью изменило их жизнь.

Я хочу, чтобы вы особенно помолились о больных СПИДом, поскольку у нас нет для них лекарства, и это в высшей степени заразно. Нам нужно помочь им так, чтобы они могли умирать в мире с Богом. Это ужасные страдания, ужасные страдания. Здесь, в Бронксе, у нас есть Дом, и во многих местах мы получили Дома, чтобы помогать людям, больным СПИДом. Мы не можем принять в Доме больше пяти или десяти. Спасибо Богу, они умирают в мире с Богом. Это ужасная болезнь. Это такое ужасное страдание для семьи. Поэтому молитесь, чтобы мы помогали им умирать с улыбкой.

Шри Чинмой: Мы будем молиться о вас, мы будем молиться о вас. Теперь мои ученики прочитают несколько стихотворений из новой книги, которую я написал о вас.

Каждый из восьми учеников читает стихотворение из книги, Мать Тереза улыбается и благодарит каждого.

Мать Тереза: Прекрасно! Большое спасибо. Вы должны молиться, чтобы мы продолжали Труд Божий с огромной любовью, чтобы помочь им умереть в мире с Богом. Я никогда не слышала, чтобы они кого-нибудь обвиняли или кого-нибудь проклинали. На днях я подобрала на улице человека. Он был черным от червей, так что нам пришлось удалять червей одного за другим. Так мы помогли ему. Когда мы удалили всех червей, он подарил мне открытую улыбку и умер.

Шри Чинмой: Это была его благодарность.

Мать Тереза: Да, он подарил мне открытую улыбку, затем умер. Я видела, как умирают многие бедные люди, но я никогда не слышала, чтобы наши бедные люди кого-нибудь обвиняли. Это прекрасно, они помогают друг другу. Мы берем в свой Дом только людей с улицы. У нас есть еще и другой Дом, Прем Дан, и там у нас триста человек, очень, очень, очень бедных людей. Всех больных и умирающих мы забираем в свой Дом. Он — часть Храма Кали. Прежде люди приходили в это здание, прежде чем отправиться на поклонение. Затем правительство отдало его мне. Люди Кали Мандир очень добры ко мне.

Шри Чинмой: Вы помните этот случай? Однажды вы ехали в автобусе по Калькутте. Несколько калькуттских женщин критиковали и обвиняли вас в том, что вы обращаете индусов в христианство. Затем вы сказали им на бенгали: «Ami Bharater, Bharat amar» («Я принадлежу Индии. Индия — моя»). Вы заставили их замолчать. Они успокоились, когда услышали от вас «Ami Bharater, Bharat amar».

Мать Тереза (улыбается воспоминаниям): Никто никогда не говорил с ними на бенгали. Они были так удивлены, что я говорю с ними на бенгали. Это случилось раньше, чем я начала эту работу. Теперь мы служим только беднейшим из бедных. Но все люди так прекрасны. Я слышала, что многие винят кого-то или что-то, но эти бедные люди никого никогда не винят. Большинство из тех, кого мы подбираем, находятся в ужасном состоянии. Но мы даем им нежную любовь и заботу. Они никогда не кричат и не плачут, ничего подобного. Я всегда говорю: «Если бы я была на их месте, уверена, что я бы кричала». Они прекрасны.

И еще мы боремся с абортами усыновлением. Мы отдали на усыновление больше 8 000 детей по всей Индии, не только в Калькутте. Но большинство, свыше 3 000 детей, попали к нам из Калькутты. Теперь у них все хорошо. Все они устроены.

Так что, продолжайте молиться о нас, молитесь, чтобы мы продолжали Труд Божий с огромной любовью. Есть много молодых Сестер, даже здесь, в Соединенных Штатах. Мы устроили центр, где учим их заботиться о людях. Есть центры питания для голодных. Приезжайте и помогайте нам, мы накормим вас очень вкусной пищей. И любые старые сари, все, что угодно, пожалуйста, отдавайте. Я — первоклассный нищий!!! (Сестра Савита, стоящая рядом с Матерью, смеется вместе со всеми.)

Мать Тереза ведет Сестер в молитве: «Боже Всемогущий, мы благодарим за эти и все другие Твои Благодеяния, которые от Щедрости Твоей мы получили через Иисуса Христа, нашего Господа. Аминь».

(Обращаясь к собравшимся) Молитесь о нас, чтобы мы продолжали Труд Божий с чистым и смиренным сердцем, чтобы мы могли помогать людям. Они страдают, но мы помогаем им с нежной любовью и заботой. Теперь, когда я помню также о вас, пожалуйста, молитесь, чтобы мы не испортили Труд Божий. И если вам придется приехать в Индию, пожалуйста, приезжайте в Калькутту. У нас есть около 50 добровольцев, которые ежедневно приходят помочь нам в работе. Пациенты в ужасном состоянии, но я никогда не слышала, чтобы бедные люди кого-то обвиняли. Поэтому я благодарю Бога. И я буду молиться о вас, а вы молитесь о нас.

Шри Чинмой: Мать, я молюсь о вас каждый день.

Девять учеников Шри Чинмоя, стоящих перед Матерью, демонстрируют плакаты с названием некоторых наград, которые она получила на протяжении многих лет.

Шри Чинмой: Это те награды, которые вы получили.

1. Награда Мира Папы Иоанна ХХIII, 6 января 1971, Ватикан.

2. Падма Шри, апрель 1962, Нью-Дели, Индия.

3. Премия Джавахарлала Неру за Международное Понимание, 15 ноября 1972, Нью-Дели, Индия.

4. Награда Темплтон, 25 апреля 1973.

5. Международная Премия Альберта Швейцера, 1975.

6. Нобелевская премия Мира, 1979, Осло, Норвегия.

7. Бхарат Ратна, 22 марта 1980, Нью-Дели, Индия.

8. Почетный Гражданин Америки, 1996 (получила это звание четвертой за всю историю).

9. Медаль Почета Конгресса США, 1997, Соединенные Штаты.

Мать Тереза (читая название каждой награды с огромной радостью, особенно восклицая по поводу Нобелевской премии): Замечательно! Вы взяли на себя такой труд! Большое спасибо. Я большой друг нашего правительства. Они много помогали мне.

Шри Чинмой: Я знаю, Джоти Башу, Глава Кабинета Министров Западной Бенгалии, безмерно помогает вам.

Мать Тереза: Джоти Башу — мой друг.

Шри Чинмой: Он коммунист, не верящий в Бога, но вы можете прийти в его офис в любое время.

Мать Тереза: В любое время, в любое время! Если помощь необходима нам немедленно или мне нужно что-либо подписать, я иду, и он сразу же подписывает. Он знает, куда это идет. Он приезжал несколько раз посмотреть больных людей и детей. У нас есть Шишу Бхаван, и у нас есть пять школ для бездомных детей в Калькутте. Мы доводим их до второго класса, а затем отправляем в обычные школы. Таким образом, у них — молодых юношей и девушекесть будущее. У нас есть все. У нас есть класс обучения машинописи. Так что, они получают какое-то образование и могут найти хорошую работу.

Так что, молитесь о нас, чтобы мы продолжали Труд Божий, а я буду молиться о вас, чтобы вы превратились в огромную любовь к Богу и распространяли эту любовь повсюду, куда бы вы ни шли. Спасибо вам большое. Если вы будете в Калькутте, вы должны прийти к нам.

Мать Терезу увозят через одну из дверей, а Сестры начинают готовиться к шестичасовой Мессе в часовне.

Шри Чинмой (благодарит Сестру Савиту за ее любезную помощь): Сестра Савита! У меня есть ученица с таким же именем, Савита. На днях вы с ней говорили, но она не осмелилась назвать свое имя. Когда вы позвонили, она сняла трубку.

В 18:02, покидая помещение, Шри Чинмой и его ученики благодарят Сестер.

Сестра Нирмала (стоит у дверей и говорит слова прощания каждому): Для Матери и для всех нас это было совершенно как на Небесах! Быть сегодня вечером со Шри Чинмоем и всеми вами — чистая радость! Замечательно, просто замечательно!

Сразу после встречи Шри Чинмой прокомментировал:

В Матери Терезе я вижу так много от Матери Марии. Хотя Иисус Христос является дыханием ее жизни, я чувствую в ней аспекты сострадания и прощения Матери Марии. Она дочь, которой Мать Мария может по-настоящему гордиться! У Матери Марии было достаточно сыновей, которые несли ее послание в разные концы света, но она не нашла дочерей, которые бы несли ее послание таким же образом. Никакая другая монахиня или христианка-миссионер не основывала Миссию по всему миру, как Мать Тереза. Столетиями мужи шли повсюду с именем Матери Марии. Но так, как обошла весь мир Мать Тереза — здесь, там и повсюду, — никакая другая женщина такого для Матери Марии не сделала. Вот почему у Матери Марии, конечно же, есть очень особая нежность, очень особая любовь, очень особые благословения и очень особая гордость по отношению к Матери Терезе. Другие святые женщины молились и были очень духовными, но их работа ограничивалась определенным городом или деревней. Но если говорить о Матери, она охватила весь мир. Есть ли место на земле, где бы она ни была?!

Что касается Христа, бывали времена, когда Он входил в мир-справедливость. Но с Матерью Марией было не так. Кто грешник, кто святой? Одному Богу известно. Это не имеет значения, пока Она может благословить каждого, — такова Мать Мария.

Если говорить об отцовском аспекте — отец судит, но материнский аспект никогда не судит. Каким бы скверным, каким бы небожественным ни было ее дитя, — мать любит его. Отец будет оценивать, хорош человек или плох, неграмотен он или мудр. Но экзамен матери выдерживает каждый. Пока вы называете ее матерью, она удовлетворена! Вам не нужно получать степень магистра. Ее не заботит, что делает ее дитя. Но отец спросит: «Он идиот или образованный человек?» Мать не собирается спрашивать даже какая у него профессия. Как только вы говорите: «Мать, я пришел за твоими благословениями», — она сама любовь и сострадание.

Наша встреча с Матерью Терезой была похожа на семейную беседу. Она говорила с нами совершенно открыто. У Матери Терезы на сто процентов индийские вибрации. Она похожа на нашу любимую пожилую деревенскую женщину Бенгалии, полную любви, нежности, простоты и мудрости. Она — как бабушка, читающая лекцию своим внукам. Много раз она повторяется, но то, что она говорит, — это ее мантра. Она говорит лишь то, что у нее на сердце. Говоря что-то, она знает, что не все обращают на это внимание одновременно. Именно поэтому она повторяет это второй раз и третий раз. Она не знает, в какой момент сознание других будет достаточно высоким, чтобы отождествиться с ее мантрой. В первый раз воспримет один человек, во второй раз откликнется другой, и так далее. Она говорит: «Кормите бедных, служите нуждающимся, любите каждого». Это мантра ее жизни, послание ее жизни.

Много раз во время наших встреч я чувствовал, как комната наполнялась потоком экстаза-присутствия Спасителя Христа.

16:50 17 июня 1997 года. Шри Чинмой медитирует во дворе Дома Миссии Милосердия в Бронксе, Нью-Йорк, перед своей пятой встречей с Матерью Терезой. В девяносто восьми коробках, расположенных рядом с ним, содержатся медикаменты, которые Шри Чинмой и его ученики привезли в помощь Матери Терезе в ее работе ради бедных. Груз расположили так, чтобы Мать могла видеть его из окна своей комнаты.

Сестра Савита, которую Мать назначила главой Дома в Бронксе, приветствует Шри Чинмоя у входа.

Мать Тереза очень любяще и сотрадательно благословляет Шри Чинмоя в начале встречи.

Сестра Нирмала сопровождает Мать к столу, где Шри Чинмой демонстрирует ей свой подарок: стеклянный алтарь, на котором выгравирован портрет Иисуса Христа с агнцем. В правом нижнем углу — портрет Матери. Она преданно молится своему Господу со сложенными руками. Шри Чинмой включает подсветку, которая освещает алтарь.

Указывая на агнца, Мать говорит: «Я хочу, чтобы все были Его агнцами». Она чрезвычайно рада.

На стене комнаты фотография Папы Иоанна Павла II, благословляющего Мать Терезу.

Шри Чинмой вручает Матери и Сестре Нирмале свою новую книгу: «Мать Тереза: Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа божественности». Они с интересом просматривают книгу, комментируя многие стихотворения, фотографии и истории, которые она содержит.

Фотография Святого Отца рождает улыбку Матери.

Особый взгляд любви и благодарности, которым обмениваются двое служащих Богу.

Мать собирает все книги, чтобы поставить на них автограф.

Мать очень сострадательно дарит свои благословения, подписывая экземпляр книги для Шри Чинмоя.

Мать смотрит в окно на гору медикаментов внизу на улице и выражает свою молитвенную благодарность.

После частной встречи со Шри Чинмоем Мать Тереза одухотворенно преклоняется перед Спасителем у входа в часовню. Его слова «Я жажду» начертаны в каждой часовне Миссии Милосердия. В своем уставе Мать написала: «Наша цель утолить бесконечную жажду Иисуса Христа на кресте, добровольно посвящая себя служению беднейшим из бедных».

Мать Тереза тепло приветствует учеников Шри Чинмоя, а Сестра Нирмала рядом с ней мило улыбается. В это время Сестры получают благословения и любовь Матери, преклонив колени. Они знают, что через несколько дней она возвратится в Калькутту.

С предельным смирением, простотой и радостью Мать рассказывает о философии и работе своей жизни. Ученики Шри Чинмоя со слезами на глазах слушают ее и греются в лучах ее сострадательного присутствия.

Группа певиц исполняет на бенгальском языке баджаны Шри Чинмоя, которые он посвятил Христу, а также песни на английском языке, посвященные Матери Терезе. Слова одной из песен «Мать Тереза: Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа Божественности» написаны на полотне.

Мать Тереза слушает исполнение с одухотворенным вниманием и спонтанным восторгом.

Шри Чинмой передает на хранение Сестре Нирмале стеклянный алтарь, который она принимает с глубокой нежностью и любовью.

К удивлению Матери, Шри Чинмой дарит ей мандолину. Он узнал, что в молодости она превосходно играла на мандолине. Мать была также одарена прекрасным сопрано, и молодой девушкой она и ее сестра были известны как два церковных соловья.

Мать Тереза вручает всем присутствующим свои визитные карточки со словами ее молитвы: «Плод служения — покой...»

Сестра Нирмала стоит рядом с Матерью во время вручения чудесных медалей Матери Марии из Лурда.

Следующий подарок Шри Чинмоя — сестре Нирмале. Это фотография Матери Терезы. При нажатии кнопки на рамке звучит голос Матери Терезы. Шри Чинмой любяще просит Мать самой вручить этот подарок Сестре Нирмале. Он также приготовил небольшие фотографии Матери в качестве подарка всем Сестрам.

Шри Чинмой дарит Матери небольшие ламинированные карточки, которые он заказал специально для нее. На них два ее высказывания рядом с одной из ее прекрасных улыбающихся фотографий. Высказывания таковы: «Мир начинается с улыбки» и «Я никогда не смогу постичь все то доброе, что может совершить одна-единственная улыбка».

Мать глубоко тронула посвященная ей песня Шри Чинмоя: «Мать Сострадания». Она была исполнена групой «Шри Чинмой Глобал Сингерс».

Группа девушек читает для Матери стихи из новой книги Шри Чинмоя.

В конце встречи Мать Тереза молится вместе с Сестрами особой молитвой благодарности Богу за Его бесконечную Щедрость.

Сестры наслаждаются встречей и музыкальными исполнениями.

Шри Чинмой выражает свою благодарность Сестре Савите за оказанное гостеприимство в Доме Бронкса.

Ученики Шри Чинмоя демонстрируют плакаты с названиями многих наград и почестей, которых Мать Тереза была удостоена в течении жизни. Важнейшей из них является Нобелевская премия Мира, врученная ей в 1979 году.

Счастливейшие воспоминания о светящейся улыбке Матери.

По прошествии часа, наполненного сострадательным и нежным присутствием Матери, Шри Чинмой преклоняется в последнем прощании.

Утренний телефонный разговор с Матерью в день ее отъезда в Калькутту

27 июня 1997

По просьбе Матери Терезы Сестра Савита из Миссии Милосердия в Бронксе, Нью-Йорке, позвонила Шри Чинмою в 11:40 в пятницу 27 июня 1997 года, в день отъезда Матери в Калькутту. Шри Чинмой, не ожидавший звонка, был очень удивлен, когда Сестра Савита назвала свое имя

Сестра Савита: Шри Чинмой, это Сестра Савита. Я получила вашу книгу (она говорит о книге Шри Чинмоя «Сын», большой пьесе о жизни Спасителя Христа). Большое спасибо.

Шри Чинмой: Сестра, хотя я индус, я испытываю величайшую преданность к Спасителю Христу.

Сестра Савита (очень радостно выражает свои чувства): Мать ожидает вас, Шри Чинмой. Мать хочет говорить с вами. Сегодня Мать уезжает в Калькутту.

Мать Тереза: Шри Чинмой, Шри Чинмой! Благослови вас Бог. Благослови вас Бог.

Шри Чинмой (удивлен и счастлив слышать голос Матери): Мать, как вы себя чувствуете?

Мать Тереза: Мне гораздо, гораздо, гораздо лучше.

Шри Чинмой: Мать, Мать, я хотел получить ваши благословения, прежде чем вы уедете. Мать, вы уезжаете сегодня, и я счастлив, что перед отъездом вы благословляете меня. Я вам так благодарен. Мать, была ли у вас возможность прочесть мою книгу, которую я написал ко дню вашего рождения?

Мать Тереза (с огромным энтузиазмом): Да! Я перечитала вашу книгу страница за страницей. Я так наслаждалась ею! Вы так потрудились.

Шри Чинмой: Все это — моя любовь и благодарность к вам, Мать.

Мать Тереза: Теперь слушайте — вам нужно молиться обо мне каждый день.

Шри Чинмой: Мать, я молюсь. Я каждый день молюсь о вас.

Мать Тереза: Вам нужно также молиться о моих людях — бедных и умирающих. Вам нужно о них молиться. Ежедневно страдают тысячи людей и тысячи людей умирают. Я хочу, чтобы вы молились о них обо всех — об умирающих людях и о страдающих людях.

Шри Чинмой: Мать, Мать, я молюсь. Я молюсь Спасителю Христу об этих страдающих и умирающих. Я уверен, что все те, кто умирает, оставляют свою благодарность внутри вашего сердца. Они отправляются на Небеса, но благодарны вам в своих сердцах.

Мать Тереза: Теперь слушайте! Я хочу открыть Дом в Китае. Я хочу, чтобы вы отправились со мной.

Шри Чинмой: Мать, я непременно буду сопровождать вас в Китай. Я молюсь Спасителю Христу, чтобы Он хранил вас еще много лет здесь, на земле, чтобы Он мог работать в вас и через вас. Он определенно откроет для вас Дом в Китае. Мать, сейчас у вас есть Дом в России.

Мать Тереза (с божественной гордостью в голосе): Дом! У меня четыре Дома. У меня четыре Дома, не один!

Шри Чинмой: Мать, я так счастлив узнать, что у вас четыре Дома в России.

Мать Тереза: Теперь я хочу иметь Дом в Китае. Китай нуждается в Свете Бога.

Шри Чинмой: Мать, Китай определенно нуждается в Свете. Китай нуждается в Свете Бога.

Мать Тереза: Молитесь обо мне. Молитесь о моих людях. Молитесь обо мне. Молитесь о моих людях.

Шри Чинмой: Мать, я так счастлив, что вы благословляете меня сегодня перед отъездом в Калькутту. Мать, я нуждаюсь в ваших благословениях.

Мать Тереза: Я благословляю вас. Я благословляю вас. Благослови вас Бог. Благослови вас Бог.

Шри Чинмой обратил внимание, что в конце прощального звонка Мать Тереза впервые сказала ему: «Я благословляю вас. Я благословляю вас». Обычно она всегда говорила: «Благослови вас Бог». Шри Чинмой был очень горд получить благословения Матери.

Письмо Матери, написанное ею после обеда в день ее отъезда в Калькутту

27 июня 1997

335 Восточная улица, 145
Бронкс, Нью-Йорк 10451

Дорогой Шри Чинмой!

Спасибо за все то, чем Вы являетесь для Бога, за прекрасную работу, которую Вы выполняете во славу Бога и на благо душ. Я храню Вас в своих молитвах и надеюсь на Вашу дальнейшую поддержку в молитвах и пожертвованиях, чтобы мы исполняли труд Божий с огромной любовью для умножения Его славы.

Благослови Вас Бог,
Мать Тереза, М.М.

Последний разговор Шри Чинмоя с Матерью

26 августа 1997 по нью-йоркскому времени

27 августа 1997 года по калькуттскому времени

Вечером 26 августа по нью-йоркскому времени Шри Чинмой позвонил Матери Терезе из Нью-Йорка в Калькутту. В Калькутте было 9:10 утра 27 августа. 26 августа — день физического рождения Матери Терезы, а 27 августа — день ее крещения или день духовного рождения. Это был ее восемьдесят седьмой день рождения. 27 августа — также день 66-летия Шри Чинмоя. Поскольку Мать Тереза знала, что Шри Чинмой будет звонить в определенное время, она ответила сама, когда он позвонил. В других случаях Мать не отвечала на звонки лично

Мать Тереза: Алло!

Шри Чинмой: Мать, это Шри Чинмой звонит из Нью-Йорка. Как вы себя чувствуете, Мать?

Мать Тереза (с огромной радостью): О, Шри Чинмой! Шри Чинмой! Слава Богу! Мне гораздо, гораздо лучше. Я уезжала из города.

Шри Чинмой: Счастливого, очень счастливого, счастливейшего дня рождения, Мать!

Мать Тереза: Ах! Вы знаете, что у меня день рождения!

Шри Чинмой: Мать, кто же не знает, что у вас день рождения! Когда светит солнце, весь мир знает, что светит солнце! Я молюсь Спасителю Христу, чтобы Он даровал вам Свои очень-очень особые Благословения по случаю вашего дня рождения. Вы пришли в мир совершить поистине нечто великое, и вы делаете это, бессонно служа человечеству. Мать, вам нужно оставаться на земле много-много лет, чтобы продолжать благословлять своих любящих детей.

Мать Тереза: Все во Славу Бога! А как вы, Шри Чинмой? Как вы?

Шри Чинмой: Мои дела идут очень, очень хорошо, Мать.

Мать Тереза: Слава Богу! Слава Богу!

Шри Чинмой: Мать, советы, которые вы давали индийскому правительству по случаю празднования 50-летия Независимости Индии, так вдохновляют и просветляют.

Мать Тереза: Слава Богу!

Шри Чинмой: Мать, получили ли вы мое письмо, которое я отправил вам недели две назад? Я также послал вам чек — мой дар любви к вам по особо значительному случаю — дню вашего рождения.

Мать Тереза (очень, очень счастливым голосом): О, Боже мой! Вы отправили деньги! (С величайшим изумлением и радостью) Каждый день мы кормим так много людей. Это великолепный подарок любви! Спасибо! Я спрошу наших Сестер, получены ли они.

Шри Чинмой: Мать, такое благословение для меня, что день моего рождения совпадает с днем вашего рождения! Вы — океан, а я — крошечная капля.

Мать Тереза: Я так счастлива, что дни нашего рождения совпадают! Благослови вас Бог, Шри Чинмой. С тех пор, как я знаю вас, я молюсь о вас каждый день. Все мои Сестры и я будем молиться о вас очень особенно в день вашего рождения. Вы также должны молиться о нас. Нужно все время поступать правильно.

Шри Чинмой: Мать, я очень преданно молюсь каждый, каждый день о вас и о вашей Миссии Милосердия во всем мире. Мои ученики из многих стран также молятся о вас каждый день.

Мать Тереза: Замечательно! Все, что вы делаете, — во Славу Божью и на благо людям! Молитесь обо мне, как я молюсь о вас и обо всех ваших многочисленных проектах ради всеобщего мира. Ваши труды любви — труды молитвы, а ваши труды молитвы — Труды Бога.

Шри Чинмой: Спасибо, Мать! Я чрезвычайно благодарен вам. Я непременно буду продолжать молиться о вас.

Мать Тереза: Благослови вас Бог, Шри Чинмой.

Телефонный разговор

1 сентября 1997 года один из учеников Шри Чинмоя позвонил Матери Терезе со скромной просьбой Шри Чинмоя: дать особое послание о Принцессе Диане, которое могло быть оглашено на Концерте Мира Шри Чинмоя в честь Принцессы, который должен был состояться при Организации Объединенных Наций в начале октября

Мать Тереза: Как чудесно, что Шри Чинмой проводит молитвенную службу в память о Диане при ООН! Она бывала в нашей Миссии Милосердия здесь, в Калькутте. Она посещала Калигхат и все наши Дома. Молитесь о Диане, молитесь об упокоении ее души. Я молюсь о Диане.

Я чувствую себя гораздо лучше. Скажите Шри Чинмою, чтобы он молился обо мне. Пожалуйста, попросите Шри Чинмоя, чтобы он продолжал молиться о нас. Слава Богу, что он молится о нас особо, чтобы мы смогли открыть Дом в Китае. Просто замечательно! Бог сотворил для нас много чудес. Теперь мы молимся о еще одном чуде. Благослови Бог Шри Чинмоя!

Мать дала это благословенное послание лишь за четыре дня до собственной кончины.

Всепобеждающее сострадание

Песни, написанные в дар матери Терезе

Compassion-Mother

Мать Сострадания

Words and music by Sri Chinmoy
3 February 1994


Слова и музыка Шри Чинмоя
3 февраля 1994

Affection-Sister, Compassion-Mother Teresa divine,
Every day God’s Smile, Joy and Pride with your soul dine.
Mother, your Calcutta’s streaming tears
And bleeding heart you are.
To you the while world bows and bows from near and far.
Your life is the fragrance of the world-peace-dream-flower.
Yours is the breath that builds God’s Satisfaction-Tower.


Сестра Нежности, Мать Сострадания, божественная Тереза,
Каждый день Улыбка, Радость и Гордость Бога
За одним столом с твоей душой.
Мать, ты — струящиеся слезы
И кровоточащее сердце своей Калькутты.
Пред тобою преклоняется и преклоняется
весь мир, здесь и там.
Твоя жизнь — аромат цветка-мечты о всеобщем мире.
Твое дыхание возводит Башню-Удовлетворение Бога.

Nirmal Hriday *

Words and music by Sri Chinmoy
10 February 1994


Слова и музыка Шри Чинмоя
10 февраля 1994

Nirmal Hriday* Nirmal Hriday
Devi Teresar karuna abhoy
Nirmal Shishu Bhavan **
Mayer tyager jiban
Ogo Shanti Nagar Shanti Nagar***
Devi mata Teresar bijoy amar


О сердце-чистота, О сердце-чистота,
Ты — всепобеждающее сострадание богини Терезы.
О детский дом-чистота,
Ты — жизнь-самопожертвование Матери.
О город-покой, о город-покой,
Ты — бессмертная победа богини Матери Терезы.

* Nirmal Hriday — название Дома Матери Терезы для умирающих в Калькутте.

** Shishu Bhavan — название Детского Дома Матери Терезы в Калькутте.

*** Shanti Nagar — город для больных проказой, который Мать Тереза основала на 34 акрах земли под Калькуттой.

Mother Teresa: Humanity’s Flower-Heart, Divinity’s Fragrance-Soul

Мать Тереза — Цветок-сердце Человечества, Аромат-душа Божественности *

Words and music by Sri Chinmoy
29 May 1997


Слова и музыка Шри Чинмоя
29 мая 1997

Mother Teresa, Mother, Mother, Mother:
Humanity’s Flower-Heart,
Divinity’s Fragrance-Soul.


Мать Тереза, Мать, Мать, Мать,
Сердце-Цветок Человечества,
Душа-Аромат Божественности.

* Это название особой награды, которую Шри Чинмой вручил Матери Терезе 3 июня 1997 года от имени организации «Шри Чинмой: Медитации Мира при ООН».

The fruit of service is peace

Плод служения — покой *

Words by Mother Teresa
Мusic by Sri Chinmoy
22 September 1994


Слова Матери Терезы
Музыка Шри Чинмоя
22 сентября 1994

The fruit of silence is prayer.
The fruit of prayer is faith.
The fruit of faith is love.
The fruit of love is service.
The fruit of service is peace.


Mother Teresa

Плод безмолвия — молитва.
Плод молитвы — вера.
Плод веры — любовь.
Плод любви — служение.
Плод служения — покой.


Мать Тереза

* Эта молитва является «визитной карточкой» Матери Терезы.

All works of love

Всякие труды любви

Words by Mother Teresa
Мusic by Sri Chinmoy
26 July 1995


Слова Матери Терезы
Музыка Шри Чинмоя
26 июля 1995

All works of love are works of peace.

Всякие труды любви — труды покоя.

I do not pray for success

Я не молюсь об успехе

Words by Mother Teresa
Мusic by Sri Chinmoy
26 July 1995


Слова Матери Терезы
Музыка Шри Чинмоя
26 июля 1995

I do not pray for success.
I ask for faithfulness.


Я не молюсь об успехе.
Я прошу полноты веры.

If you judge people

Если вы судите людей

Words by Mother Teresa
Мusic by Sri Chinmoy
26 July 1995


Слова Матери Терезы
Музыка Шри Чинмоя
26 июля 1995

Мusic by Sri Chinmoy
2 December 1995


Музыка Шри Чинмоя
2 декабря 1995

If you judge people, you have no time to love them.

Если вы судите людей, у вас нет времени любить их.

I am a little pencil

Я — маленький карандаш

Words by Mother Teresa
Мusic by Sri Chinmoy
26 July 1995


Слова Матери Терезы
Музыка Шри Чинмоя
26 июля 1995

I am a little pencil in the Hand of writing God,
Who is sending a love letter to the world.


Я — маленький карандаш в руке пишущего Бога,
Который отправляет в мир письмо любви.

God has not call me to be successful

Бог не призывал меня преуспевать

Мusic by Sri Chinmoy
26 July 1995


Слова Матери Терезы
Музыка Шри Чинмоя
26 июля 1995

God has not call me to be successful.
He has called me to be faithful.


Бог не призывал меня преуспевать.
Он призывал меня иметь веру.

Ami Bharater Bharat amar

I belong to India, India is mine

Я принадлежу Индии, Индия — моя

Additional words by Sri Chinmoy
Мusic by Sri Chinmoy
13 June 1997


Слова — цитата Матери Терезы,
дополненная словами Шри Чинмоя
Музыка Шри Чинмоя
13 июня 1997

«Ami Bharater Bharat amar».
Amar hriday Bharat prachar
«Ami Bharater Bharat amar».
Charane sanpinu jiban ebar
«Ami Bharater Bharat amar».
Bharater joy gahi charidhar


«I belong to India, India is mine».
My heart is for the declaration of her message.
«I belong to India, India is mine».
I surrender my life at her feet.
«I belong to India, India is mine».
I sing India’s victory-song
in the four corners of the globe.


«Я принадлежу Индии, Индия — моя».
Мое сердце — чтобы провозглашать ее послание.
«Я принадлежу Индии, Индия — моя».
Я возлагаю свою жизнь к ее стопам.
«Я принадлежу Индии, Индия — моя».
Я пою песню победы Индии
на все четыре стороны света.

Вдохновение написать песню «Ami Bharater Bharat аmar» пришло к Шри Чинмою после следующего случая.

Жизнь Матери Терезы наполнена безмолвием, и источник этого безмолвия — ее бессонная и неустанная молитва Богу. Но, в тоже время, когда того требует необходимость, она заставляет замолчать ревущую, грохочущую, критикующую и шепчущую глупость человечества. Однажды в Калькутте, находясь в трамвае, она услышала, как несколько бенгальских женщин безжалостно критикуют ее. Они говорили, что эта иностранка приехала в их страну лишь для того, чтобы обратить всех в христианство. Они осыпали ее стрелами критики на бенгальском. Они не подозревали, что Мать Тереза свободно говорит на их языке.

Немедленный ответ Матери Терезы в свою защиту заставил их замолчать. Она сказала спокойно, но твердо: «Ami Bharater Bharat amar» («Я принадлежу Индии, Индия — моя»). Бенгальские женщины были вынуждены низко склонить свои головы.

К нашей величайшей радости, Мать Тереза свободно говорит на пяти языках: английском, бенгальском, хинду, албанском и сербско-хорватском. Филантроп и лингвист в ней наслаждаются неделимым единством.

Песни о Христе


Jishu Jishu nam

We meditate on the Christ

Мы медитируем о Христе

Words and music by Sri Chinmoy
2 May 1976


Слова и музыка Шри Чинмоя
2 мая 1976

Jishu* Jishu nam
Japi abiram
Jishu chetanai
Pran dube jai
Jishu sabakar
Pitar dharar


We meditate on the Christ.
We repeat His Name countless times.
Without the Christ-consciousness,
Our Life is totally lost.
Christ is for all.
He is our Divinity’s Son
And humanity’s Father.


Мы медитируем о Христе.
Мы повторяем Его имя
бессчетное количество раз.
Без сознания Христа
Наша жизнь совершенно теряет смысл.
Христос — для всех.
Он — Сын нашей Божественности
И Отец человечества.

* Jishu — имя Христа на бенгальском.

Ami shishu

I am a child

Я дитя

Words and music by Sri Chinmoy
15 March 1987


Слова и музыка Шри Чинмоя
15 марта 1987

Ami shishu ami shishu
Ami chira shishu
Meri kole dhara buke
Jatha chila Jishu


I am a child, I am a child
An eternal child,
Like Jesus on the Lap,
Of Mary on earth.


Я дитя, я дитя,
Вечное дитя,
Как Иисус на Земле
На коленях Марии.

Jishu tumi dyuloker shishu

Words and music by Sri Chinmoy
22 December 1988


Слова и музыка Шри Чинмоя
22 декабря 1988

Jishu Jishu Jishu Jishu
Tumi dyuloker shishu
Dhara kalyan lagi
Raye acho sada jagi

Jishu Khristo

Words and music by Sri Chinmoy
22 December 1988


Слова и музыка Шри Чинмоя
22 декабря 1988

Jishu Khristo Jishu Khristo
Jishu Khristo
Tumi moder baroy apan
Baroy mista

Father, forgive them

Отче, прости им

Sacred utterance of Jesus Christ
Music by Sri Chinmoy
10 December 1981


Священные слова Иисуса Христа
Музыка Шри Чинмоя
10 декабря 1981

Father, forgive them,
For they know not
What they do.


Luke 23:34


Отче, прости им,
Ибо не ведают,
Что творят.


От Луки 23:34

I and my Father are one

Я и Отец мой — одно

Sacred utterance of Jesus Christ
Music by Sri Chinmoy
14 December 1981


Священные слова Иисуса Христа
Музыка Шри Чинмоя
14 декабря 1981

I and my Father are one.


John 10:30


Я и Отец мой — одно.


От Иоанна 10:30

Not my will, but Thine be done

Не моя воля, но Твоя да исполнится

Sacred utterance of Jesus Christ
Music by Sri Chinmoy


Священные слова Иисуса Христа
Музыка Шри Чинмоя

Not my will,
But Thine be done.

Luke 22:42


Не моя воля,
Но Твоя да исполнится.


От Луки 22:42

Медитации о Спасителе Христе

Христос изрек Истину.
Истина существовала раньше.
Христос стал Истиной.
С тех пор Истина живет и дышит на Земле.

Иисус был велик.
Еще более великой была Его Милость.
Величайшей была Его Жертва.

Христос внешний — мистерия.
Христос внутренний — история.

Человеческая эволюция приветствовала
нисходящего Христа.
Божественное прославление приветствовало
возносящегося Христа.

Земной Христос представлял процесс Жизни.
Божественный Христос представлял успех Истины.

В Своем крещении Христос постиг Истину второй раз.
В Его распятии мир постиг Его впервые.

Три быстротечных года между Его крещением и Его распятием. Но за этот поразительно короткий период Его Отец смог сказать и сказал то, что Он намеревался сказать устами Своего Сына.

Не под ветвями, а у подножия дерева человек обретает полную защиту. Оттого-то человеческие души, куда бы ни разбросала их судьба, возвращаются к своим семьям, чтобы безмятежно вдыхать вселенскую гармонию и покой на Рождество Христово.

Иисус пришел. Мир услышал.
Иисус ушел. Мир увидел.
Иисус улыбается. Мир становится.

Иисус хотел. Мир не дал.
Мир хотел. Иисус дал.
К тому же Он стал.

У Иисуса была возможность рассказать миру о несравненной добродетели прощения.
У Иисуса не было возможности рассказать миру о неизбежной необходимости меча.

Земное рождение Христа было вопросом.
Его божественная Смерть была не только ответом,
Но Единственным Ответом.

Бог обрел Свою самую большую удачу,
посылая своего Сына на Землю.
Человечество потерпело свое самое тяжкое поражение,
не приняв Сына.

Иисус имел. Мир нуждался.
Мир имел. Иисус принял.

Иисус совершил. Он раскрыл Себя.
Мир совершил. Он скрыл самого себя.

Бог улыбался глазами Иисуса.
Человечество плакало глазами Иисуса.

Тело Иисуса показало земле, как воскресать.
Душа Иисуса показала Небесам, как нисходить.

Земные ошибки огромны.
Сострадание Бога еще более велико.
Иисус знал это.
Он молился об этом благословении:
«Отче, прости им, ибо не ведают, что творят».

Я видел Лик
Страдающего Христа.
Я плакал и плакал.


Я чувствовал сердце
Прощающего Христа.
Я улыбался и улыбался.


Я заключил в объятия душу
Просветляющего Христа.
Я танцевал и танцевал.

Во славу Матери Марии

13 июня 1997 года Шри Чинмой молится перед видением Матери Марии, которое появилось в окне банковского здания (Клервотер, Флорида).

Our Lady, Queen of Peace

Богородица, Царица Покоя

Words and music by Sri Chinmoy
22 March 1991


Слова и музыка Шри Чинмоя
22 марта 1991

Our Lady, Queen of Peace, Compassion-Fountain,
To You we give our tears and bondage-chain.
Your Foundness-Heart, our hope-dawn and promise-day.
For earth’s Salvation-Bliss to You we pray.


Богородица, Царица Покоя, Источник Сострадания,
К Тебе мы обращаем свои слезы и цепи зависимости.
Твое Сердце-Любовь — наша надежда-рассвет
и обещание-день.
Мы молимся Тебе о Блаженстве-Спасении земли.

Медитации о Матери Марии

Иисус был земным творением Матери Марии.
Мария была Его духовным творением.
Она защитила росток.
Дерево укрыло ее.
А она укрывает внутри себя все творение Его Отца.

Чистота Марии прикасается не только к непрерывному потоку человеческой нечистоты, но также и к его источнику — невежеству.

Человеческая нечистота знает лишь как рыдать. Божественная чистота Марии, конечно же, прислушивается к ее плачу.

Но ее динамичная волшебная палочка должна ожидать Часа Бога. К тому же, первостепенно важной является восприимчивость каждого человека.

Сцены из пьесы Шри Чинмоя «Сын» *

* Эта пьеса о жизни Христа была написана Шри Чинмоем в 1973 году и с тех пор была поставлена по всему миру.

ДЕЙСТВИЕ 1

СЦЕНА 2

(Дом Марии. Появляется ангел.)

Ангел: Мария, Мария, у меня есть для тебя особое послание Свыше.

Мария: В каком смысле особое?

Ангел: Особое в божественном смысле, в просветляющем смысле.

Мария: О, тогда говори, говори же!

Ангел: Мария, внутри тебя растет Господь.

Мария: Господь?

Ангел: Господь Вселенной.

Мария: Я не верю тебе. Я просто не могу поверить своим ушам. Не мучай меня, ради Бога!

Ангел: Разве я мучаю тебя, Мария?

Мария: Да, мучаешь. Стремительный поток страха терзает мое сердце. Вулкан сомнения терзает мой ум.

Ангел: Не бойся, ибо тебе не пристало бояться. Не бери себе в спутники сомнение, ибо это также не пристало тебе, Мария. Я открою тебе тайну: ты воплощаешь Бесконечность, твое сердце — Вечность, твоя жизнь — Бессмертие. Иисус, Сын Бога, внутри тебя, Мария. Он спасет Свой народ. Он будет вечно править всем миром. Хочешь знать, как?

Мария: Как?

Ангел: Он будет править миром не силою меча. Он будет править миром силою Своего сердца, силою Своей любви.

Мария: Сила сердца и сила любви — разве это две разные вещи?

Ангел: Нет, это одно. Сердце — это любовь. Любовь — это сердце.

Мария: Наконец-то я действительно счастлива. Ты принес мне всевышнее послание. Что я могу дать тебе взамен?

Ангел: Ничего. Лишь верь в то, что я сказал.

Мария: Теперь я верю тебе. Я принимаю твое послание с огромной благодарностью.

Ангел: Мария, ты приняла послание, и в этом моя высшая награда. Ты безупречна, Мария. Ты прекрасна. Ты божественна. Прежде, чем я уйду, Мария, я скажу тебе еще одну хорошую новость. У твоей двоюродной сестры Елизаветы тоже будет ребенок.

Мария: Прекрасно, прекрасно! Я вскоре навещу ее.

Ангел: В самом деле, это замечательная мысль.

(Ангел уходит.)

Мария: О Господь, Ты даешь мне Своего возлюбленного Сына. Я невежественная женщина. Я ничего не знаю. Но я знаю, что Ты — само Прощение, само Сострадание, сама Любовь.

(Мария поет.)

О! Как просто узнать Свет-Послание Всевышнего.
Легко выполнять Его сияющую и исполняющую Задачу.
Теперь во мне поет и играет Его День-Нектар.
В небе Его Славы будут наслаждаться я и моя Цель.

ДЕЙСТВИЕ 1

СЦЕНА 3

(Дом Елизаветы. Входит Мария.)

Елизавета: Мария, Мария, я слышала. Но я не должна больше называть тебя Марией. Отныне я должна называть тебя Матерью, Матерью моего Господа Всевышнего. Благословенна и неповторима ты среди женщин. Благословен и неповторим твой сын среди мужчин.

Мария: Да благословит меня, мое маленькое сердце, божественная Мать, Мать вселенной. Пусть Ее вселенское Сознание ведет меня, мою скромную жизнь. Да просветлит меня, мой маленький мир, Ее трансцендентальный Свет.

Елизавета: Уверяю тебя, Она сделает это. Мать вселенной исполнит все твои желания и даже более того.

Мария: Спасибо тебе. Спасибо. Ах, я позабыла спросить тебя о самом важном. Ангел сказал мне, что ты тоже благословлена божественным ребенком. Это правда?

Елизавета: Да, это правда. Но мой не ровня твоему. Это не значит, что в моем сердце найдет приют зависть. Нет, я никогда не позволю зависти затмить дверь моего сердца. Мой сын будет предвестником всевышнего явления твоего сына. Мой сын скажет миру, кто твой сын. Мой сын уверенно поведет мир к твоему сыну, Всевышней Обители. Он твой сын, но он будет моим Господом. Он будет моим Всевышним. Он будет моим Всем.

(Елизавета поет.)

Бог — это Человек,
Я люблю Его Лик.
Его золотисто-лазурная Любовь —
Мое движение к Небесам.

Мария: О Бог, даруй мне исполнение трех желаний. Я всегда хочу видеть своего сына таким, каким видит его Елизавета. Я всегда хочу чувствовать своего сына так, как чувствует его Елизавета. Я всегда хочу ценить своего сына так, как ценит его Елизавета.

Песня, посвященная Папе Павлу VI

Шри Чинмой смиренно приветствует Папу Павла VI (22 марта 1972)

Сompassion-Height

Высота-Сострадание

Words and music by Sri Chinmoy
22 May 1994


Слова и музыка Шри Чинмоя
28 мая 1994

Father, we love your eyes of glowing light.
Father, we love your heart of Сompassion-Height.
Your soul champions love-cry for peace on earth.
Your bless our weakling hearts with confidence-birth.
In you is quenched the breath thirst of world-hours.
In you the UN’s hight perfection-tree flowers.


Отец, мы любим твои глаза сияющего света.
Отец, мы любим твое сердце высоты-сострадания.
Призывом к любви твоя душа борется за мир на земле.
Ты благословляешь наши слабые сердца
рождением уверенности.
В тебе утолена неуемная жажда
мирских часов.
В тебе расцветает высокое дерево совершенства ООН.

В 1964 году, когда Папа Павел VI посещал Бомбей, он преподнес Матери Терезе особо знаменательный подарок в знак своих благословений. Покидая берега Индии, он подарил Матери Терезе белый «Кадиллак», которым пользовался во время своего визита. Мать решила продать машину, устроив лотерею, и использовать средства для своей Миссии. От продажи билетов она получила сумму в 460 000 рупий.

В 1968 году Папа написал ей лично и пригласил ее в Рим. К своему письму он приложил чек на десять тысяч долларов и обратный билет в Калькутту. Мать Тереза была глубоко тронута благословенным ободрением и поддержкой Святого Отца, которыми он оценил ее работу.

6 января 1971 года в Риме Папа Павел VI удостоил ее Награды Мира Папы Иоанна XXIII. В самых прекрасных словах Папы во славу Матери Терезы по этому случаю, — а это была одна из первых значительных наград, которые она получила за свою жизнь, — звучала мудрость и истина: «Она, пришедшая к нам с Миссией Милосердия, — апостол братства и посланник мира».

Песня, посвященная Папе Иоанну Павлу II

Мать Тереза и Папа Иоанн Павел II

Первая встреча Шри Чинмоя с Папой Иоанном Павлом II, 18 июня 1980 года

Salvation-Delight

Восторг-Спасение

Words and music by Sri Chinmoy
22 November 1988


Слова и музыка Шри Чинмоя
26 ноября 1988

Holy Father is blessing the world
From his Сompassion-Height.
Let us woke up, quickly wake up,
To his Salvation-Delight.


Святой Отец благословляет мир
С высоты своего сострадания.
Давайте пробудимся, скорее пробудимся,
К его Восторгу-Спасению.

Часть 2

Плавая в море слез

Известие о кончине Матери Терезы

Вечером 5 сентября 1997 года, около 19:30, готовясь к встрече со своими 1700 учениками из России, Восточной Европы и Германии, Шри Чинмой получил потрясшее его известие о смерти Матери Терезы. В этот вечер, после длительной безмолвной медитации в Мера Холл в Варшаве, он объявил о ее смерти своим ученикам

Матери Терезы, которая была дороже самого дорогого для умирающих людей, физически с нами больше нет.

Еще 26 августа я просил у нее благословения. Для меня она одновременно Сестра бесконечной нежности и Мать бесконечного сострадания. По возвращении в Нью-Йорк мы проведем поминальную службу в ее честь. Само имя Матери Терезы — святость, простота и чистота. Смерть ее тела, уход ее тела с земной сцены — это огромная потеря для Матери Земли. С другой стороны, благословения ее души гражданам мира и ее неделимое единство со страдающим человечеством навсегда останутся бессмертными. Доброта ее сердца охватила весь мир.

Находиться в ее благословенном присутствии означало наполниться смирением. Кем бы вы ни были, каким бы великим, могущественным, хорошим или плохим, бедным или богатым вы ни были, — просто станьте перед нею, и все ваши способности и неспособности исчезнут. То, что останется внутри вашего сердца, внутри вашей жизни, будет несравненной добродетелью: смирение, полное благоговения смирение.

В этом году, в июне, мне представилась золотая возможность находиться в благословенном присутствии Матери по случаю двух событий. Сначала у меня была личная беседа с Матерью, и затем мы встречались с нею в присутствии нескольких моих учеников. Обе эти встречи состоялись в Бронксе, Нью-Йорке. Позднее мне захотелось поговорить с Матерью по телефону перед ее отъездом в Калькутту. Ее помощница, Сестра Савита, сообщила мне, что в день своего отъезда Мать позвонит и будет говорить со мной. Мать сдержала свое обещание. Она позвонила мне утром в тот самый день, когда она уезжала из Нью-Йорка, и говорила со мной около пятнадцати минут. Это еще не все! Прямо перед отъездом в аэропорт Кеннеди она продиктовала своей помощнице для меня письмо. Я получил его несколькими днями позже. Это было последнее письмо, которое я получил от нее.

День рождения Матери приходится на 26 августа, но она отмечает его 27 августа, поскольку это день ее крещения. Самым важным она считает день своего крещения. 27 августа также приходится на день моего рождения. Я просил ее благословений 26 августа по нью-йоркскому времени. В Индии это было утро 27 августа. Это был наш последний разговор. Ее последними словами ко мне были: «Благослови вас Бог, Шри Чинмой».

Несколькими днями позже, как вы знаете, Мать Земля получила сильнейший удар: землю-сцену покинула принцесса Диана. Мать Тереза обычно называла принцессу Диану «дочь моя», а у принцессы Дианы было столько нежности, уважения, любви и привязанности к Матери Терезе. Их любовь друг к другу была невообразимой. 2 сентября в Нью-Йорке у нас была поминальная служба памяти принцессы Дианы, и для этого я попросил благословенное послание у Матери Терезы. Два ее послания уже вышли в Калькутте. По моей просьбе она дала третье послание, и оно было очень одухотворенным и молитвенным.

Опубликовав свое послание о принцессе Диане, Мать дала особое напутствие мне. Она сказала, что мне нужно отправиться с ней в Китай, потому что Китай нуждается в свете. Она так много раз просила меня поехать с ней в Китай, чтобы открыть там Дом.

В свое время, много лет назад, Мать Тереза хотела открыть Дома в России. Открыв свой первый Дом, затем второй и третий, она была так счастлива и воодушевлена. Она чувствовала, что способна нести свет в жизнь России. Затем ее главной целью стало открыть, по крайней мере, один Дом в Китае. Ни одна искренняя попытка не пропадает даром. Я уверен, что желание Матери будет исполнено под умелым руководством Сестры Нирмалы. Сестра Нирмала сейчас возглавляет Миссию Матери Терезы всего мира. Она питает ко мне огромную нежность, любовь и заботу. Когда я встречался с ней в Нью-Йорке, она проявила ко мне чрезвычайную доброту.

В последние годы Мать Терезу довольно много раз доставляли в больницу в серьезном состоянии. Я молился и молился нашему Возлюбленному Господу Всевышнему, чтобы она осталась на земле. По крайней мере, пять раз Ему удавалось это в молитвах человечества и благодаря молитвам человечества. Но на этот раз был тяжелый сердечный приступ. Никакая больница, никакой человек не смог бы помочь ей. На этот раз нам не было дано возможности молиться о ее выздоровлении.

Мы больше не увидим земного облика Матери Терезы. Но свои глаза Божественности и сердце Бессмертия она оставила миру, который может считать их своими близкими, очень сокровенными.

Так же, как справедливо то, что этот мир полон страданий, в равной степени истинно то, что сюда пришла душа, чтобы стать и постоянно быть неделимо единой со страдающим человечеством, и ее дух навечно останется здесь, на земле.

Этим же вечером Шри Чинмой отправил в Калькутту телеграмму соболезнования Сестре Нирмале.

Миссия Милосердия
Сестре Нирмале
Шоссе А. Дж. Ч. Бош, 54а
Калькутта 700016 (Индия)

Моя дорогая Сестра Нирмала!

Мои глаза, мое сердце и моя жизнь — все плавает в море слез. Мать отдавала бедным и беспомощным страждущим каждое дыхание своей жизни. Давайте все предложим ей свои сердца вечно цветущей благодарности. Она считала нас своими близкими, очень сокровенными. Теперь наш черед считать ее своей близкой, очень сокровенной, любя человечество и служа человечеству бессонно и неустанно.

Моя дорогая Сестра Нирмала, я буду с любовью, преданностью и молитвой продолжать поддерживать свои отношения с Вами внутренне и внешне, и, таким образом, я смогу увековечить и сохранить как сокровище в саду своего сердца-благодарности благословенные слова Матери, ее послания и письма.

Ваш в Матери, Шри Чинмой

6 сентября 1997 года Шри Чинмой дал Концерт Мира в Мера Холле, Варшаве, для 2000 любящих мир людей. По его просьбе на сцену была помещена большая фотография Матери Терезы. Шри Чинмой отдал дань уважения Матери Терезе и затем посвятил ей свой Концерт Мира

Мать, Мать Тереза, для меня вы были, вы есть и вы вечно останетесь Сестрой бесконечной нежности и Матерью бесконечного сострадания. Вы пролили свои избраннейшие благословения, нежность, любовь, заботу и сострадание на меня и на мое сердце устремления и жизнь посвящения.

Своим непревзойденным светом-служением вы пробудили и озарили миллионы и миллионы душ, которые страдали, все еще страдают и будут страдать. Ваш свет-служение человечеству будет вечно сиять в сердце-саду человечества ярче самого яркого.

Силою своего бессонного и неустанного служения человечеству вы стали, вы являетесь и навечно останетесь величайшим и ценнейшим сокровищем в сердце и жизни эволюционирующего человечества.

Сегодняшний Концерт Мира я помещаю к вашим благословенным стопам. Вы благословили меня красотой бесконечной нежности. Вы благословили меня ароматом бесконечного сострадания. Поэтому вам я предлагаю свое молитвенное, одухотворенное и самоотверженное сердце-благодарность, сердце-благодарность, сердце-благодарность.

Затем Шри Чинмой прочитал перевод своей бенгальской песни «Jibaner sheshe» и посвятил ее Матери Терезе.

Jibaner sheshe maraner deshe

Words and music by Sri Chinmoy
December 1982
Dedicated to Mother Teresa
6 September 1997


Слова и музыка Шри Чинмоя
Декабрь 1982
Посвящена Матери Терезе
6 сентября 1997

Jibaner sheshe maraner deshe
Priyatame mor heribo
Ei osho niye khudra omire
Bahu dure phele rokhibo


At the end of my journey’s close,
In death’s country,
I shall see
My beloved Supreme.
Having nourished this hope,
I am casting aside my little ego-«i»
Into a far-off land.


В конце своего путешествия,
В стране смерти,
Я увижу своего
Возлюбленного Всевышнего.
Питая эту надежду,
Я далеко-далеко отбрасываю
Свое маленькое эго-«я».

Парящая птица Калькутты

Неделя молитвенного посвящения Матери Терезе

Шри Чинмой вернулся в Нью-Йорк в понедельник вечером, 8 сентября. В последующую неделю он отдал молитвенную дань памяти Матери Терезы в словах и песнях, а также в многочисленных интервью. Далее следует запись основных событий, день за днем

Среда, 10 сентября

По личной просьбе Шри Чинмоя Президент Горбачев и Раиса Максимовна отдали особую дань уважения Матери Терезе.

Шри Чинмой дал интервью журналисту Нью-Йоркской газеты «Ньюс-дэй» (см. стр. 213).

Вечером Шри Чинмой ответил на вопросы своих учеников о Матери Терезе. (см. стр. 261).

Четверг, 11 сентября

Шри Чинмой написал стихи «Моя песня утренней-вечерней молитвы» и положил их на музыку. Он посвятил эту песню Сестре Нирмале и отправил песню ей в Индию. Он также сообщил ей, что его ученики будут петь в этот вечер перед церквями по всему миру.

Он также отправил распоряжение, чтобы к алтарю Матери Терезы в Калькутте возложили белые лотосы и розы.

Вечером Шри Чинмой прочел лекцию «Критики Милосердия Матери Терезы — душевнобольные!» (см. стр. 266).

Пятница, 12 сентября

Шри Чинмой написал элегию о Матери Терезе.

В 15:00 Шри Чинмой отправился в Дом Миссии Милосердия Матери Терезы в Бронксе, Нью-Йорке, чтобы преподнести Сестрам цветы и карточки с написанным им прощальным словом.

С 18:00 до 21:00 ученики Шри Чинмоя пели «Мою песню утренней-вечерней молитвы» и молились у церквей по всему миру.

В 20:00 Шри Чинмой дал интервью о Матери Терезе программе «Нью Джерси Токинг», 12 канал кабельного телевидения Нью-Джерси.

Суббота, 13 сентября

Утро официальных похорон Матери Терезы в Калькутте

Шри Чинмой положил на музыку недавно написанное прощальное слово и научил своих учеников исполнять его.

В 19:30 на Площадке Устремления, Квинз, Нью-Йорк, Шри Чинмой провел поминальную программу, посвященную Матери Терезе (см. стр. 197).

Воскресенье, 14 сентября

Шри Чинмой положил на музыку часть речи Сестры Нирмалы, произнесенной на похоронах.

Ученики Шри Чинмоя сделали запись его песен о Матери Терезе.

Прощальное слово, написанное Шри Чинмоем, было опубликовано в «Индиан Экспресс», Индия.

Понедельник, 15 сентября

В 10:00 Шри Чинмой дал интервью своему близкому другу монсеньеру Томасу Хартману в студии кабельного телевидения Роквилл Центра, Лонг-Айленд, Нью-Йорк. Была показана видеозапись поминальной службы Шри Чинмоя, а открыла и завершила программу запись его песен о Матери Терезе.

В 13:30 Шри Чинмой дал интервью на радио «WLIB AM» в программе «Риал ток», Нью-Йорк. После ответов на многочисленные вопросы Шри Чинмой прочел свою элегию Матери Терезе.

Моя дорогая Сестра Нирмала,

Я сочинил «Мою песню утренней-вечерней молитвы» о нашей любимой Матери Терезе. Я дарю Вам эту песню с огромной любовью, огромной преданностью и огромной благодарностью.

Мои ученики будут петь эту песню в пятницу в 17 часов на улице перед зданием Миссии Милосердия в Бронксе и в пятницу вечером, между 18 и 21 часами, перед церквями по всему миру.

Ваш в Матери, Шри Чинмой
11 сентября 1997

My morning-evening-prayer-song

Песня моей утренней-вечерней молитвы

Words and music
by Sri Chinmoy
11 September 1997


Слова и музыка
Шри Чинмоя
11 сентября 1997

Mother Teresa, Divinity’s
Charity-Pinnacle-Height.
Your streaming tears are ever fond
Embraces of Jesus Christ.


Мать Тереза, Вершина Высоты
Милосердия Божественности.
Твои струящиеся слезы — вечно любящие
объятия Иисуса Христа.

В четверг, 11 сентября, по просьбе Шри Чинмоя Сестрам Дома Миссии Милосердия Матери Терезы в Калькутте была доставлена огромная композиция из белых лотосов и белых роз для возложения у алтаря Матери

В прилагавшемся послании от Шри Чинмоя было написано:

Моя Сестра Бесконечной Нежности,
Моя Мать Бесконечного Сострадания,
Вот мое одухотворенное обещание Тебе:
Я всегда буду верен и предан
Твоим Миссионерам и всемирной Миссии.

Шри Чинмой,
Нью-Йорк

Ранджана Гхош от имени группы «Шри Чинмой Баджан Сингерс» также отправила прекрасную композицию цветов со следующим посланием:

Нашей дорогой Матери Терезе.

Мы выражаем Вам всю свою любовь, нежность, восхищение и обожание.

Ранджана Гош от имени интернациональной группы «Шри Чинмой Баджан Сингерс»

Eulogy for Mother Teresa

Элегия Матери Терезе

Words and music
by Sri Chinmoy
13 September 1997


Слова и музыка
Шри Чинмоя
13 сентября 1997

Mother Teresa:


Calcutta’s soaring bird,
India’s sailing moon,
The world’s weeping sky,
Earth’s tearing loss,
Heaven’s dancing gain,
The Christ’s
blossoming promise,
The Mother Mary’s
harvesting pride.


Мать Тереза —
Парящая Птица Калькутты,
Плывущая Луна Индии,
Рыдающее небо мира,
Ранящая утрата Земли,
Танцующее обретение Небес,
Расцветающее
обещание Христа,
Плод гордости
Матери Марии.

В пятницу, 12 сентября, Шри Чинмой посещает Миссию Матери Терезы в Доме Милосердия в Бронксе, чтобы возложить цветы к алтарю, установленному у входа почитателями Матери Терезы.

Шри Чинмой глубоко тронут проявлением любви и нежности многих людей в Нью-Йорке, к жизни которых прикоснулась Мать Тереза.

Шри Чинмой молится об упокоении души Матери Терезы.

Шри Чинмой пишет в особой книге соболезнований Матери Терезе:

«Мать, Мать!

Это Ваш Шри Чинмой, Мать. Вы только на днях, 27 августа, благословили меня по телефону из Калькутты. Я спросил Вас, как Вы себя чувствуете. Вы сказали мне: «Мне гораздо лучше, гораздо лучше, Шри Чинмой». Я сказал Вам: «Мать, вчера был Ваш день рождения. Я преданно молился о Вас». Вы ответили: «Спасибо, Шри Чинмой. Вы знаете, что я молюсь о Вас каждый день. Поэтому Вы также должны молиться обо мне каждый день». Я сказал: «Мать, я молюсь».

Увы, увы, 5 сентября Вы ушли от нас в свою Небесную Обитель. «Мать, где бы Вы ни были, мы, Ваши преданные дети, будем с Вами, в Вас и для Вас.

Ваш, в Вашем Возлюбленном Иисусе Христе, Шри Чинмой».

Мать Тереза – доказательство Любви Бога

Дань уважения мировых лидеров (избранное)

Папа Иоанн Павел II

Замок Гандольфо, Италия
7 сентября 1997

Дорогие братья и сестры!

В этот миг молитвы мы вспоминаем нашу дорогую сестру, Мать Терезу из Калькутты, которая два дня назад завершила свой долгий путь на земле. Я встречался с ней много раз, и она живет в моей памяти в образе миниатюрной женщины, все существование которой было служением беднейшим из бедных, но которая всегда была полна неугасаемой духовной силы, силы любви Христа.

Миссионер Милосердия — такова была Мать Тереза словом и делом, являя такой неотразимый пример, что привлекала к себе многих людей, готовых оставить все для того, чтобы служить присутствию Христа в бедных.

Миссионер Милосердия. Каждый день ее миссия начиналась до рассвета перед Причастием. В безмолвии созерцания Мать Тереза из Калькутты слышала, как взывает Христос на Кресте: «Я жажду». Эта мольба, отзывающаяся в глубинах ее сердца, приводила ее на улицы Калькутты и на окраины городов всего мира, чтобы искать Иисуса в бедных, покинутых, умирающих.

Дорогие братья и сестры, эта монахиня, известная повсюду как Мать бедных, оставляет красноречивый пример всем нам — как верующим, так и неверующим. Она оставляет нам доказательство существования Любви Божьей, которая превратила ее жизнь в полную самоотдачу по отношению к своим братьям. Она оставляет нам доказательство значения созерцания, которое становится любовью, и любви, которая становится созерцанием. Ее работа говорит сама о себе и демонстрирует сегодняшнему миру высокий смысл жизни, который, к сожалению, часто кажется утраченным...

Вверяя Господу щедрую душу этой смиренной и полной веры монахини, мы просим Пресвятую Деву поддержать и утешить ее Сестер и тех, кто во всем мире знал и любил ее.

Кардинал Анджело Содано

Государственный секретарь, Ватикан
Калькутта, 13 сентября 1997

Выдержки из его речи на похоронах:

Настал для нас час сказать слова прощания ушедшей Матери Терезе. Мы приехали сюда из разных уголков земли, чтобы выразить свою любовь и благодарность и воздать ей надлежащие почести. Из холодной могилы незабываемая, дорогая Мать Тереза продолжает говорить нам и, кажется, повторяет слова Господа: «Блажен не принимающий, но дающий».

В конце столетия, известного ужасными крайностями проявления тьмы, свет совести, тем не менее, не угас. Благочестие, добродетель, доброта, любовь, когда они появляются на сцене истории, — все еще в почете. Святой Отец Папа Иоанн Павел II выразил то, что видели в этой женщине непоколебимой веры столь многие люди разного общественного положения: ее необычайное духовное видение, ее заботливую и жертвенную любовь к Богу в каждом, кого она встречала, ее абсолютное уважение к ценности каждой человеческой жизни и ее мужество в столкновении со столь многими испытаниями. Его Святейшество, который так хорошо знал Мать Терезу, желает, чтобы эта церемония похорон была великой молитвой благодарности Богу за то, что Он дал ее Церкви и миру...

Дорогая Мать Тереза, вся Церковь благодарит вас за ваш просветляющий пример и обещает сделать его нашим наследием. Сегодня от имени Папы Иоанна Павла II, который направил меня сюда, я говорю вам последнее земное «прощай» и от его имени благодарю вас за все то, что вы сделали для бедных всего мира. Они любимы Иисусом. Они также любимы нашим Святым Отцом, Его Наместником на земле. И его именем я возлагаю на ваш гроб цветок нашей глубочайшей благодарности.

Дорогая Мать Тереза, покойтесь с миром.

Кардинал Бэзил Хьюм

Глава Римской Католической Церкви в Англии и Уэльсе

Мать Тереза — уникальный пример истинной святости для нашего поколения. Обычные люди по всему миру были вдохновлены ее непоколебимой верой в Бога, ее абсолютной приверженностью бедным и силой ее любви и гуманизма.

Предельная искренность, с которой она прожила в вере, дала ей незабываемую силу и сияние. Ее видение будет жить во всех тех, кого впечатлил ее пример.

Сестра Нирмала

Калькутта
13 сентября 1997

Из ее речи на похоронах:

Бог так любил мир, что послал нам Иисуса Христа, а Иисус Христос так любил нас, что послал нам Мать Терезу.

Мы должны дать себе слово продолжать то, что Бог так замечательно начал через нее. Мы молим о том, чтобы быть верными и преданными духу, который Бог даровал нашей Матери.

God loved the world so much

Бог так любил мир

Words by Sister Nirmala
Music by Sri Chinmoy
14 September 1997


Слова Сестры Нирмалы
Музыка Шри Чинмоя
14 сентября 1997

Gods loved the world so much
That He sent to us Jesus Christ,
And Jesus Christ loved us so much
That He sent to us Mother Teresa.


Бог так любил мир,
Что послал нам Иисуса Христа,
А Иисус Христос так любил мир,
Что послал нам Мать Терезу.

К. Р. Нараянан

Президент Индии

Такие люди, как она, исключительно редки на земле. Хотя она гражданин мира, она была очень индийской женщиной по истинному духу нашей культуры, и ее уход — огромная утрата для миллионов наших людей.

Михаил Горбачев, Раиса Горбачева

Международный фонд социальноэкономических и политологических исследований (Горбачев-Фонд)

Кончина Матери Терезы — невосполнимая утрата.

Ее глубочайшая преданность идеалам христианства, ее любовь к Человеку, ее милосердие, сострадание и ее неустанная деятельность в служении человечеству являются примером подлинного гуманизма и энергичных миротворческих усилий, который Мать Тереза подала всем нам.

Мы уверены, что память о Матери Терезе всегда будет вдохновлять всех тех, кто ценит человеческую доброту и мир.

Нельсон Мандела

Президент Южно-Африканской Республики

Я и миллионы других южно-африканцев глубоко опечалены известием о смерти Матери Терезы.

Миллионы наших людей разделяют с народом Индии и всем миром горе и скорбь утраты этого великого человека и слуги Божьего. Работа Матери Терезы с отверженными, нуждающимися и больными останется в нашей памяти на долгие годы.

Ее всегда будут помнить за величайший труд милосердия, совершенный не только на пользу беднейшим из бедных в Калькутте, но также привлекший внимание всего мира к разрешению таких всеобщих проблем, как бездомность и бедность.

Миссия Милосердия, без сомнения, будет черпать силы из фундамента, заложенного Матерью Терезой, и будет продолжать следовать примеру и хранить ее наследие в следующем тысячелетии.

Уход Матери Терезы затронул также и меня лично, как скромно удостоившегося чести, наряду с таким выдающимся человеком, быть награжденным Нобелевской премии Мира и наградой Бхарат Ратна Индии.

Тони Блэр

Премьер-министр Великобритании

В эту неделю, уже наполненную трагедией, мир будет опечален смертью одного из своих самых сострадательных слуг. Мать Тереза посвятила свою жизнь бедным, и ее дух будет по-прежнему жить на земле, оставаясь вдохновением для всех нас.

Гельмут Коль

Канцлер Германии

Мать Тереза — образец добродетели и гуманизма для миллионов людей по всему миру: для христиан и для нехристиан в равной мере. Она помогала беднейшим из бедных, наделяя их чувством достоинства и мужеством продолжать жить дальше. Особую любовь и преданность она проявляла к детям.

Визиты Матери Терезы в Германию были незабываемыми событиями. Я лично признателен за встречи с нею. Она безотлагательно обратила наше внимание на самый худший вид бедности — несчастье людей, не знающих любви. Она учила нас преодолевать безразличие состраданием.

Мать Тереза никогда не будет забыта и будет образцом даже после своей смерти. Память о ней связана с надеждой на лучший, более гуманный мир.

Х.Х. Биренда Бир Бикрам Шах Дев

Король Непала

Мир потерял человека, всю свою жизнь посвятившего благосостоянию и благополучию человечества. Мы глубоко скорбим от этой огромной потери. Мы искренне надеемся, что теперь она вечно будет покоиться с миром.

Коретта Скотт Кинг

Вдова д-ра Мартина Лютера Кинга (младшего)

Наш мир утратил самую знаменитую святую нашего времени. Эта мужественная женщина давала надежду миллионам, демонстрируя нам силу заботы и человеческой доброты.

Сэм Браунбек

Американский сенатор (штат Канзас)

Соучредитель движения за присуждение Матери Терезе Медали Почета Конгресса (1997)

На прошлой неделе, когда в возрасте 87 лет ушла Мать Тереза, мы потеряли святую. Мы обеднели, а Небеса стали богаче.

Она умерла, владея здесь очень немногим. У нее были две пары сандалий, три платья, четки розового дерева. Это было здесь. Но на Небесах она владеет горой золота.

Она прикоснулась к столь многим жизням на этой Земле. Вот невероятное определение успешной жизни: любящее, заботливое, сострадательное, бескорыстное дитя Бога, заботящееся, во многих случаях, о самых отверженных детях Божьих. Мне бы прожить так и свою жизнь.

«Все ради Иисуса». У всех нас могут быть разные веры и взгляды на мир, но именно ее служение Господу было для нее средоточием всего. Как она исполняла его каждый день — это завет каждому из нас о том, как нам следует жить.

Мы потеряли святую, но трагедия не в том, что она умерла; трагедией было бы, если бы она никогда не жила. Она жила полно и так много дала нам, поднимая наше сознание, раскрывая для нас горизонты и заново определив сострадание для всей планеты.

Я благодарю ее за это, и я благодарю ее за ее жизнь.

Поминальная программа Шри Чинмоя в память о Матери Терезе

13 сентября 1997
Площадка Устремления,
Квинз, Нью-Йорк

Шри Чинмой в безмолвной молитве и медитации перед особым алтарем с фотографией Матери Терезы в центре.

Подношение свечей обета к фотографии Матери Терезы.

«Шри Чинмой Баджан Сингерс» исполняют песни Шри Чинмоя о Матери Терезе и Христе.

Шри Чинмой читает написанное им прощальное слово, а затем его ученики устраивают большое художественное представление каждого образа прощального слова.

Ученики Шри Чинмоя поют песню на текст прощального слова, демонстрируя живые театральные картины каждого его образа.

Шри Чинмой читает послание Президента Горбачева о Матери Терезе.

Демонстрация видеофильма о жизни и трудах Матери Терезы.

Шри Чинмой оказывает молитвенное почтение Матери Терезе в особой поминальной программе, проведенной в ее честь в субботу, 13 сентября, на Площадке Устремления в Квинзе, Нью-Йорке. На особом алтаре, установленном на возвышении, оформленном синим и белым (цвета Матери) — украшенные гирляндами изображения Христа, Матери Марии и Матери, а также бережно хранимые в памяти моменты встреч с ней Шри Чинмоя. Флаг Индии, второй родины Матери Терезы, покрывает стол для пожертвований.

Шри Чинмой призывает безграничную любовь и сострадание Матери благословить ее детей во всем мире.

Ранджана Гхош возглавляет интернациональную группу «Шри Чинмой Баджан Сингерс» в процессии подношения свечей обета к фотографии Матери Терезы.

Исполняя особые песни Шри Чинмоя в честь Матери Терезы, певицы наполнены нежной памятью о своей встрече с Матерью 17 июня, когда они были благословлены петь у ее стоп.

Элегию Матери Терезе исполняет большая группа певцов из разных стран. По индийской традиции они надели белое — цвет траура.

Элегия Шри Чинмоя Матери Терезе

Парящая птица Калькутты


Плывущая луна Индии


Рыдающее небо мира


Ранящая потеря земли


Танцующее обретение Небес


Расцветающее обещание Христа


Плод гордости Матери Марии


Иллюстрации, которые демонстрирует Шри Чинмой, выполнены Абакашем Конопиати, издателем книг Шри Чинмоя о Матери Терезе.

Мать Тереза —

Парящая птица Калькутты,
Плывущая луна Индии,
Рыдающее небо мира,
Ранящая потеря земли,
Танцующее обретение Небес,
Расцветающее обещание Христа,
Плод гордости Матери Марии.

Ученики Шри Чинмоя показывают инсценировки, иллюстрирующие каждый из семи образов прощального слова.

Поминальное шествие.

Колонна поклоняющихся олицетворяет собой стихотворение Шри Чинмоя:

«В тот миг, когда я думаю о Матери Терезе,
Я тот час же делаю шаг вперед в вере, в вере в Бога».


Всеобщая любовь человечества

Концерт мира в ООН, посвященный матери Терезе

23 сентября 1997 года в Аудитории Дага Хаммаршельда в штаб-квартире Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке состоялся Концерт Мира, посвященный Матери Терезе. Это событие было организовано полномочным послом, постоянным представителем республики Бангладеш в Соединенных Штатах Анварулом Каримом Чаудхури

Перед началом программы Шри Чинмой дарит послу Чаудхури экземпляр своей книги, которая называется «Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа Божественности».

Ведущая церемонии: Добро пожаловать на эту встречу в честь Матери Терезы. Мы благодарим полномочного посла, постоянного представителя Бангладеш в Соединенных Штатах Анварула Карима Чаудхури за предоставленную нам возможность разделить наше уважение к этой смиренной и сильной женщине. Посол Бангладеш Чаудхури, Шри Чинмой, родившийся в Бенгалии, и Мать Тереза, свободно говорившая по-бенгальски и начинавшая свою Миссию Милосердия в этой части света, связаны общей любовью к человечеству, к миру.

Посол Чаудхури уже давно выступает как сторонник создания более совершенного мира, служа в качестве исполнительного Директора правления ЮНИСЕФ и участвуя в различного рода многосторонних конференциях. Сейчас он служит своей стране как посол и председатель очень важного Пятого Комитета Генеральной Ассамблеи. Мы приглашаем посла Чаудхури поделиться с нами своими мыслями и открыть программу.

Анварул Карим Чаудхури, постоянный представитель Бангладеш в ООН, полномочный посол: Добрый день, досточтимые леди и джентльмены, и мои почтительные приветствия Шри Чинмою. Я встречался с матерью Терезой лишь раз и, к тому же, очень коротко. Поэтому мне неловко что-либо говорить о ней. Но в трудное время мне было отрадно, когда ее дух, ее идеализм, ее поддержка отверженных поднимали меня. Своим служением человечеству, обиженным, Мать Тереза показала, что могут совершить приверженность и преданность. Когда мы думаем о ней, мы думаем о чистоте и самопожертвовании. Забота о неимущих — такова Мать Тереза. Святость — такова Мать Тереза.

Она напоминает нам о том, что в этом мире все еще приветствуется добродетель и что мы еще не полностью преданы закоренелому материализму. Мать Тереза является постоянным напоминанием каждому из нас о необходимости ежедневно совершать все от нас зависящее, чтобы становиться лучше. Я благодарю всех вас за то, что вы пришли на этот замечательный концерт Мира Шри Чинмоя, который в своей жизни старается следовать примеру Матери Терезы.

Шри Чинмой (поклонившись фотографиям Матери Терезы, украшающим сцену): Это фотография Духовной Конференции на высшем уровне, проведенной по инициативе Храма Понимания при штаб-квартире ООН 24 октября 1975 года. А вот Мать Тереза (находит ее на фотографии). В 1975 году она приезжала и благословляла эту аудиторию. Она сидела вот здесь (указывает место на сцене). Я был чрезвычайно рад возможности молитвенно предложить ей розу. Тогда было около 20 религиозных лидеров, и после короткой медитации я подарил розу каждому из них.

Преемница Матери Терезы, Сестра Нирмала, дала очень молитвенное, одухотворенное и плодотворное послание-молитву (на похоронах Матери Терезы): «Бог так любил мир, что послал нам Иисуса Христа, а Иисус так любил нас, что послал нам Мать Терезу». Это очень важное высказывание я молитвенно положил на музыку (Шри Чинмой поет, аккомпанируя себе на фисгармонии).

Затем Шри Чинмой читает некоторые выдержки из своей книги о Матери Терезе.

Шри Чинмой: Я говорил с ней по телефону из Нью-Йорка за девять дней до ее ухода из мира, в день моего рождения 27 августа. (Он зачитывает текст разговора, в котором Мать дает ему свои благословения в день рождения.)

Хор группы «Медитации Мира при ООН» исполняет три песни Шри Чинмоя, посвященные Матери Терезе, в том числе песню, написанную на ее слова. Затем участники хора читают афоризмы о Матери Терезе из книги Шри Чинмоя.

Присутствующие приглашаются лично отдать дань уважения Матери Терезе или поделиться воспоминаниями о ней.


Мисс Сорайя Эмами: Я выполняю благотворительную работу с 15-летнего возраста. Мне всегда хотелось работать рядом с Матерью Терезой, но я мусульманка от рождения, и я боялась, что это вызовет проблемы.

В прошлом году Мать Тереза позвонила мне в 7 часов утра по калифорнийскому времени и сказала: «Дитя мое, я буду очень рада, если ты приедешь и будешь работать со мной». Когда я приехала в Калькутту и провела там три месяца, работая с ней и ее прекрасными Сестрами, я почувствовала радость исполненности и работы от всего сердца, чего не испытывала никогда прежде.

Первым, что я сказала ей, было: «Мать, я хочу удостовериться, что я полностью принята».

А она ответила мне: «Если любой, кто хочет работать со мной, верит в Бога, и верит глубоко, — это все, что мне от тебя нужно. Я скорее буду работать с хорошей мусульманкой или хорошей иудейкой, чем с христианкой, не имеющей веры».

Я никогда не чувствовала большего радушия за всю свою жизнь в такого рода работе, как во время работы с Матерью. Я никогда не забуду утреннюю медитацию и молитву с ней в пять часов утра все это время. Со мною всегда медальон, который она надела мне, и ее благословения в день моего отъезда из Калькутты в ноябре прошлого года. Это самая большая ценность, которую я оставлю своим детям. Благодарю тебя, Мать, за то, что ты сделала меня тем человеком, которым я сегодня являюсь. Спасибо.

Шри Чинмой дает всем присутствующим прасад с фотографией Матери Терезы.


На сцене аудитории Дага Хаммаршельда, где Шри Чинмой впервые встретил Мать Терезу в 1975 году, он оплакивает огромную потерю любимой им святой.


Шри Чинмой демонстрирует фотографию программы, проведенной в ООН в 1975 году, указывая, где сидела Мать Тереза во время открывающей программу медитации.


Шри Чинмой аккомпанируя себе на фисгармонии, исполняет песню, написанную на бессмертное высказывание Сестры Нирмалы, преемницы Матери Терезы:

«Бог так любил мир,
Что послал нам Иисуса Христа,
А Иисус Христос так любил мир,
Что послал нам Мать Терезу».


Участники хора группы Медитации Мира исполняют три песни Шри Чинмоя, которые им посчастливилось петь для Матери Терезы в Миссии Дома Милосердия в Бронксе в июне 1997 года.

Моя Мать Сострадания и моя Сестра Нежности

Любящие воспоминания о Матери Терезе

После смерти Матери Терезы Шри Чинмой получил приглашение от многих представителей средств массовой информации рассказать о своих встречах с нею

Здесь приведены выдержки из этих интервью и интервью, состоявшееся в 1995 году в Организации Объединенных Наций, а также ответы на вопросы о Матери Терезе, заданные учениками Шри Чинмоя 10 сентября 1997 года

«Ньюсдэй»

10 сентября 1997
Ресторан Аннам Брама
Джамайка, Нью-Йорк

Журналист: мисс Мерль Инглиш

«Ньюсдэй»: Я бы хотела делать записи о Матери Терезе в хронологическом порядке, начиная с этого воскресенья.

Шри Чинмой: Я все еще оплакиваю свою величайшую потерю. Я испытываю такую нежность, восхищение и любовь к Матери Терезе. Она относилась ко мне с безграничной нежностью и состраданием. Сейчас не время говорить о себе, время выразить глубочайшую благодарность за ее доброту и сострадание ко мне.

Она родилась 26-го августа, а крещена была на следующий день, 27-го, который является также днем моего рождения. 26-го я говорил с ней по телефону в течение 15 минут. В Индии это было на самом деле 27-е, потому что там время вперед на сутки. Она знала, что я собираюсь звонить, поэтому ответила на звонок сама! Я спросил ее: «Мать, как вы себя чувствуете?» Она сказала: «Хорошо, мне гораздо лучше». Она благословляла меня по телефону в день моего рождения и спрашивала меня о моих делах. А 5 сентября она умерла.

Ньюсдэй: Где вы встретились с ней впервые?

Шри Чинмой: В ООН. 24 октября 1975 года Храм Понимания пригласил религиозных лидеров на межконфессиональную встречу, духовную конференцию на высшем уровне, которая проходила в Аудитории Дага Хаммаршельда в ООН. Я открыл конференцию медитацией и затем подарил розы всем участникам, включая и Мать Терезу. Там также присутствовал Генеральный Секретарь Курт Вальдхайм.

«Ньюсдэй»: Установили ли вы какие-то отношения с Матерью Терезой после этой первой встречи?

Шри Чинмой: На то, чтобы установить отношения, ушло достаточно много лет. В 1989 году один из моих учеников говорил с ней по телефону. К этому времени завершался 25-й год моего служения на Западе. Поэтому Мать Тереза отправила мне такое послание: «Благослови Бог ваши усилия». С того времени мы общаемся регулярно. В 1994 году мне выпала большая удача снова встретиться с ней в Риме.

«Ньюсдэй»: По какому случаю?

Шри Чинмой: Она благосклонно согласилась принять наш Факел Мира. Как вы знаете, наша эстафета Бега Мира проходит по всей земле. Раз в два года бегуны нашего Бега Мира проносят факел более чем через 70 стран.

Во время этой встречи с Матерью в 1994 году у меня была с ней личная 15-минутная беседа. Затем она встретилась с пятьюдесятью моими учениками, сопровождавшими меня. Мы пели для нее песни.

Это переживание встречи с Матерью Терезой навсегда останется начертанным на табличке моего сердца-устремления. Первое, что она сделала,— она показала свое истинное смирение. Я ожидал ее в очень маленькой комнатке, меньше самого малого. Комната была очень простой, с маленьким столиком и двумя стульями, и здесь были глубокие вибрации святости. По индийской традиции, из уважения, я оставил свои сандалии перед дверью и вошел босым. Когда она увидела меня в одних носках, она сказала: «Что вы делаете? Здесь холодно. Либо вы наденете свою обувь, либо я тоже сниму свои сандалии и оставлю их у входа». И что было еще более невероятным, она была готова взять мои сандалии и принести их мне. Так что, мне пришлось очень быстро, широкими шагами отправиться за сандалиями. Я схватил их и немедленно надел, чтобы ей не пришлось их нести. Затем она сказала: «Теперь все в порядке».

Я сел перед ней, склонив голову, и две или три минуты мы молчали. Мы сидели лицом к лицу. Затем она взяла мою левую руку и стала массировать и гладить ее. После этого она принялась гладить мою правую руку. Когда мы начали разговор, первое, что она рассказала мне, было то, как они спасли два десятка женщин. Она рассказала мне, что ходила в калькуттскую тюрьму проведать нескольких женщин с дурной репутацией. Они занимались незаконной деятельностью, и полиции пришлось их арестовать. Все они плакали, восклицая: «Мать, Мать, мы не хотели вести такую небожественную жизнь, но мы были вынуждены делать это из-за бедности».

Поэтому Мать сказала им: «Я забираю вас. У меня вы получите очень хорошее обучение». И затем она сказала тюремным властям, что берет на себя ответственность за этих женщин.

«Ньюсдэй»: И они отпустили этих женщин с нею?

Шри Чинмой: Они ответили: «Мать, если вы берете на себя ответственность, мы отпустим их». Все эти женщины стали монахинями, Сестрами ее Миссии Милосердия. Она сказала мне: «Вот что может сделать любовь. Миру нужна только любовь, любовь, любовь». Она сама направилась в тюрьму и освободила эти два десятка женщин. Потом она дала им столько нежности, что все они присоединились к ее Ордену. Она поступала так много раз. Как только она слышала, что какие-то женщины не хотят вести такую небожественную жизнь, она отправлялась в тюрьму, освобождала и преображала их. Она говорила мне, что любовь может преобразовать природу каждого, и это так справедливо. Это было ее внутренним убеждением. С него она начала и сохранила это убеждение до конца своей жизни.

Но в некоторых своих сочинениях она признавала, что некоторых людей не может изменить даже любовь. Один такой печальный случай имел место в ее жизни. Даже своей самозабвенной любовью она не смогла изменить природу одного конкретного человека, который не позволил ей въехать в Албанию, чтобы повидаться с дорогой матерью. Она говорила: «Я думала, что любовь может сделать все, но любовь не достигла успеха». Убеждение ее души в том, что любовь может все, по-прежнему осталось, но каждое правило допускает исключение. Так что, в том случае, несмотря на величайшие усилия, она испытала разочарование и уныние. Она не смогла повидать свою мать до самой ее смерти.

«Ньюсдэй»: Повидавшись с Матерью Терезой в Риме, вы в следующий раз виделись с ней здесь?

Шри Чинмой: В прошлом году я встречался с ней в Бронксе и в июне этого года встречался с ней в Бронксе еще два раза. 3 июня у меня была с ней личная встреча, а двумя неделями позже, 17 июня, я виделся с ней вновь. Меня сопровождали сорок моих учеников. Они пели для нее песни преданности на бенгальском. Она понимала все песни, поскольку говорит на бенгальском. Затем она пригласила их приехать в Индию и спеть для ее Миссии в Калькутте.

«Ньюсдэй»: Вы говорили друг с другом по-бенгальски?

Шри Чинмой: Мы говорили по-английски. Я бы говорил по-бенгальски, но она предпочла английский. После этой встречи я вновь хотел говорить с нею, прежде чем она уедет в Калькутту. Одна из ответственных Сестер Дома в Бронксе, Сестра Савита, сказала, что хотела бы условиться о звонке Матери ко мне. До этой встречи я говорил с Матерью Терезой по телефону несколько раз.

В день своего отъезда из Нью-Йорка она позвонила мне. Она позвонила мне из Бронкса около 11:30 утра и говорила со мной примерно десять минут. Но это было еще не все. Позже, в этот же день, она написала мне очень сострадательное письмо. Можете себе представить? Около трех или четырех часов одна из Сестер Миссии позвонила мне, чтобы уточнить наш адрес, говоря: «Мать написала вам письмо перед отъездом». Это было ее последнее письмо, ее последние написанные для меня благословения. Самый последний раз я говорил с нею 26 августа, когда звонил, чтобы поздравить ее с днем рождения, и она также даровала мне свои благословения в день моего рождения. Она щедро благословила меня. Она всегда так поступала.

Три или четыре дня спустя, когда умерла принцесса Диана, мне захотелось получить особое послание Матери Терезы для книги, которую я писал о духовной величине принцессы Дианы. Я попросил одного из своих учеников позвонить ей. Она уже сделала два заявления, одно — для Королевской семьи, а другое — для общественности. Но она тотчас сделала еще одно по моей просьбе. Это было мое последнее общение с ней. Я не говорил с ней непосредственно, но попросил ее комментарии, и она предоставила их. На этот раз она вновь упомянула о том, что хочет, чтобы я отправился с ней в Китай, потому что Китай нуждается в свете. Так много раз она говорила мне, что я должен поехать с ней в Китай. Она хотела, чтобы мы поехали предложить свет вместе. Во время этого последнего контакта, когда она давала нам послание о принцессе Диане, она также сказала: «Скажите ему, что нам надо поехать в Китай». Я никогда этого не забуду.

«Ньюсдэй»: Вы были в Польше, когда умерла Мать Тереза?

Шри Чинмой: Да, я смотрел новости о Принцессе Диане по телевизору. И вдруг объявляют, что есть еще одна печальная новость: умерла Мать Тереза. Я был так поражен, поскольку она говорила со мной всего несколько дней назад, говоря мне: «Мне гораздо лучше, мне гораздо лучше». Таковы были ее слова. О Бог, я смотрел телевизор, схватившись за голову, я был ошеломлен.

«Ньюсдэй»: Что вы думаете о том факте, что две эти великие женщины умерли одна за другой в течение нескольких дней? Одна была молодой, другая пожилой, но, кажется, сердца их были похожи, поскольку Диана старалась делать добро, и Мать Тереза всегда делала добро.

Шри Чинмой: Две огромные потери для мира — вот что я скажу! Только вчера один сенатор сказал нечто очень, очень хорошее о Матери Терезе. Он сказал: «Мы обеднели, а Небеса стали богаче».

Ньюсдэй: А вы не считаете, что в том, что две эти женщины умерли почти в одно время, есть какое-то послание миру?

Шри Чинмой: Послание заключается в том, что нам нужно больше думать о мире, чем о самих себе. Эти две женщины дали нам одно послание: нужно думать о мире, вместо того чтобы думать только о себе. Они обе считали страдающее, истекающее кровью человечество своим очень близким. Обе они хотели служить бедным и страдающим.

Одной было 36 лет, другой 87, но они умерли почти в одно время с разницей в несколько дней. Чему может научить нас их уход? Мы не имеем представления, когда придет наш черед. Поэтому, если мы хотим сделать что-то хорошее для человечества, мы не должны терять время, а делать это сейчас. Каждый миг своего пребывания на земле мы можем совершать что-то хорошее для мира. Мать Тереза услышала внутренний зов и проделала путь из Албании в Индию. В Калькутте она нашла свой истинный дом. Она была живым доказательством того, что мир — это единый дом.

«Ньюсдэй»: Говорила ли она вам когда-либо о том, почему ее потянуло именно в Калькутту, а не в какое-то другое место в Индии?

Шри Чинмой: Ее Спаситель Иисус Христос вдохновил ее изнутри отправиться именно в Калькутту и служить Ему там. Она — океан сострадания, а я — лишь крохотная капелька, но позвольте мне привести вам пример того, о чем я говорю, рассказав вам кое-что о собственной жизни. Я родился в Индии и провел там многие годы, молясь и медитируя. Я мог бы оставаться в Индии, но мой Внутренний Кормчий, — вы говорите «Бог», а я пользуюсь термином «Внутренний Кормчий», — захотел, чтобы я приехал в Америку служить Ему здесь.

Точно так же, она могла оставаться монахиней в Албании, но Некто глубоко внутри нее побудил ее приехать в Индию. Когда речь идет о ней, то Некто — это Спаситель Иисус Христос. Говоря о себе, я пользуюсь словами «Внутренний Кормчий». Он приказал мне приехать в Америку Прекрасную, чтобы служить человечеству. Весь мир — Его Дом. Каждая страна — как комната. Несколько лет мне пришлось жить в одной комнате. Затем Он сказал: «Теперь ты должен отправиться жить в другую комнату». Поэтому я приехал в эту другую комнату, но это все тот же большой дом.

«Ньюсдэй»: Это так замечательно — сама идея, что служение можно предложить там, куда вас призывают, потому что все это — один мир.

Шри Чинмой: Этот мир един. Если мой Внутренний Кормчий говорит: «Приходи и служи Мне здесь», — как я могу ответить «нет»? Если я чувствую любовь к моему Внутреннему Кормчему — а я чувствую ее, — если я хочу полностью отдать свою жизнь, чтобы радовать Его так, как Он хочет, то откуда же возьмется другая идея?

«Ньюсдэй»: Какое воспоминание о Матери Терезе особенно сильно врезалось вам в память?

Шри Чинмой: То, что мне особенно запомнилось с первого же раза, когда я встретился с ней лично, было ее сострадание, нежность и забота. Вначале она хотела принести мне мои сандалии. Затем, когда я сел, она стала гладить мою левую руку, правую руку. Первое, чем она поделилась со мной, была история о женщинах, которых она спасла. Ее послание — любовь и сострадание. Лодка ее жизни постоянно курсировала между двумя берегами, двумя целями — любовью и состраданием.

Критиковать людей очень просто, это может делать каждый. Но давайте посмотрим, многие ли смогут пойти и работать с больными проказой и СПИДом? Мы можем говорить о помощи миру в общих словах, но если нам нужно встретиться с умирающим человеком лицом к лицу — мы не пойдем. Мы не хотим даже приближаться к больнице до тех пор, пока наши родные, ближайшие члены нашей семьи, серьезно не заболеют. Часто, даже когда в больнице наши друзья, мы лишь посылаем цветы. Что касается Матери Терезы, то весь мир стал непосредственной частью ее семьи. Ведь Мать Тереза подбирала людей с улицы, прямо из трущоб! Что это было, если не ее бесконечная любовь и сострадание? Она одновременно цветок-сердце человечества и аромат-душа божественности. Из своего личного опыта я могу сказать, что в один миг она была для меня сестрой, а в следующий миг — матерью. Когда я кланялся ей, она клала свои руки мне на голову, как мать, благословляющая своего сына. Она имела полное право положить свою ладонь мне на голову и благословить меня, потому что в это время она исполняла роль моей матери. Затем, в следующий момент, она исполняла роль сестры и требовала, чтобы я поехал с ней в Китай помогать ей, или могла посмотреть на меня с величайшей нежностью. В это время она была старшей сестрой, смотрящей с такой любовью и признательностью на своего младшего брата.

«Ньюсдэй»: Она выглядела очень веселым, общительным человеком.

Шри Чинмой: Безусловно! Ее божественный юмор всегда был направлен не на то, чтобы уязвить людей, а чтобы смягчить их страдания. Когда кто-то страдает, можно пошутить, чтобы причинить ему боль. А с другой стороны, можно пошутить, чтобы облегчить ему боль. Когда близкий человек в больнице, родственники первым делом молятся и медитируют, чтобы Бог излечил его. Затем они говорят с больным о легких вещах, абсолютно незначительных, земных вещах так, чтобы уменьшить его напряжение. Иначе, если они начнут говорить о более глубокой философии, состояние пациента может лишь ухудшиться!

«Ньюсдэй»: Именно так! Это дает человеку возможность почувствовать себя более непринужденно. Мать Тереза, должно быть, любила вас.

Шри Чинмой: Она очень любила меня! У нас так много фотографий, где она проливает на меня свою нежность. После каждой нашей встречи остается много фотографий, на которых она благословляет меня, проливает на меня свою нежность, высоко ценит мою работу. Она всегда говорила мне, что молится обо мне каждый день, и просила меня, чтобы я также молился о ней. Даже в день моего рождения она говорила мне: «Я молюсь о вас, и мои Сестры будут молиться о вас. Вы также должны обо мне молиться». Каждый раз, когда она говорила со мной, она просила меня молиться о ней.

«Ньюсдэй»: Это то, о чем также говорил и Иисус.

Шри Чинмой: Это эмоциональное требование. Как я говорил, мы были как мать и сын, брат и сестра. Поэтому она говорила мне: «Вам нужно делать это, вы должны делать то. Вы должны отправиться со мной в Китай».

«Ньюсдэй»: Знала ли она о трудностях, связанных с вашей поездкой туда?

Шри Чинмой: Нет, этого я ей не говорил. Я лишь сказал: «Мать, когда придет время, я непременно последую за вами».

«Ньюсдэй»: Вы встречались также и с ее преемницей?

Шри Чинмой: Ее преемница, Сестра Нирмала, так хорошо ко мне относится, она так добра и нежна. Когда я отправился навестить Мать Терезу в Бронксе, она подошла ко мне и представилась: «Я — Сестра Нирмала». Я знал о ней, поэтому я привез для нее подарок. Она была с Матерью Терезой, когда я подарил Матери эту книгу, которую написал о ней (показывает книгу). Так что, я буду поддерживать отношения с Сестрой Нирмалой. Я уже отправил ей письмо.

«Ньюсдэй»: Вы подарили Матери Терезе эту книгу?

Шри Чинмой: Это был мой подарок ко дню ее рождения. Я посвятил эту книгу ей и лично вручил, когда виделся с ней в июне. Затем она благословила эту книгу. На первой странице она написала: «Благослови Вас Бог» и поставила там свою подпись. Я взял эту страницу и отдал ее в печать, и она была включена в более позднее издание книги. Около 15 минут Мать Тереза просматривала книгу в моем присутствии. Несколькими днями позже, когда я говорил с ней, она сказала, что книга ей очень понравилась.

«Ньюсдэй»: Вы подарили ей эту книгу, не зная, что в скором времени ее не станет среди нас!

Шри Чинмой: Если мы не молимся и не медитируем, тогда нам все нужно делать самим. Но если мы молимся и медитируем, тогда за нас все делает Бог. Я ничего не знал, но Бог знал, что должно было произойти. Почему я написал эту книгу и вручил ей в подарок на день рождения в июне? День ее рождения в августе, так что мне следовало подарить ей книгу в августе. Но что-то внутри меня говорило мне: «Чем скорее, тем лучше!»

Когда я позвонил ей в день своего рождения, я получил ее последнее благословение. Это останется в моей памяти. Я буду дорожить этим последним благословением, которое получил в день своего рождения. Затем, тричетыре дня спустя, когда я захотел получить ее послание о Принцессе Диане, она дала его. Это вошло в мою книгу о принцессе Диане.

«Ньюсдэй»: Когда вы опубликовали свою книгу о принцессе Диане?

Шри Чинмой: Несколько дней назад. Я беседовал с ней 21 мая — лишь за три месяца до ее смерти. Затем она написала мне два письма в июне, три письма в июле и письмо 7 августа — меньше чем за месяц до того, как она покинула тело.

«Ньюсдэй»: Это поразительно!

Шри Чинмой: В ее последнем письме упоминается «Ньюсдэй». Ваша газета писала, что она была царицей сердец американцев, так что я отправил ей экземпляр вырезки из «Ньюсдэй». Я также рад, что был инструментом в организации ее последней беседы с Матерью Терезой. В первый раз она встретилась с Матерью в Риме в 1992 году. Она хотела увидеть ее еще раз в этом году, но не смогла ее разыскать. Поэтому я сказал, что возьму на себя ответственность за организацию встречи, поскольку собирался беседовать с Матерью. Когда я сказал Матери Терезе по телефону, что принцесса Диана хочетповидаться с ней, Мать ответила: «Скажите ей, чтобы она приехала в Нью-Йорк». Но принцесса Диана хотела повидаться с Матерью в Европе. Тогда Мать Тереза пошутила со мной, говоря: «Если она не хочет приехать повидать меня в Нью-Йорк, тогда скажите, чтобы она приехала встретиться со мной в Калькутте». Так что, я написал принцессе и дал ей номер телефона и адрес Матери Терезы в Бронксе. Тогда она дозвонилась Матери и, в конце концов, увиделась с ней.

«Ньюсдэй»: Это поразительно, поразительно! Кажется, Бог дал вам возможность соприкоснуться с жизнью этих двух людей.

Шри Чинмой: Не то, чтобы я соприкоснулся с их жизнью, — мне была дана золотая возможность быть им полезным. Бог хотел, чтобы принцесса Диана вывела свои духовные качества на передний план. Что касается меня, я начал молиться и медитировать в возрасте четырех лет. А последние двадцать семь лет я провожу свои молитвы в ООН для всего мирового сообщества. У принцессы Дианы было так много хороших качеств, но ее жизнь-молитва еще не вышла на передний план. Она выполняла такую большую благотворительную работу для бедных, для больных, но у нее также был и другой аспект, духовный аспект. Вот почему она хотела видеть Мать Терезу и почему пригласила меня нанести ей визит в Кенсингтонский Дворец. Иначе она могла бы сказать: «О, меня не интересуют духовные люди». Но ее сердце взывало к Любви и Свету Бога, Свету, который Мать Тереза видела и которому служила в Иисусе Христе.

Та же высшая сила создала возможность встречи принцессы Дианы со мной незадолго до ее ухода. Годами я безуспешно хотел встретиться с ней. Как мне удалось это в самый последний момент? Это произошло благодаря вмешательству высшей силы. И такие же близкие отношения у меня также развились с Матерью Терезой в последние несколько лет ее жизни. Впервые я встретил ее в 1975 году, но прошло много лет, прежде чем я увидел ее вновь. Это потому, что в то время в этом не было необходимости. Но когда пробил избранный Богом Час, мы стали друг другу чрезвычайно близки.

И с принцессой Дианой, если бы у нас не было этой первой и последней беседы, мы бы так и не узнали друг друга. Плюс эти письма! Как можно было себе представить, что она напишет 7 августа, а три недели спустя покинет планету Землю? Я сомневаюсь, что многие люди получали от нее письма после 7 августа. И, вероятно, очень немногие люди имели с ней личные беседы с того времени, когда я встречался с ней в мае.

«Ньюсдэй»: Да, это именно так! Но она, очевидно, так же стремилась как можно скорее встретиться с вами и с Матерью Терезой.

Шри Чинмой: Верно. Именно она просила меня организовать встречу. Она говорила: «Я не могу разыскать Мать Терезу». Я ответил: «Я сделаю это». Так что, я сделал это. Я был инструментом, но встречи хотело ее сердце. Иначе, когда я говорил ей, что Мать Тереза так добра и нежна со мной, она могла сказать: «Да, да, я тоже ее почитательница». Но она почему-то сказала: «Я хочу встретиться с ней. Не скажете ли вы мне, как я могу встретиться с ней?» Она могла остановиться, сказав: «Да, да я глубоко восхищена ею», но она так стремилась встретиться с ней. Что-то внутри Принцессы Дианы побуждало ее.

«Ньюсдэй»: Это замечательно! Как раз вовремя!

Шри Чинмой: Она встретилась с ней в середине июня. Затем, через несколько недель, они обе ушли. Так что, все это было предопределено Богом. Когда мы молимся и медитируем, Бог все для нас делает.

«Ньюсдэй»: Это просто поразительно. Вы так правы. Когда находишься в гармонии с более высокой силой, все и происходит.

Шри Чинмой: Более высокие силы делают это для нас, потому что мы — их дети. Дети ничего не знают. Родители знают, что принесет их детям радость, поэтому родители делают это. Дети умеют только плакать. Остальное делают родители.

«Ньюсдэй»: Это было совершенно замечательно! Просто совершенно замечательно! Вы будете здесь до конца недели или вскоре снова уезжаете?

Шри Чинмой: Я только что возвратился из Осло и Варшавы. Там я давал Концерты Мира. Концерт в Осло я посвятил принцессе Диане, а Концерт в Варшаве — Матери Терезе. На сцене во время концерта в Варшаве у нас были огромные фотографии Матери Терезы.

«Ньюсдэй»: Мать Тереза соединяла духовную жизнь и жизнь служения.

Шри Чинмой: Она была женщиной молитвы плюс служения. Мать Тереза всегда говорила: «Молитесь обо мне, молитесь обо мне, молитесь обо мне». Бог захотел соединить в ней служение и молитву. Что касается Дианы, она была женщиной служения — служения человечеству. Если говорить обо мне, то сначала я молюсь и медитирую, а затем служу. Я бывал во многих странах с Концертами Мира. Мать Тереза также выполняла и то и другое. Каждый день она молилась, и, в то же время, она служила.

Принцесса Диана была молода, у нее не было времени или возможности войти в жизнь-молитву. Именно поэтому она не принимала жизнь-молитву так серьезно. Но она принимала всерьез жизнь-служение. Все время она отправлялась то туда, то сюда: в Анголу, Югославию, Пакистан и другие места. Она принимала более серьезно жизнь-служение, в то время как Мать Тереза принимала серьезно и служение, и молитву.

«Ньюсдэй»: Я действительно счастлива, что постаралась прийти сюда, потому что это куда больше, чем я ожидала. Я думаю, мы затронули тот аспект, которого никто другой по-настоящему не касался — связь между вами тремя. Это удивительно!

Шри Чинмой: Бог свел нас вместе. Жизнь Матери Терезы завершалась, а жизнь Дианы была в расцвете. Мы трое были подобны треугольнику. Я стоял между ними двумя, как преданный мост.

«Ньюсдэй»: Вы свели их вместе. Это захватывает больше, чем может выдержать ум.

Шри Чинмой: Ум никогда не может постичь внутренних реальностей. Ум очень ограничен, он лишь коллектор информации. Своим умом мы прочли много книг и говорили со столькими людьми на земле, но мы лишь собирали информацию. Истинное знание и мудрость приходят из молитвы и медитации — не из книг. Иначе миром бы правили профессора и учителя. Но они только ввели бы нас в заблуждение. Чем больше мы остаемся в уме, тем в большем заблуждении мы оказываемся. Но если мы можем жить в сердце, мы поднимаемся.

Находясь в уме, мы будто заточены в клетке; все окна и двери закрыты, и мы не можем выйти за ее пределы. Это как тюремная камера, а мы хотим выйти из нее. Но находясь в сердце, мы будто в прекрасном саду под открытым небом. Так что, это наш выбор. Мы можем жить в тюрьме своего собственного ума, которую сами создали, но ведь мы можем жить и в саду собственного сердца, который также является нашим творением. Если мы в уме, нас приглашает тюремная камера, если мы в сердце, нас приглашает сад.

«Ньюсдэй»: Это точно. Совершенно верно! Шри Чинмой, я не могу выразить, какое счастье я испытываю сейчас от нашей беседы.

Шри Чинмой: Мы плывем в одной лодке. Приходило так много корреспондентов, но они не открывали своих сердец так прекрасно и духовно, как это сделали вы. Мы не можем аплодировать одной рукой. Необходимы обе руки.

Позвольте мне подписать для вас эту книгу (Шри Чинмой подписывает свою книгу о принцессе Диане и рисует семь птиц). Семь — для семи высших миров. Существует семь высших миров. Когда умру я, когда умрете вы, мы отправимся в эти семь высших миров.

«Ньюсдэй»: А я еще и родилась в седьмом месяце. Это замечательно. Спасибо. Благодарности будет недостаточно. Вы понимаете, что я чувствую. Я ценю это.

Шри Чинмой: Все происходит в Богом избранный Час. Всего этого не могло бы произойти, если бы не пробил Час Бога. Одна была в Калькутте, другая была в Англии, третий — здесь, в Нью-Йорке. Видите, как Бог соединил нас, потому что мы любим Его. Если мы любим Бога, тогда Бог связывает все воедино.

«Ньюсдэй»: Я верю в это, я действительно верю. Именно поэтому я здесь.

«Встреча знаменитых людей»

28 сентября 1997
Статья из газеты «Ньюсдэй»

Штатный корреспондент: Мерль Инглиш

Мечта Дианы встретиться с Матерью Терезой
исполнилась с помощью сторонника мира

В прошлом месяце умерла принцесса Диана, исполнив одно из своих заветных желаний. 18 июня в Доме Миссии Милосердия в Южном Бронксе она встретилась с Матерью Терезой.

Житель Брайервуда, всемирно известный сторонник мира Шри Чинмой помог Диане исполнить это желание.

Прибыв в Лондон, чтобы 21 мая выступить в Ройал Алберт Холл с одним из своих 500 концертов, которые он дал в 43 странах, Шри Чинмой был приглашен с визитом к принцессе в Кенсингтонский дворец всего за несколько часов до ее отлета в Пакистан, где принцесса собиралась навестить детей, больных раком.

Диана была приглашена на концерт, но не смогла посетить его из-за запланированной поездки. Но она приняла Шри Чинмоя (ему 66 лет) в своем кабинете, медитировала и молилась с ним и слушала его пение, в том числе песни на его родном бенгальском языке, которые он написал о принцессе и о двух ее мальчиках Уильяме и Гарри.

Аккомпанируя себе на синтезаторе, Шри Чинмой также исполнил песни, написанные им на слова принцессы Дианы из ее публичных высказываний, среди которых были: «Я не политический деятель» и «Каждый нуждается в признании...». Он говорил, что она прокомментировала его песни так: «Я рада, что кто-то слушает то, что я говорю».

Диана приняла особый рисунок Шри Чинмоя из серии «Птицы Мечты о Мире и Свободе» — а всего их 7 миллионов, — который он нарисовал для нее. Когда она заметила буквы «W» и «H» среди очертаний двух птиц, парящих в высоте голубых небес среди белых пышных облаков, Шри Чинмой сказал, что она воскликнула: «Мои мальчики, мои мальчики!»

Шри Чинмой и принцесса Диана
в мае возле Кенсингтонского дворца.

В беседе с Дианой Шри Чинмой упомянул, что Мать Тереза ее очень любит и относится к ней, как к своей дочери. Диана сказала ему, что она хочет встретиться с известной монахиней, но пока ей это не удалось.

«Я сказал, что мог бы взять на себя организацию встречи, поскольку собирался беседовать с Матерью. Я сказал Матери по телефону, что принцесса Диана хотела бы встретиться с ней». Он говорил, что Мать Тереза ответила: «Скажите ей, чтобы она приехала в Нью-Йорк».

«Итак, я написал принцессе и дал ей номер телефона и адрес Матери Терезы в Бронксе. Затем она позвонила Матери и в конце концов навестила ее. Я был инструментом, но этой встречи хотело ее сердце».

Шри Чинмой был одним из давних почитателей Дианы.

«Долгие годы я хотел встретиться с нею, потому что испытывал глубочайшее восхищение ее милосердием, благотворительностью и искренним состраданием к бедным и страдающим людям», — высказался недавно музыкант, поэт, спортсмен и автор около 2000 книг. Шри Чинмой поделился некоторыми своими воспоминаниями о Матери Терезе в вегетарианском ресторане «Аннам Брама» в Брайервуде.

Его впечатления об этих двух личностях мирового масштаба изложены в двух книгах, написанных и опубликованных им в этом году: «Диана, Принцесса Уэльская, Императрица Мира» — о своем визите к Диане в Кенсингтонский дворец, и «Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества и Аромат-Душа Божественности» — дань уважения, а также подарок на день рождения монахине, лауреату Нобелевской премии Мира.

Шри Чинмой впервые встретил Мать Терезу в ООН в 1975 году, и они поддерживали тесную связь в последующие годы. Он вспоминал о том, как во время встречи с ней в Риме, придерживаясь индийской традиции, из уважения к ней он оставил свои сандалии перед дверью комнаты, в которой должна была состояться беседа. Мать Тереза сказала ему, что, если он не наденет сандалии, то ей придется снять свои, которые она не снимала, потому что в комнате было холодно.

Он также вспоминал о том, как она массировала его пальцы и руки, как это сделала бы мать или старшая сестра.

Шри Чинмой сказал, что лично встречался с монахиней за день до ее встречи с принцессой в Нью-Йорке, а 26 августа, всего за несколько дней до своей смерти, Мать Тереза благословила его в день рождения по телефону. Несколькими днями позже, по его просьбе, она отправила ему высказывание о смерти принцессы. Оно было напечатано в его книге о принцессе — издании, вышедшем небольшим тиражом, которое, по его словам, предназначалось только для друзей.

Его контакты с Дианой начались за несколько месяцев до их встречи. Он и его ученики из Международного Центра Шри Чинмоя, расположенного в Квинзе, вырезали и посылали ей позитивные газетные и журнальные статьи о ней в противовес негативной прессе, которую она получала.

Он был одним из последних людей, с которыми переписывалась Диана.

В письмах от 21 июня и 7 августа, которые он получил от нее, Диана благодарила его за то, что он прислал ей статьи, опубликованные о ней в «Ньюсдэй», включая передовицу «Диана обрела дом в сердцах американцев».

«Я все еще скорблю о своей величайшей потере, — говорит он, — она была так добра и сострадательна ко мне».

Шри Чинмой вспоминал, что принцесса позировала с ним для фото. Она стояла возле стола с редкой хрустальной статуэткой индийского бога Ганеша.

«Он тот, кто приносит нам исполнение наших желаний, при условии, что желания искренни», — говорил он ей.

Он сказал ей, что она и Мать Тереза плывут в одной лодке, и принцесса заметила: «Но я очень-очень маленькая Мать Тереза».

Шри Чинмой сказал, что, когда он покидал дворец, принцесса Диана настояла на том, чтобы нести его дипломат к такси, которое она вызвала и оплатила.

Он уверен, что Диана умерла несчастной.

«Весь мир может ненавидеть меня, но я должен сказать, что она была несчастной. Внешне она что-то достигала, но внутренне она была очень-очень несчастна, — говорил он. — Когда люди внешне влюблены, они могут общаться со своими друзьями и подругами, но внутренне они могут чувствовать себя несчастными из-за своих поступков по многим причинам... Что касается Дианы, то внешне мы видим, что она общалась с тем или иным человеком, что она наслаждалась отдыхом и так далее, но никто не знает, что происходило внутренне».

Однако он верит в то, что принцесса росла духовно.

«Если бы принцесса Диана не верила во внутреннюю жизнь, она бы не восхищалась и не обожала Мать Терезу, — говорит он. — Она не просила бы меня приехать и повидать ее... Но она действительно испытывала жажду духовности. И эта жажда заставила ее найти время, чтобы повидать меня».

«Поэтому я лично чувствую, что, хотя внешне она иногда вела роскошную и романтичную жизнь, внутренне она на самом деле не хотела этого. Внутренне она хотела жизни, полной покоя. Духовность в принцессе проявилась и начала расцветать, только у нее не было возможности расцвести так, как уже расцвела ее жизнь-служение».

«New Jersey Talking»

12 сентября 1997
12-й канал кабельного телевидения
Нью-Джерси

Журналист: мисс Пейдж Хопкинс

Журналист: Сегодня вечером в нашем шоу мы встретимся с другом Матери Терезы. Он расскажет нам о ее жизни, поделится воспоминаниями о ней и расскажет о своей миссии мира.

Наш гость — Шри Чинмой. Он был другом Матери Терезы более двадцати лет и говорил с нею всего за девять дней до ее смерти. Он является также автором книги об этой покойной монахине, и сейчас он здесь, чтобы поделиться с нами своими воспоминаниями о ней. Добро пожаловать!

Это была такая огромная потеря для мира. Вы не ожидали ее смерти?

Шри Чинмой: Я был поражен сверх всякого воображения. Когда я спрашивал ее о здоровье всего за девять дней до ее ухода, она ответила мне: «Шри Чинмой, мне гораздо лучше, гораздо лучше. Молитесь обо мне, как я молюсь каждый день о вас».

Я встречался с нею пять раз. Первая встреча была в 1975 году в ООН во время межконфессиональной программы, организованной Храмом Понимания. Мне предложили открыть программу медитацией и затем я подарил розы всем религиозным лидерам.

Журналист: Каким было ваше впечатление о ней, когда вы встретили ее. Она прямо светилась?

Шри Чинмой: Простота, чистота, смирение — эти три добродетели первостепенно важны, и именно их я и заметил и ощутил в тот момент, когда я молитвенно стоял перед ней с розой.

Журналист: На прошлой неделе шла такая спешная работа, чтобы канонизировать ее, и было много разговоров о том, что Ватикан тянул с этим в предыдущие пять лет. Вы думаете, это было для нее так важно?

Шри Чинмой: Ничто не являлось важным для нее, но это важно для человечества. Иногда происходит так, что мы чествуем кого-то, а человек, которому воздают почести, не нуждается в этом или не интересуется этим. Но, чествуя этого человека, мы усиливаем собственное вдохновение и устремление стать более лучшими гражданами мира. Выражая уважение, восхищение и почитание другому человеку, мы усиливаем свои собственные способности и выводим на передний план собственный божественный потенциал.

Журналист: Время ее смерти, наступившей в самый канун общенародных поминок по умершей принцессе Диане, которыми был так охвачен мир, также имеет значение. В смысле освещения этого в средствах массовой информации, видимо, смерть Матери Терезы была бы еще более нашумевшим событием, если бы ее не затмила смерть принцессы Дианы. Вы думаете, она бы хотела, чтобы это произошло таким образом?

Шри Чинмой: Временами принцесса Диана нуждалась в средствах массовой информации, а временами нет. Когда она делала что-то для совершенствования мира, когда она занималась благотворительной работой и встречалась с больными и бедными, средства массовой информации были нужны ей, чтобы поднять сознание мира. Но иногда средства информации выставляли напоказ ее недостатки и слабости, которые есть у всех нас, тогда она не жаловала их вниманием. Она говорила, что подобные вещи никак не помогают человечеству. Она хотела лишь вдохновлять остальной мир, но, к сожалению, средства массовой информации всегда пытались отыскать негативную сторону происходящего. Это очень болезненное переживание. Все имеет свою темную сторону и свою светлую сторону. Но если вы взвесите все плюсы и минусы в ее жизни, то ее хорошие качества и добродетели значительно превзойдут так называемые человеческие слабости.

Журналист: К сожалению, средства массовой информации стремятся акцентировать внимание на более поверхностных аспектах ее жизни. Каково было ваше впечатление о принцессе Диане как о человеке, когда вы встретились с ней?

Шри Чинмой: Очень добрая, очень сострадательная и, в то же время, очень самоотверженная! Я был посредником в том, чтобы помочь принцессе Диане встретиться с Матерью Терезой в июне этого года в Нью-Йорке. Я рассказал ей, как она может связаться с Матерью Терезой. Я так счастлив и благодарен за то, что смог служить одновременно обеим знаменитым женщинам.

Журналист: У этих двух женщин, как высказалась пресса, много общего?

Шри Чинмой: Да! Когда я сказал принцессе Диане, что она и Мать Тереза плывут в одной лодке, она тотчас же ответила: «Я очень-очень маленькая Мать Тереза». Таково было немедленное замечание принцессы Дианы.

Журналист: Как великодушно! Мать Тереза оставила удивительное наследие — Миссию Милосердия по всему миру. Вы думаете, что без ее наставничества они будут продолжать процветать и будут такими же сильными, как прежде?

Шри Чинмой: Я абсолютно уверен в этом, потому что Мать Тереза проливает с Небес на своих последователей избраннейшие благословения. Я встречался с Сестрой Нирмалой, которая теперь является Главной Настоятельницей, во время своего посещения Матери Терезы два месяца назад в Бронксе.

Журналист: Не знаю, могут ли телезрители увидеть это, но здесь есть фотография Сестры Нирмалы, наблюдающей, как Мать Тереза благословляет Шри Чинмоя.

Шри Чинмой: Она пришла и сама представилась мне. С вашего любезного разрешения я бы хотел сегодня прочесть это послание. Это мое прощальное слово о Матери Терезе. Это будут читать по всей Индии.

Мать Тереза —
Парящая птица Калькутты,
Плывущая луна Индии,
Рыдающее небо мира,
Ранящая потеря земли,
Танцующее обретение Небес,
Расцветающее обещание Христа,
Плод Гордости Матери Марии.

Журналист: Прозвучали очень сильные и прекрасные слова Шри Чинмоя — дань памяти Матери Терезе. Почти невозможно описать влияние Матери Терезы на мир.

Шри Чинмой: Это неизмеримо.

Журналист: Это действительно так. Вы немного говорили о ее преемнице, Сестре Нирмале. У вас есть уверенность в том, что она сможет продолжить?

Шри Чинмой: Да, потому что Мать Тереза будет проливать свои избраннейшие благословения на свою самую преданную ученицу-последовательницу, Сестру Нирмалу. Сестра Нирмала безоговорочно верит в Мать Терезу, а Мать наполнит Сестру Нирмалу вдохновением, устремлением и преданностью.

Журналист: Вы посвятили свою жизнь делу мира. Вы действительно сделали это своей миссией. Когда к вам пришло вдохновение, или это стремление наполняло вас еще в детстве?

Шри Чинмой: Это было с самого детства. В возрасте четырех лет я начал молиться, а когда мне было семь лет, я стал молиться и медитировать сознательно и серьезно. В возрасте 32 лет я был приглашен несколькими американскими искателями Истины приехать на Запад и служить Америке. С тех пор я провожу молитвы и медитации при ООН, и дал более 500 молитвенных Концертов Мира в различных странах. Кроме того, я написал много-много книг.

Я чувствую, что всеобщий мир может наступить силою нашей молитвы и медитации. Это мой путь. Много дорог ведет в Рим, но я предпочитаю именно этот путь. Это мое личное мнение и внутреннее убеждение, что именно через молитву и медитацию мы сможем достичь всеобщего мира.

Журналист: Вы верите в то, что мир становится более миролюбивым?

Шри Чинмой: Да, я чувствую это. Было время, когда люди не верили в мирное существование. Были Первая Мировая Война и Вторая Мировая Война. Грозила Третья Мировая Война, но, к счастью, она не разразилась. Затем политики стали говорить о мире. Большую часть этого столетия это не практиковалось так широко. Теперь разговоры уступили место действию. Я чувствую, что сегодня в мире существует достаточно много политиков, которые верят в мир и которые очень искренне стараются установить всеобщий мир. Мир теперь не является просто словом в словаре, он становится живой реальностью. Это, возможно, потребует времени, но мы идем верным путем.

Журналист: Многие люди, работающие с новостями, чувствуют бессилие, когда читают о религиозных войнах в Боснии или Ирландии. На Ближнем Востоке мир сейчас фактически брошен на чашу весов. Это заставляет задуматься, что же возможно сделать в противовес.

Шри Чинмой: Молитесь! Другого способа не существует. Мы не можем изменить ум других, применяя ментальную силу, военную силу или любую другую силу. Мы можем изменить их ум только молитвой. Величайшая, самая действенная молитва: «Да будет Воля Твоя». Эту молитву мы получили от Спасителя Христа. Если мы сознательно сможем отождествить себя с Волей Бога, тогда обязательно придет время, когда этот наш мир будет наполнен покоем. Мы пробовали и будем продолжать пробовать многие другие способы, но я чувствую, что именно благодаря молитве в один прекрасный день наш мир обретет истинный, подлинный покой.

Журналист: И да будет Воля Твоя — призыв Воли Бога. Да, это было очень вдохновляюще. Большое спасибо за то, что вы пришли и поделились с нами своими воспоминаниями о Матери Терезе и принцессе Диане — двух женщинах, действительно оставивших в мире след, который будет ощутим многие грядущие столетия.

Шри Чинмой: Определенно!

Кабельное телевидение Роквилл Центра

ЛонгАйленд
15 сентября 1997

Ведущий: монсеньер Томас Хартман (Отец Том)

Вступительное исполнение: звучит запись группы «Шри Чинмой Баджан Сингерс», исполняющей песню, написанную Шри Чинмоем в честь Матери Терезы «Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа Божественности».

Отец Том: С вами Отец Том. Джерард Мэнли Хопкинс однажды сказал, что «земли коснулось величие Бога», и я верю в это. Выйдите на улицу, посмотрите на небо, посмотрите на растения, посмотрите на животных, посмотрите на пространство Вселенной. Но особенно посмотрите на людей. Всех нас коснулся Бог — нам даны душа, характер, духовность. В нас так много способностей, чтобы любить и заботиться, сделать этот мир лучше. Но мне кажется, что те, кто более всего претворяют это в жизнь, — люди молитвы, люди, признающие необходимость работы над своей духовностью, люди, которые учатся быть безмолвными, люди веры, люди любви и люди служения.

Как и каждый, я был поражен тем, что в течение недели умерли и принцесса Ди, и Мать Тереза. Я бы хотел сосредоточить внимание на очень особенных отношениях, которые поддерживал наш гость с Матерью Терезой. Это правда, что принцесса Ди совершила много необычного в своей жизни: ее гуманность, ее борьба, ее готовность вырваться из очень тесных рамок, ее желание научить своих детей петь, ее стремление с готовностью прикоснуться к инфекционному больному. Она не отстранялась от человеческой истории. Она хотела быть частью ее. Когда она так поступала, ее известность или ее святость нуждалась в том, чтобы найти опору в святой нашего времени, Матери Терезе.

Яркий момент между двумя любящими Бога: монсеньор Томас Хартман, которого друзья с любовью называют Отец Том, приветствует Шри Чинмоя в студии кабельного телевидения Роквилл Центра, Лонг-Айленд.

Перед интервью в библиотеке телестудии Шри Чинмой и отец Том делятся своими переживаниями о Матери Терезе, и Шри Чинмой читает Отцу Тому свою элегию Матери Терезе.

«Мой добрый друг Шри Чинмой присоединяется ко мне в разговоре об этой необыкновенной святой, святой сточных канав, святой нашего времени, Матери Терезе».

Этими словами Отец Том начинает специальную получасовую программу, посвященную Матери Терезе. И Отец Том, и Шри Чинмой были личными друзьями Матери Терезы, и Отец Том давал комментарии в прямом эфире о ее похоронах на 55-м канале, Лонг-Айленд.

Мать Тереза! Вот ее визитная карточка: «Плод безмолвия — молитва. Плод молитвы — вера. Плод веры — любовь. Плод любви — служение. Плод служения — покой». Она буквально окунулась в жизнь Калькутты, где отправлялась в трущобы и подбирала человека, покрытого червями, прижимала этого человека к груди, приносила его в свой монастырь, удаляла червей, мыла и одевала его в новую одежду. Эта святая трущоб затронула жизнь каждого из нас. На ее похороны пришли разные люди разных религий, и они говорили о ней: «Она святая всего мира». Как я гордился ею! Конечно же, через нее раскрывалось величие Бога.

В разговор об этой особой святой, святой трущоб, святой нашего времени, Матери Терезе, вступает мой добрый друг Шри Чинмой, духовный лидер организации «Шри Чинмой: Медитации Мира при ООН» и мой наставник, как и наставник для многих других. Шри Чинмой, когда вы думаете о Матери Терезе — а вы встречались с ней, вы говорили с ней, — что приходит вам на ум?

Шри Чинмой: Ее сострадание и ее вселенское сердце! Она была Матерью бесконечного сострадания и она была и навечно останется вселенским сердцем.

Отец Том: Есть фотография, где она держит ребенка весом один фунт и десять унций (737 грамм), говоря, что она и ее Сестры хотят жить так, чтобы перед смертью такие дети были крепко обняты. Однажды я гулял с ней по Южному Бронксу. Когда бездомные люди увидели, что она подбирает ребенка с заразной болезнью, они убедились, что у нее есть сердце. Многие из нас знают эти фотографии и знают эти истории. Не могли бы вы рассказать мне немного о том, как человек начинает духовную жизнь, как такой человек, как она, приходит к состоянию, в котором она стала настолько единой с творением?

Шри Чинмой: Ей было предначертано быть всевышне избранным чадом Спасителя Христа. Она не только видела и чувствовала присутствие Спасителя Христа в каждом человеке, но она действительно воспринимала каждого человека как живое воплощение Спасителя Христа. Когда кто-то умирал, в этом человеке она видела сострадательный лик живого Христа. Это было невообразимо! Для нее каждый человек был Спасителем Христом.

Она служила бедным и нуждающимся с чувством, что ей предназначено исполнять эту высокую задачу. Она делала это не ради какого-то отдельного человека, она делала это ради своего собственного высшего Источника. Она видела свой Источник внутри другого человека и чувствовала другого человека как свой собственный Источник. Кому бы она ни помогала когда-либо, она любила и служила Христу и никому больше. Поэтому ее сострадание было уникальным. Ее единство с состраданием и прощением Спасителя Христа и Матери Марии не будут иметь равных на земле.

Отец Том: В Евангелии от Матфея есть место, в котором говорится: «Иисус в конце времен соберет всех перед Собой и скажет: «Я алкал, и вы дали Мне есть. Я жаждал, и вы напоили Меня. Я был в темнице, и вы пришли ко Мне. Вы сделали это для Меня».

Мать Тереза говорила: «Если вы хотите знать, о чем Евангелие, то оно вот о чем: «Вы дали Мне». Иными словами, она молилась, чтобы ее глаза могли видеть Присутствие Бога в каждом человеке. Шри Чинмою, как и мне, выпала удача встречаться с Матерью Терезой незадолго до ее смерти. Члены его сообщества ходили навестить ее. Теперь у нас есть запись встречи Матери Терезы со Шри Чинмоем.

Видеозапись демонстрирует встречу Шри Чинмоя и его учеников с Матерью Терезой.

Отец Том: Эта женщина, эта святая, в возрасте 87 лет находившаяся во всевозможных санитарных условиях, открытая всем на свете болезням, просто шла вперед. Я помню, как двенадцать лет назад она говорила со мной о своей встрече с Фиделем Кастро. Она сказала ему: «Фидель, вы такой хороший парень. Не думаете ли вы, что пришло время возвращаться?» И затем она, в то время, стала говорить об открытии монастырей в Советском Союзе, и ей удалось открыть не только один, но фактически четыре монастыря. А совсем недавно, в возрасте 87 лет, она заговорила о Китае, и я знаю, вы вдвоем обсуждали это. Она действительно хотела отправиться в Китай.

Шри Чинмой: Она действительно хотела иметь представительство в Китае. По крайней мере, раз шесть она говорила мне о том, что хочет, чтобы я сопровождал ее в Китай. Она говорила: «Китаю нужен свет. Китаю нужен свет». Я уверен, что Абсолют Господь Всевышний с Небес исполнит ее желание через ее Сестер.

Отец Том: Итак, первый урок, который мы усвоили: она была способна видеть Жизнь Бога в каждом человеке. Она не видела проказу, она видела Жизнь Бога. Она привыкла говорить, что была карандашом в Руке Бога. Она была инструментом Бога. Вы говорите, она утверждает, что мы призваны представлять Свет Бога в тех условиях, где может быть тьма.

Шри Чинмой: Она старалась озарить тьму своим состраданием, своим единством. Она чувствовала, что нужно спуститься до уровня тех, кому мы служим. Если кто-то беден, тогда нужно отречься от своего богатства и жить с ним на уровне бедности. Она чувствовала, что чем мы богаче, тем больше у нас жалоб. По ее мнению, бедные люди не жалуются, они лишь страдают. И это Бог переживает страдания в них и через них. Они не осознают этого, но Мать Тереза полностью это осознавала.

Если мы не жалуемся, мы идем вперед. Мы видим лучшую сторону жизни, более чистую сторону жизни. Видя лучшую и более чистую сторону жизни даже посреди полной бедности, она была способна получать громадное удовлетворение от того, что она делала. Она получала удовлетворение не только потому, что видела живое присутствие Иисуса Христа в тех, кому служила, но и потому, что они были так восприимчивы к тому, что она старалась предложить. С величайшей благодарностью они принимали свет, который она приносила Свыше.

Отец Том: Когда она впервые приехала в Бронкс, монастырь, который она приняла, находился в очень трудной части Бронкса. Ужасающая бедность, наркотики, множество бездомных, голод. Одним из первых ее поступков было распоряжение вынести все кровати. Сестры спали на полу. Она не хотела, чтобы ее Сестры имели какие-либо привилегии, которыми не обладал самый бедный человек в общине. И она продолжала говорить: «Как я могу говорить бедным, что понимаю и люблю их, если я живу не так, как они?» У каждой из ее Сестер было по два сари и корзинка.

Вы даете понять, что иногда, чем мы богаче, тем больше у нас жалоб. Является ли необходимым или желательным в духовной жизни, чтобы мы обходились немногим, чтобы мы имели меньше собственности и больше сердца?

Шри Чинмой: Конечно! Всякая лишняя собственность — это дополнительная головная боль. Чем больше во внешней жизни мы пытаемся владеть вещами, в которых не нуждаемся, тем больше создаем для себя проблем. Чем проще, тем лучше! В духовной жизни всегда хорошо открыть прямой путь к цели. Все дороги ведут в Рим, это правда, но есть путь в Рим, который короче, чем другие, и этим путем является дорога простоты. Чем мы проще, тем скорее сможем прибыть к цели своего назначения.

Отец Том: Дэвид Сьюзкайнд однажды снимал о Матери Терезе документальный фильм и следовал за ней повсюду в течение недели. В конце недели Джой Сьюзкайнд, его жена, посмотрела на Мать Терезу и спросила: «Мать, откуда вы берете такую энергию? Откуда вы берете эту духовность? Где вы находите всю эту радость?» Мать посмотрела на нее и спросила: «Вы хотите этой энергии?» «Да», — сказала Джой. Тогда Мать ответила: «Примите Причастие».

Шри Чинмой, вы человек глубокой молитвы. Те, кто смотрят нас, возможно, затронуты смертью Матери Терезы и, может быть, захотят сделать свою жизнь более похожей на жизнь Матери Терезы. Возможно, они вдохновятся принять жизнь молитвы. Поэтому позвольте спросить вас: что же это такое, что дает человеку молитвы энергию, перспективу, надежду и любовь?

Шри Чинмой: Молитва — это все. Молитва — это наше неделимое единство с Источником. «Да будет Воля Твоя» — такова самая высокая молитва. Ни одна молитва не может сравниться с этой молитвой, которой научил нас Спаситель. Крошечная капля может поддерживать свое собственное отдельное существование. Но та же капля, если она мудра, бросится во всемогущий океан и станет единой с бесконечным океаном. Поэтому эта молитва — «Да будет Воля Твоя» — наивысшая тайна, которая позволяет конечному не только войти в Бесконечное, но и стать самим Бесконечным. Я обычный, незначительный человек, крошечная капля. Но в миг, когда я осознаю, что Бог является для меня Всем, и отрекаюсь перед Ним от того немногого, что имею, в тот миг я теряю свое существование в Боге и становлюсь единым с Богом, я становлюсь тем, что у Него есть, и тем, чем Он является. У меня нет ничего, но, если я отдам Богу эту свою незначительность радостно и безоговорочно, тогда Бог даст мне то, что у Него есть, и то, чем Он является. Так что, молитва — это тайна из тайн, чтобы стать единым с Абсолютом Господом Всевышним.

Отец Том: Мать Тереза, конечно, видела тяжкую сторону жизни. Она видела людей голодными, умирающими, больными. И все же у нее была огромная радость. Я думаю, что многие из нас испытали бы стресс и сгорели в подобной ситуации. Через некоторое время мы, возможно, стали бы относиться к жизни довольно негативно. Как ей удавалось поддерживать свое равновесие и позитивный взгляд?

Шри Чинмой: Отец, именно потому, что она делала это не для себя, а для своего высшего «Я», которое всепроникающе. Если моей ноге что-то нужно, моя рука не замедлит сделать необходимое, потому что рука знает, что нога является неотъемлемой частью моего тела. Подобно этому, у Матери Терезы не было никакого чувства разделенности; она принимала человечество как нечто свое, очень близкое себе. Если я считаю кого-то близкими, тогда я буду относиться к своей жизни-служению этим людям не как к пожертвованию, но как к своей неотъемлемой обязанности.

Отец Том: Она не отделялась. Она была связана с Богом и выполняла в мире труд Божий.

Шри Чинмой: Она выполняла труд Бога и также чувствовала, что именно Бог действует в ней и через нее. Своей правой Рукой Бог даровал ей способность отдавать, а Своей левой Рукой Бог даровал ей способность принимать. Бог был в ней и Дающим, и Принимающим. Поэтому Бог дал ей энергию, свет, сострадание и все другие божественные добродетели, в которых она нуждалась, чтобы служить Ему в бедных.

Отец Том: Итак, она открывала свою душу для Милости Бога.

Шри Чинмой: Она раскрывалась и расцветала. Когда она расцветала, она становилась фонтаном нежности, сострадания и прощения.

Отец Том: И все же, получив Нобелевскую премию, она сказала: «Я недостойна, но я получаю это от имени тех, кто голоден, болен и беден».

Шри Чинмой: Чтобы чествовать Нобелевских лауреатов, обычно устраивается прием. Но она сказала: «Дайте мне эти семь или десять тысяч долларов, которые вы планируете потратить на прием, и я использую их для лучших целей — для бедных».

Отец Том: Она приходила к кому-то в дом. Ее угощали. Она отказывалась от еды, но, собираясь уходить, она говорила: «Не могли бы вы дать мне это с собой? Я могу отнести эту пищу бедным». Необычайно!

Шри Чинмой: Бессонно и неустанно она думала о бедных, но не с чувством превосходства. Она видела их неотъемлемой частью своего существа. Ее сострадание, любовь, нежность и благословения были для каждого. Она была, как солнце. Солнце — для всех. От меня зависит, принять ли его свет, распахнув двери и окна.

Отец Том: Разве это не замечательно! Эта земля действительно для всех. Всех нас любит Бог. Вы удостоились чести знать ее лично и говорить с ней. Несомненно, она святая. Когда я отправился повидать ее, она посмотрела на меня и сказала: «Отец, пожалуйста, молитесь обо мне». Это было так смиренно — святая просит меня молиться о ней.

Шри Чинмой: Простите, в отношениях со мной она обычно проявляла свой эмоциональный аспект. С нежностью сестры, матери она обыкновенно говорила мне: «Шри Чинмой, я молюсь о вас ежедневно. Вы должны молиться обо мне». По телефону она обычно говорила: «Шри Чинмой, я молюсь о вас, вы должны молиться обо мне». Я встретил ее впервые в 1975 году. Храм Понимания организовал в ООН встречу около 20 религиозных лидеров. Меня попросили провести минуту безмолвия и затем вручить розы каждому религиозному лидеру. Как только я оказался перед ней, я увидел и ощутил, что она — воплощение простоты, чистоты и смирения. Когда я подошел к ней, я почувствовал себя каплей, поглощаемой океаном. Таким было мое переживание.

Отец Том: В ее присутствии, такого великого человека, — для меня это было как рядом со своей бабушкой, читающей молитву. Когда я проведывал свою бабушку, она спрашивала: «Как твои дела?» И я отвечал: «Я готовлюсь к экзаменам». Она говорила: «Я буду молиться о тебе».

Шри Чинмой: У меня было точно такое же переживание — как будто она была моей бабушкой. Она жила ради нас в каждом аспекте жизни, не только, когда мы были на седьмом небе от счастья, но также, когда мы плавали в море печали. Она стала с нами неделимо едина во всех наших повседневных делах.

Отец Том: Иногда в этом мире вас вдохновляют быть энергичными и преуспевающими и так далее. Мать Тереза выделяется своим напоминанием нам о том, что мы призваны, только чтобы верить, только чтобы любить, только чтобы располагать к себе, чтобы видеть присутствие Бога в каждом аспекте. Она достигла счастья. Она достигла святости. Какой пример для нас! Она взяла слова из Библии и поместила их в сердце и жила этими словами.

Шри Чинмой: Это абсолютно верно. Она не хотела, чтобы мы были самодостаточны. Она хотела, чтобы мы существовали в Боге, иными словами, зависели от Сострадания, Любви и Прощения Бога. Как бы упорно мы ни старались стать совершенными людьми самостоятельно, это невозможно. Лишь Бесконечное Сострадание и Прощение Бога может однажды преобразовать нашу природу и сделать нас добрыми гражданами мира. Она учила нас всецело зависеть от Бога, а не от своих собственных способностей.

Если мы, люди, обладаем небольшими способностями в какой-либо области, мы склонны превозносить себя до небес. Если мы будем искренни, то мы увидим, что наши человеческие способности — это почти ничто, они никчемны. Но если мы зависим от Сострадания Бога и Прощения Бога, тогда Его бесконечная Способность становится нашей собственной. Мать Тереза всегда учила нас становиться едиными с Волей Бога и делать Его Способность своей собственной, а не полагаться на свою собственную физическую, витальную или ментальную силу.

Отец Том: Теперь ученики Шри Чинмоя споют песню, которую Шри Чинмой написал о Матери Терезе, и мы будем иметь удовольствие послушать эту песню. А затем вы сможете услышать особую молитву, которую Шри Чинмой написал для Матери Терезы.

Демонстрируется видеоклип, где группа «Шри Чинмой Баджан Сингерс» исполняет «Мою песню утренней-вечерней молитвы».

Отец Том: Люди всего мира, благодарные Матери Терезе, возносят молитвы и песни от ее имени. Этот документ содержит особую молитву Шри Чинмоя. Не могли бы вы прочесть свою молитву?

Шри Чинмой читает:

Мать Тереза —
Парящая Птица Калькутты,
Плывущая Луна Индии,
Рыдающее небо мира,
Ранящая потеря земли,
Танцующее обретение Небес,
Расцветающее обещание Христа,
Плод Гордости Матери Марии.

Отец Том: Мы знали святую. Мы верим, что она с Богом. И, хотя она умерла, ее дело продолжается — дело святости, дело заботы о беднейших из бедных. Подумайте о пожертвованиях в Миссию Милосердия от ее имени. Им понадобится ваша помощь. Благослови вас Бог.

В завершение программы в записи еще раз звучит «Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества и Аромат-Душа Божественности» в исполнении группы «Шри Чинмой Баджан Сингерс».

«Real Talk»

Радио WLIB
Нью-Йорк, 15 сентября 1997

Журналист: Марк Райли

Журналист: Не могли бы вы рассказать, сэр, каким вы видите влияние Матери Терезы не только на людей, которым она помогала, но и на тех, которые, возможно, вдохновились следовать ее примеру, стремясь помогать бедным.

Шри Чинмой: На земле нет ни одного желающего стать добрым гражданином мира, который не получил бы от нее вдохновения. И прямо, и косвенно, и сознательно, и неосознанно она служила человечеству. Ее подход был уникален. Она могла спуститься на любой уровень. Она могла общаться с беднейшими из бедных так же, как и с самыми богатыми. Она могла быть с самыми сильными из сильнейших и с теми, кто слабее самого слабого. У нее было вселенское сердце, которое могло общаться со всеми вместе и с каждым в отдельности, независимо от их высоты и положения в обществе.

Журналист: Верно, как верно! Расскажите, если можно, о том, какова была работа Матери Терезы в Индии. Индия так далеко от Соединенных Штатов, и многие американцы просто видят в ней образ монахини, которая старается помочь бедным людям. Но я не уверен, что народ действительно осведомлен о влиянии ее работы в Индии.

Шри Чинмой: В Индии она была одновременно Матерью сострадания и Сестрой нежности. Она стала самим сердцем нищеты Индии. Бедные и нуждающиеся считали ее родной, и она также считала этих невообразимо страдающих людей своими близкими. Это был вопрос неделимого единства, которое она установила с индусами.

Поэтому Индия считает ее своей. Вот почему во время государственных похорон Индия оказала ей почести, сравнимые только с почестями, полученными Махатмой Ганди, Отцом индийского народа. Ей была оказана такая же честь.

Студия Канала спутниковой связи «Sedat 00»

Нью-Йорк
24 сентября 1997 года

Шри Чинмой дал интервью следующим компаниям:

«ABC News», Нью-Йорк

«WIBC», Индианаполис (прямой эфир)

«WJR», Детройт (прямой эфир)

«WLW», Цинциннати (прямой эфир)

«WGY», Олбани (трансляция для радио 25 сентября)

Шри Чинмой готовится к серии интервью в прямом эфире на радио.

«ABC News»

Нью-Йорк

Журналист: Наш следующий гость — автор многих книг, поэт, художник, музыкант, спортсмен, духовный наставник. Он встречался с такими мировыми лидерами, как Папа Павел VI, Папа Иоанн Павел II, Михаил Горбачев, Нельсон Мандела, архиепископ Десмонд Туту, а также с Матерью Терезой, с которой он виделся незадолго до ее смерти. Сегодня утром Шри Чинмой с нами.

Сэр, как вы смогли добиться встречи с такими мировыми лидерами, как те, о которых я только что упомянул, и, конечно, с Матерью Терезой?

Шри Чинмой: Я — ученик покоя, и я хотел встретиться с ними. Они были чрезвычайно добры ко мне и исполнили мою просьбу. Впоследствии с некоторыми из них мы стали близкими друзьями.

Журналист: Я знаю, вы были довольно долго знакомы с Матерью Терезой. Что поразило вас в Матери Терезе, когда вы встретились с ней впервые?

Шри Чинмой: Когда я встретился с ней впервые, я молитвенно преподнес ей розу, и она благословенно приняла ее от меня. Я увидел в ней смирение, простоту, нежность и сострадание в безграничной мере. Эта встреча состоялась в ООН 24 октября 1975 года.

Журналист: Почему вы написали о ней книгу?

Шри Чинмой: Я написал книгу под названием: «Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа Божественности». Я встречался с нею четыре раза, каждый раз в течение 45 минут или около часа. Я также был благословлен довольно многими ее письмами и имел величайшую возможность много раз говорить с ней по телефону. Я хотел, чтобы все это было записано. «Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа Божественности» содержит все это.

Журналист: Шри Чинмой и очень интересная книга о Матери Терезе.

Приятно было встретиться с вами в нашей утренней программе, и удачи вам!

Радио «WIBC»

Индианаполис

Журналист: Позвольте мне сразу сказать, что книга, которую вы написали, является прекрасной данью памяти Матери Терезы. Я знаю, что вы встречались с ней несколько раз, и, фактически, у вас совпадают дни рождения. Не могли бы вы рассказать мне немного о своей последней беседе с ней?

Шри Чинмой: Моя последняя беседа с нею была записана. Она, как всегда, была чрезвычайно добра ко мне. Она была мне и сестрой, и матерью. Как сестра, она наполняла меня нежностью. Как мать, она наполняла меня состраданием. Ее любящим требованием было: «Вы должны молиться обо мне, как и я ежедневно молюсь о вас».

Затем ей нужно было сказать кое-что еще: «Вы должны поехать со мной в Китай. Китай нуждается в свете». Пять или шесть раз в течение ряда лет она просила меня сопровождать ее в Китай. Когда я встретился с ней 3 июня этого года и 17 июня в Миссии Милосердия в Бронксе, она сказала мне то же самое: «Вы должны поехать со мной в Китай. Китай нуждается в свете. Китай нуждается в свете». Так что, я пообещал ей: «Да, Мать, когда придет время и вы поедете в Китай, я непременно буду сопровождать вас».

Журналист: Очевидно, эта поездка так и не состоялась. Исполните ли вы ее просьбу нести покой, любовь и сострадание и ее труд в Китай?

Шри Чинмой: Я буду молиться и медитировать и непременно поеду, если получу приказ изнутри, если будет Воля Бога. Иначе, я не уполномочен действовать от ее имени. Я человек молитвы. Я был очень, очень тесно связан с Матерью Терезой, но продолжать ее работу предназначено Сестре Нирмале, которая представляет Мать Терезу и является ее преемницей. Именно ей нужно ехать в Китай и делать необходимое. Я величайший поклонник, искренний поклонник Матери Терезы. Я обещал ей, что буду помогать Миссии Милосердия в меру своей очень ограниченной способности. У меня есть ученики, работающие в области медицины, и они могут предложить Миссии Милосердия лекарства и медицинское оборудование, которые жертвуются большими компаниями. Кроме того, когда бы Сестрам ни понадобилась какая-либо моя помощь в различных других областях, я с радостью буду помогать.

Журналист: Что, по-вашему, ожидает Миссию Милосердия теперь, когда умерла Мать Тереза? Есть ли сейчас кто-то во всем мире, кто мог хотя бы сравниться с ней?

Шри Чинмой: Никто не может сравниться с нею. Она несравненна, она единственная в своем роде. Но ее преемница, Сестра Нирмала, будет получать благословения и наставничество Свыше, от души Матери Терезы на Небесах. Мать Тереза сможет вести Сестру Нирмалу на каждом ее шагу. Я хорошо знаком с ними обеими, поэтому знаю, дочь всегда будет получать внутреннее руководство и особые благословения Матери и сможет продолжать миссию Матери. Я твердо верю в способности Матери и также твердо верю в восприимчивость Сестры Нирмалы. Верно, Сестра Нирмала не может сравниться с Матерью Терезой, но Мать Тереза успешно сможет исполнить свою миссию в Сестре Нирмале и через нее.

Журналист: Вы встречали в своей жизни очень духовных людей, и, очевидно, Мать Тереза — одна из них. Вы также встречались с Папой Иоанном Павлом. Можете ли вы сравнить уровень духовности двух этих великих людей и их труды?

Шри Чинмой: У каждого особая роль на земле. Их нельзя сравнивать. Каждый человек уникален по-своему. Возьмем Святого Отца. Я встречался с ним пять раз. Каждый раз он благословлял меня очень нежно и очень сострадательно. Для меня Святой Отец — наш всеобщий дедушка. Что бы мы ни делали, он готов даровать нам свое избраннейшее сострадание, защиту и прощение. В семье дети могут совершать достаточно много неправильных поступков. Родителям это может досаждать, но бабушка и дедушка всегда готовы их простить. Вот таков и Святой Отец, он — само сострадание и прощение. Что бы мы ни делали, он готов простить нас. Своею нежностью и состраданием он старается совершенствовать нашу жизнь. Не силою справедливости, но силою прощения он хочет сделать нас добрыми гражданами мира. Поэтому Святой Отец так уникален.

Журналист: Глядя на весь остальной мир, я вижу в других странах, особенно в странах третьего мира, больше духовности, чем в Америке. Я думаю, там больше молитвы, больше сострадания, больше желания верить в нечто более великое, чем физическое начало, в то время как у нас, в Америке, я ощущаю недостаток духовности. Что вы на это скажете?

Шри Чинмой: Я прошу прощения, но я не могу с вами согласиться. Вы американец, поэтому вы можете сказать, что американцы недуховны. Но я чувствую, что американцы, несомненно, духовны. Я — человек, который ищет истину и любит Бога. Я здесь, в вашей стране, в Америке, 33 года. И за эти 33 года Бог дал мне прекрасную возможность служить душе, сердцу и жизни Америки. Я был во всех штатах, читал лекции в университетах, отвечал на вопросы и давал Концерты Мира, и я нашел, что Америка достаточно восприимчива.

У каждого свое представление о духовности. Некоторые люди придерживаются мнения, что человек духовен, только когда он оставляет мирскую жизнь и отправляется в пещеры Гималаев. В то же время, другие придерживаются мнения, что нам не надо отправляться в пещеры Гималаев, нам нужно лишь оставить жизнь-желание и войти в жизнь-устремление.

Нас связывает именно жизнь-желание. Если у нас одна машина, мы хотим иметь две машины, три машины, четыре машины. Одного дома недостаточно, мы хотим второй дом и третий дом. И каждый раз, укрепляя свою жизнь-желание, мы связываем самих себя еще сильнее. Но когда мы входим в жизнь-устремление, мы молим Бога даровать нам покой ума, свет и блаженство. Вместо того, чтобы использовать свое превосходство над другими, как мы делаем это в жизни-желании, в жизни-устремлении мы стараемся стать едиными, неделимо едиными с остальным миром. Именно наше единство с другими дает нам покой ума и настоящее удовлетворение. И, чтобы достичь этого, не нужно отправляться в пещеры Гималаев и вести уединенную жизнь. Напротив, сначала нужно принять жизнь такой, как она есть, а затем нужно преобразовать ее. Нужно преобразовать свой ум, нужно преобразовать свою жизнь. Нужно стремиться вперед или вверх или погружаться глубоко внутрь, чтобы вынести на передний план свой внутренний свет. Только тогда, когда мы увидим, ощутим и превратимся в свой внутренний свет, мы сможем стать совершенными гражданами мира. Для этого Америка, как и любая другая страна, — замечательное место, чтобы практиковать духовность.

Журналист: Здорово сказано! Абсолютно верно! Большое спасибо. Это было прекрасно.

Радио «WJR»

Детройт

Журналист: Наш первый гость — джентльмен, написавший книгу о Матери Терезе под названием: «Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа божественности». Он говорил по телефону с Матерью Терезой в день своего рождения, лишь за девять дней до ее смерти. Он — плодотворный писатель, поэт, художник, музыкант, спортсмен и так далее. Шри Чинмой с нами в программе WJR.

Шри Чинмой, вы скорбите об утрате Матери Терезы, но вы прославляете ту работу, которую она выполняла, и храните память о ней в своей книге. Я знаю, для вас важно, чтобы все мы помнили ее и ее работу и продолжили эту работу там, где она оставила ее.

Шри Чинмой: Это абсолютно верно. Мы должны стараться идти по ее стопам.

Журналист: Вчера вы проводили особую программу в ООН. Не могли бы вы рассказать об этом?

Шри Чинмой: В ООН, в Аудитории Дага Хаммаршельда, мы возносили свои молитвы к ее душе. Это событие устраивал посол Бангладеш, и мы молились и пели. Некоторые из гостей также очень молитвенно говорили о ней. Это была молитвенная служба от начала и до конца. В 1975 году в той же Аудитории Дага Хаммаршельда я получил золотую возможность находиться в ее благословенном присутствии. Я подарил ей розу, и она милостиво приняла ее.

Журналист: Это замечательно, что вы храните о ней память, и я уверен, что это было именно такое чествование, какое бы понравилось Матери Терезе — с музыкой и молитвой. Так мило, что вы подарили нам свою книгу «Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа Божественности» о времени, проведенном с нею, и с вашим посланием о всеобщем мире — таким же, как у нее.

Шри Чинмой: Все мы плывем в одной лодке. Те, кто верит в мир, кто верит в мировую гармонию, — все плывут в одной лодке.

Радио «WLW»

Цинциннати

Журналист: В эфире Шри Чинмой. Сэр, прежде всего, скажите, какими были ваши отношения с Матерью Терезой?

Шри Чинмой: Я величайший почитатель Матери Терезы. Я храню и буду вечно хранить ее безграничную нежность и сострадание.

Журналист: В своей книге вы написали о ней несколько стихотворений и других произведений в ее честь. Вы думаете, при жизни она имела понятие о том, как много людей знало о ее работе?

Шри Чинмой: Да, она была полностью осведомлена о любви и восхищении мира по отношению к ней, но это ее не интересовало. Она заботилась только о своем молитвенном служении Возлюбленному Господу Иисусу Христу в человечестве. Ее не интересовали слава и известность. Ее заботило только одно: ее бессонное и неустанное служение бедным и нуждающимся.

Журналист: Неделю или две назад у нас был священник, которому довелось встречаться с Матерью Терезой в Калькутте. Он говорил, что был поражен тем, как мила была эта женщина. Она действительно была такой для всех?

Шри Чинмой: Со своей любовью, состраданием, простотой и скромностью она была открыта для всех. Находиться рядом с ней означало чувствовать, как собственные божественные добродетели — смирение, терпение и самоотдача — выходят на передний план.

Радио «WGY»

Олбани

Журналист: Мир пошатнулся от потери маленькой хрупкой женщины в ее почти девяносто лет, всю свою жизнь прожившей, помогая людям, к которым весь остальной мир повернулся спиной — Матери Терезы. И один из людей, очень хорошо знавших эту замечательную женщину, сегодня утром у нас в гостях. Добро пожаловать, Шри Чинмой.

Сэр, мы все знаем, какой замечательной женщиной была Мать Тереза и как предана она была делу помощи бедным. А вот могло бы что-то удивить нас в Матери Терезе? Питала ли она слабость к конфетам? Любила ли футбол? Расскажите нам что-нибудь о ее частной жизни.

Шри Чинмой: Я могу лишь рассказать о своем личном переживании по отношению к Матери Терезе. Для меня она была Матерью сострадания и Сестрой нежности. Довольно много раз она говорила мне: «Я молюсь о вас каждый день. Вы должны молиться обо мне. Я хочу, чтобы вы поехали со мной в Китай. Китай нуждается в свете». Это было ее любящими и эмоциональными требованиями и приказами, отданными мне, и я всегда буду хранить ее любовь и сострадание.

Журналист: Сегодня утром у нас в гостях Шри Чинмой — автор книги: «Мать Тереза — Цветок-Сердце человечества, Аромат-Душа Божественности» и друг Матери Терезы. Теперь давайте поговорим немного о вас. Я знаю, вы выросли в Индии, находившейся под британским правлением. Что вы чувствовали, будучи молодым человеком в Индии, которая была жемчужиной в короне Англии?

Шри Чинмой: Я воспитывался в духовной общине и молился о нашей независимости. В 1947 году, 15 августа, Бог услышал молитвы миллионов и миллионов индусов. Недавно наш нынешний премьер—министр Гуджрал сделал важное заявление. Он сказал: «Мы с гордостью говорим, что независимость Индии была завоевана, но не дарована». Многие люди придерживаются ошибочного мнения, что нашу свободу предоставило нам британское правительство.

Журналист: О, совсем не так. Это была кампания ненасильственного сопротивления Махатмы Ганди.

Шри Чинмой: Это абсолютно верно. Свобода была завоевана, но не предоставлена. Некоторые думают, что Британия проявила сердце великодушия. Но это было не так. Именно жертвы, принесенные миллионами людей — огромные жертвы, бессонные и неустанные жертвы — вот что сделало независимость возможной.

Журналист: Затронула ли каким-то образом вашу жизнь кампания ненасильственного сопротивления Махатмы Ганди? Я спрашиваю, потому что вы — Гуру, Учитель, и вы научили миллионы людей тому, как открыть внутренний покой и исполненность.

Шри Чинмой: Я вырос в Ашраме Шри Ауробиндо. Там я молился и медитировал. Так что, моя жизнь была полностью под влиянием молитвы и медитации. Я испытываю глубочайшее восхищение Махатмой Ганди. Но его влияние на жизнь нашего народа находилось преимущественно в сфере морали. Он жил по нравственному закону жизни и отстаивал его. Что касается меня, благодаря жизни-молитве и жизни-медитации я стараюсь получать послания изнутри. Я зависим исключительно от своей жизни-молитвы и жизни-медитации.


14 июля 1995 года два кинорежиссера и писателя, мистер Джон Кэрнс и мисс Никс Пикассо, которые работали совместно с Матерью Терезой над ее книгой «Простой Путь», встретились со Шри Чинмоем после одной из его медитаций в ООН и попросили его поделиться своими размышлениями о Матери Терезе

Шри Чинмой: Мне очень, очень, очень повезло, что у меня была возможность встретиться с Матерью Терезой в прошлом году. Опираясь на свое личное чувство, я могу сказать, что она и Мать сострадания, и Сестра любви. Когда я смотрю на ее сердце, я вижу, что оно — само сострадание. Когда я смотрю ей в глаза, я вижу, что они — сама любовь. Она сама — воплощение любви и сострадания, эти божественные качества переполняют ее внутреннее существо. Я в высшей степени восхищен ею и очень, очень сильно люблю ее. Если бы у нас на Земле было больше таких людей, как Мать Тереза, тогда этот наш мир определенно был бы миром сострадания и миром единства.

Именно из сострадания она берет у одних и дает другим. Для нее человек, у которого есть деньги — брат, и тот, кто нуждается в деньгах, — тоже брат. Между этими двумя братьями она старается установить отношения единства. Она видит, что кто-то нуждается, а у кого-то есть больше, чем ему необходимо. Поэтому она умоляет и уговаривает того, кто имеет: «Пожалуйста, дай мне часть своего материального богатства, чтобы я могла поделиться им с нашим общим братом, который отчаянно нуждается». Она умоляет обе стороны. Она умоляет человека, который должен дать, и так же умоляет человека, который не хочет принять. Некоторые люди готовы скорее умереть на улице, чем принять помощь от других. Они утратили свою мудрость или обычный здравый смысл. Поэтому она должна умолять их: «Пожалуйста, позвольте мне предложить вам кое-что. Пожалуйста, позвольте мне служить вам».

Для меня Мать Тереза — живая святая.


В интервью газете от 3 апреля 1997 года Шри Чинмоя спросили, кем из людей мирового масштаба он восхищается более всего. Он назвал Президента Горбачева, Мать Терезу и Папу Иоанна Павла II. Объясняя свой выбор, он сказал о Матери Терезе:

В Матери Терезе я нахожу два аспекта: матери и сестры. В один момент она — сострадательная Мать, в следующий момент она — нежная Сестра. Когда я вижу ее и говорю с ней, она благословляет меня, как мать благословляет свое дитя, и, в то же время, она проявляет по отношению ко мне величайшую сестринскую любовь.

Ответы Шри Чинмоя на вопросы о Матери Терезе

В среду, 10 сентября 1997 года,
Шри Чинмой ответил на вопросы своих учеников о Матери Терезе

Вопрос: Как можно развить такую же любовь к творению Бога, как у Матери Терезы?

Шри Чинмой: Пока что имя и форма создают для нас проблемы и отделяют нас друг от друга. У меня — одно имя, у кого-то — другое имя. Но если мы сможем выйти за пределы имени и формы, мы откроем, что есть лишь одно Имя, и это — Бог.

Существует много способов любить Бога-творение, но первостепенно важным является смирение. Если у нас есть смирение, тогда ничто не будет ниже нашего достоинства, тогда нет ничего, чего бы мы не сделали для своего расширенного «Я». Смирение Матери Терезы подлинно, но что касается большинства людей, то оно ложно. Когда мы касаемся чьих-то стоп, мы чувствуем, что весь мир любуется, восхищается и обожает нас за наше смирение. Наше тело — у стоп другого человека, но наш ум совсем в другом месте — на вершине Гималаев.

Если мы касаемся чьих-то стоп, испытывая подлинное смирение, мы помещаем к стопам этого человека все свое существо — тело, витал, ум, сердце и душу. Мы чувствуем, что все, что у нас есть, и все, чем мы являемся, возложено к стопам этого человека. Когда ученик припадает к стопам своего духовного Учителя, само его дыхание должно прикоснуться к стопам Учителя и войти в сердце сострадания Учителя. В это время Учитель не чувствует себя выше. Нет, он лишь чувствует единство с учеником.

Все видение и миссия Матери Терезы были основаны на смирении. Если бы у нее не было безграничного смирения, она бы не вышла на улицы Калькутты. Она вышла на улицы Калькутты и сделала своим домом трущобы, потому что чувствовала свое неделимое единство со страдающей жизнью и кровоточащим сердцем человечества. Когда у нас есть смирение, мы автоматически усиливаем свою любовь к Богу-творению.

Вопрос: Путь Матери Терезы очень аскетичен. Интересно, нужен ли был ей такой аскетизм, чтобы успешно выполнять благотворительную работу?

Шри Чинмой: С высшей духовной точки зрения аскетизм не является необходимым. Аскетизм подобен умерщвлению себя. Бог не просит нас умерщвлять себя для того, чтобы быть ближе к Нему, в этом нет необходимости. Но, в тоже время, точка зрения Матери Терезы на то, что значит аскетизм, и наша точка зрения на то, что значит аскетизм, могут быть совершенно различными. В соответствии со своими мерками мы можем называть ее жизнь аскетичной. Но она будет пользоваться словом «нормальная». Мы говорим: «Вы не смотрите кино. Вы не носите хорошей одежды, не едите хорошей пищи. Вы отвергаете даже основные потребности своей жизни». Но она скажет: «Я не считаю эти вещи основными потребностями. Для меня они являются экстравагантными, они не важны». Носить простую одежду и есть одно и то же месяцами для нее естественно. Нам это может показаться аскетичным, но она скажет: «Нет, такой образ жизни стал для меня естественным». Так что, кому судить о том, что является естественным, а что неестественным? Если она совершает самый быстрый прогресс, следуя своему образу жизни, который естественен для нее, то кто мы такие, чтобы критиковать ее?

Точно так же нас могут критиковать за жизнь-удовольствие. Что касается меня, то из-за болей в колене мне делают массаж. Кто-то может сказать: «Что он делает? Как царю или императору, ему делают массаж дватри раза в день!» Но для меня этот массаж колена абсолютно необходим, потому что так я могу получать радость от недолгой ходьбы. Если люди, которые ведут более аскетичную жизнь, захотят придраться ко мне, они легко смогут сделать это. Но если массаж и прием западных витаминов не понижают моего сознания, если я не опускаюсь, поступая таким образом, тогда я чувствую, что все совершенно в порядке. То же самое касается Матери Терезы, если она не мучила свое тело или не понижала своего сознания аскетичным образом жизни, если она совершала прогресс, тогда в этом образе жизни нет ничего плохого.

Мы можем сказать, что для осознания Бога не нужен аскетизм. Мы можем пользоваться современными удобствами и так далее. С другой стороны, Мать Тереза и ее Сестры скажут, что современные удобства — это дополнительная одежда, которую придется тащить в своем путешествии. Какой бы точки зрения вы ни придерживались, самое важное — совершать быстрейший прогресс. Если кто-то может совершать быстрейший прогресс благодаря своему аскетизму — прекрасно. А если я могу совершать быстрейший прогресс, следуя другому стилю жизни, тогда я буду поступать так. Я знаю, что мой способ не единственный. Я не могу сказать, что другого пути осознать Бога не существует. Нет, мой способ подходит мне, а другой способ подходит кому-то другому. Если каждый из нас прибудет к цели, следуя своим путем, тогда только глупец будет критиковать нас, ибо наша единственная цель — прибыть к назначению.

Существует много путей. Заботясь о больных проказой, СПИДом и другими болезнями, Сестры Матери Терезы поступают правильно. В тоже время, наш способ излечить больного — очень искренне молиться Богу. Один подход — это путь служения, а другой — путь молитвы. Мы не можем сказать, что их способ неверен, а они не могут сказать, что неверен наш способ.

Вопрос: Кажется, путь или миссия Матери Терезы похожа на путь Святого Франциска. Есть ли какая-то связь?

Шри Чинмой: Можно сказать, что миссии похожи, но она пришла в мир не как душа, дополняющая Святого Франциска. Оба они путешествовали в похожих лодках, но прямой связи между их душами не было.

Спаситель Христос наставлял и вдохновлял Святого Франциска идти одной определенной дорогой. В то же время, Спаситель Христос направил той же дорогой Мать Терезу. Но она получала вдохновение или устремление не от своего предшественника. Как и Святой Франциск, она получала все непосредственно от Спасителя Христа. Он был ее единственным вдохновением. Она чаще пользовалась именем «Иисус», а не «Христос». Иисус и Христос — одно и то же, но она чаще пользовалась словом «Иисус». Так что, если кто-то вдохновлял ее или устремлялся через нее к проявлению Света Бога, то это был Иисус Христос.

Вопрос: Означало ли время ухода Матери Терезы, что она должна была помочь принцессе Диане войти в высшие миры?

Шри Чинмой: Уход Матери Терезы не имеет прямой связи с уходом принцессы Дианы. В избранный Богом Час, назначенный Им Час, Мать Тереза покинула нас. Мать Тереза ушла не потому, что принцесса Диана нуждалась в помощи. Душа принцессы Дианы очень красива и очень развита, но в смысле духовной зрелости душа Матери Терезы бесконечно выше. В мире души Мать Тереза с радостью будет оказывать благословенную помощь душе принцессы Дианы. Сострадание, нежность, свет и другие божественные качества Матери Терезы непременно помогут принцессе Диане, но не тотчас. Это займет несколько месяцев или даже несколько лет.

Сейчас обе они на совершенно разных планах сознания. Мать Терезу почитают и обожают ангелы, архангелы и другие божественные существа. Она в одном мире, а Диана в другом мире, который тоже исключительно прекрасен, а Шри Чинмой взывает и танцует, танцует и взывает где-то еще.

Вопрос: Мать Тереза научила нас своим примером многому прекрасному, но я никак не могла постичь, что она имела в виду, говоря о красоте, которую она видела в умирающих людях.

Шри Чинмой: Одно дело теоретически сказать: «Бог внутри каждого, поэтому я люблю тебя». А другое дело сказать: «Я вижу тебя как Самого Бога». В умирающих людях Мать Тереза видела живое присутствие Иисуса Христа. Ее единство с Богом-творением было так уникально или, можно сказать, так совершенно, что она видела умирающего не как обычного человека. Она видела умирающего как Самого Иисуса Христа. Она видела Иисуса Христа не внутри умирающего человека, она видела умирающего человека как Самого Иисуса Христа. Это то переживание, которое дал ей Иисус Христос, потому что Он был очень доволен ею. Это то уникальное переживание, которое было у нее и которым она делилась с нами.

Вопрос: Динамизм Матери Терезы приходил из витала или он исходил из убежденности ее души?

Шри Чинмой: Она была способна проявлять в своем сердце именно убежденность души. Затем из сердца она приносила ее во всю свою жизнь. Мы говорим, что чистый динамизм витала является первостепенно важным для божественного проявления, и это верно. Но ее динамизм исходил из души, и это даже лучше, а оттуда он шел в сердце и затем наполнял ее жизнь. Ее динамизм был динамизмом сердца, не витала. Можно сказать, что это было просветление ее души, которое передавалось сначала в сердце, а затем прямо в жизнь. Когда просветление входило в ее сердце, оно было динамизмом, но когда оно входило в ее жизнь, оно становилось сочувствием или состраданием. В мире души это было просветлением, в сердце оно становилось динамизмом, и в физическом теле оно становилось сочувствием. У просветления есть эти два дополнительных имени. В ее сердце оно становилось динамизмом, а в физической, земной жизни оно становилось сочувствием или состраданием.

Вопрос: Было ли судьбой или совпадением то, что Мать Тереза начала свою миссию и провела так много лет в Индии?

Шри Чинмой: Она пришла в мир с обилием света, и ее душе было суждено играть эту роль. Так что, как может это быть совпадением? В то время, когда она только приехала в Индию, она была учителем географии. Но Бог лишь ожидал подходящего момента. В избранный Им Час Он вошел в ее собственную мать и пробудил ее. Тогда ее мать напомнила ей: «Ты поехала в Индию служить бедным, а не преподавать географию». Матери Терезе было суждено играть эту несравненную роль, это не было совпадением.

Вопрос: Когда я смотрела видео о твоей первой встрече с Матерью Терезой в Риме, голос Матери Терезы звучал, как колокол. Мне было интересно услышать ваше мнение об особенных качествах ее голоса.

Шри Чинмой: Каждый раз, когда она говорит, ее внутреннее существо звонит в колокол божественной Победы Спасителя Иисуса Христа. Внешне вы можете слышать, как она говорит по-английски или на каком-то другом языке, это мелодично. Но внутренне ее душа звонит в колокол Победы во имя Иисуса Христа.

Критики Милосердия Матери Терезы — душевнобольные!

Понимание милосердия

11 сентября 1997 года
Шри Чинмой произнес следующую речь

Некоторые так называемые духовные люди насмехаются над концепцией милосердия. Они говорят, что нужно идти в корень причин невежества, чтобы излечить человечество от страданий. Они чувствуют, что ответ лежит в самосовершенствовании, а не в милосердии. Согласно их философии, бедные и больные должны терпеть страдания по определенным кармическим причинам. Поэтому заботиться о них — обязанность Бога, поскольку Он создал их.

Если довести эту философию до логического вывода и говорить, что нет необходимости служить тем, кто страдает, тогда не должно быть докторов или больниц. Не будет основания для существования медицинской науки.

К счастью, большинство духовных путей включают и воплощают идею милосердия в широком смысле. Они чувствуют, что милосердие является частью духовности, потому что оно основано на самоотдаче. Расширение нашего обычного сознания различными способами может принять форму милосердия. Мы видим, что кто-то нуждается в нашей заботе, кто-то нуждается в лечении, кто-то нуждается в любви, и мы стараемся предложить с любовью, если не безоговорочно, то, что у нас есть, и то, чем мы являемся.

С высшей точки зрения я полностью согласен, что милосердие и филантропия не являются решением, чтобы облегчить страдания человечества. Для того чтобы служить Богу внутри своих братьев, людей, вначале нужно узнать, что является Волей Бога. Спаситель Христос учил нас молиться: «Да будет Воля Твоя». Не может быть молитвы выше этой. Именно через молитву и медитацию мы придем к осознанию и познанию того, что является Его Волей. Только осознавшая Бога душа может непосредственно спросить Бога о том, кому ей следует помочь и каким образом.

Но прежде чем мы достигнем этого состояния единства с Богом, мы обязательно пройдем через сотни человеческих инкарнаций. Пока мы ожидаем Голоса Бога и Его внутренних Посланий, нужно ли нам просто ожидать и ничего не делать? Предположим, мы видим, что кто-то умирает на улице. Будем ли мы ждать Приказа Бога, прежде чем пойти и помочь этому человеку? Будем ли спорить с собой и говорить: «Он явно заслуживает такой судьбы. В своей предыдущей инкарнации он, должно быть, совершил массу небожественных поступков?»

Где наша совесть? Где наш здравый смысл? Разве Бог не дал нам сердце, чтобы отождествиться со страданием других? Если кто-то отчаянно нуждается в моей помощи, разве я не подойду и не помогу этому человеку, если могу? Точно так и когда я в бедственном положении, другие добросердечные люди придут мне на выручку. Если мы не помогаем друг другу подобным образом, тогда в каком же обществе мы живем?

Допустим, страдающий человек — ваш близкий родственник. В это время вас не интересует философия. Когда наши родные и близкие страдают, мы отбрасываем свою философскую непривязанность. Мы тотчас мчимся помогать им. Нас не интересует главная причина проблемы, которая может корениться в том, что они совершили в своей прошлой инкарнации. Нас заботит лишь настоящее. Когда заболевают наши мать или отец, мы проводим в больнице сутки напролет, потому что любим и заботимся о них. Мы молимся, чтобы Бог в форме доктора смог сделать необходимое и вылечить их.

Когда мы расширяем свое сознание, мы приходим к видению всего человечества как одной семьи. Мы начинаем чувствовать, что принадлежим не только своей непосредственной семье, не только своей собственной маленькой деревне или собственной стране. Нет, мы принадлежим всему миру, и весь мир принадлежит нам. Мы принимаем целый мир как свою семью-единство. Так что, если кто-то в нашей большой семье страдает, естественно, мы стараемся помочь этому человеку. Духовность, которая заставляет нас закрыть двери своего сердца для других — очень узкий вид духовности. Настоящая духовность помогает нам расширять свою самоотдачу.

Что касается Матери Терезы, она пошла на один шаг дальше. Она видела внутри бедных, больных и умирающих живое присутствие Иисуса Христа. Вот почему она могла служить беднейшим из бедных с таким смирением и любовью. Некоторые самозванные критики Матери Терезы считают, что она не придерживалась истинно духовной жизни. Они заявляют, что ее жизнь служения нельзя сравнить с жизнью молитвы и почитания.

Свами Вивекананда, духовный гигант Индии, стал жертвой подобной критики, когда побуждал своих братьев-учеников практиковать жизнь-служение. Он говорил им: «Если вы действительно любите Бога-Творца, тогда вы должны служить Богу-Творению, страдающему человечеству».

Жизнь посвященного служения бедным, больным и умирающим была у Матери Терезы молитвой в действии. Кто бы ни общался с ней, не мог не заметить, что Иисус всегда был у нее на устах и в сердце. Каждый миг она молилась о Благословениях Бога. И Бог действительно осыпал ее Своими Благословениями в безграничной мере.

Если верно, что образцовая жизнь Матери Терезы воплощает милосердие в своей высшей форме, то в равной степени справедливо и то, что многие люди совершают благотворительные действия с абсолютно другим отношением. Если у кого-то есть десять долларов, и он отдает пять пенни бедному, он чувствует, что совершил действие милосердия, принес огромную жертву. Или он может отдать ненужную, лишнюю одежду тем, кого считает объектом жалости. Одежда может быть даже негодной, но он будет чувствовать, что сделал кому-то огромное одолжение, как царь, дающий милостыню нищему. Хотя у царя есть огромное богатство, он дает всего лишь крошечную часть его и чувствует, что этого более чем достаточно.

Между милосердием, основанном на ограниченной самоотдаче, и милосердием, которое основано на безоговорочной самоотдаче, существует громадное различие. Безоговорочная самоотдача исходит от всего существа в целом, тогда как ограниченная самоотдача приходит от бесконечно малой части нашего существа.

В ограниченной самоотдаче мы чувствуем, что мы выше, а другие ниже. Может быть, нам жаль кого-то, но, поступая так, мы остаемся на высоте Гималаев и видим человека, к которому проявляем жалость, на дне пропасти. Мы находимся на миллионы миль выше, чем разбивающая сердце реальность другого человека.

С другой стороны, когда милосердие основано на безоговорочной самоотдаче, мы чувствуем, что бедные и больные — наши младшие братья и сестры. В семье не может быть превосходства и униженности. Все — единство. Старший брат делится тем, что у него есть, со своим младшим братом не потому, что жалеет его, а потому, что испытывает к нему сострадание. В то время, когда мы проявляем сострадание, все наше существо становится единым с мучениями других. Если кто-то беден и мы предлагаем свое сострадание, мы становимся едины с самой его бедностью. Мы просто приходим к нему и становимся едиными с его проблемами.

Это то, что лежало в основе каждого дня Матери Терезы. Она сама храбро встречала невообразимую бедность и трудности, для того чтобы стать единой с бедными людьми Индии. От ее самоотдачи до благотворительных пожертвований больших бизнесменов, которые ищут способ ускользнуть от налогов, очень далеко. Видят ли они, как Мать Тереза, живое присутствие Иисуса Христа внутри бедных? Нет, вовсе нет! Я не хочу принижать вклады богатых людей. Есть такие, у которых очень большое сердце и которые понастоящему хотят помочь мировой семье стать счастливее и прогрессивнее. Не скрывая эгоистично свое богатство, они, конечно же, поднимают сознание человечества и вдохновляют других следовать своему примеру.

Но полная, безоговорочная самоотдача, которую мы находим в жизни Матери Терезы, не будет иметь себе равных. Я вспоминаю случай, который произошел, когда Мать Тереза только открыла свой Дом для умирающих, Нирмал Хридай, в Калигхате, Калькутте. Некоторые члены местной общины выступили против нее. Они были убеждены, что она пытается обратить всех из индуизма в христианство. Начальник местной полиции согласился отправиться расследовать жалобы. Как только он вошел в Нирмал Хридай, он увидел Мать Терезу, склонившуюся над умирающим человеком и удалявшую червей с его тела. Зловоние было настолько нестерпимым, что начальник полиции поспешно покинул здание. Вернувшись к людям, подавшим жалобу, он сказал: «Все вы так небожественны! Вы говорите о Боге, но ничего не делаете, чтобы помочь человечеству. Если я попрошу Мать Терезу уехать, займет ли кто из вас ее место и будет ли смотреть за этим умирающим? Никогда! Я не считаю, что она обычный человек. Если она не Бог, тогда кто Бог?»

Мать Тереза учила нас, что, если кто-то стоит у дверей нашего сердца, нам не следует позволять этому человеку, как нищему, ожидать снаружи. Нам следует немедленно обнять его и дать ему то, что мы имеем и чем являемся. Наша полная самоотдача божественному в нем — не что иное, как милосердие в чистейшем смысле этого слова, граничащее с истинной духовностью.

Я сильно чувствую, что свет-вдохновение Матери Терезы распространится на бесчисленное множество людей разного общественного положения во всем мире. Когда они узнают о жизни и работе этой святой величайшей высоты Гималаев, они наполнятся вдохновением думать больше о других, чем о себе, и предлагать безграничную любовь и заботу своих сердец каждому члену нашей семьи мира-единства.

В заключение я скажу, что принцесса Диана также плыла с Матерью Терезой в одной лодке к той же цели, Золотому Берегу. Увы, дерево жизни принцессы Дианы было сломано прежде, чем оно достигло своей высшей высоты с листвой, цветами, ароматом и питательными плодами. Неудивительно, что Мать Тереза с большой любовью и большой гордостью называла Диану своей дочерью. Когда Мать и дочь встретились в последний раз 18 июня в Бронксе, Нью-Йорке, их взаимная любовь и нежность была такова, что их можно было лишь прочувствовать, но не описать.

Постскриптум


Письмо Сестры Нирмалы

Дорогой Шри Чинмой!

Я так благодарна Богу за Вас, за любовь и радость, которой Вы делились с нашей Матерью на протяжении стольких лет, и особенно за тот вечер в Нью-Йорке — это было как на Небесах.

Мать всегда с восторгом встречалась с Вами. Спасибо Вам за подарки, фотографии в прекрасных рамках, которые Вы так любяще и преданно дарили Матери. Спасибо Вам за мандолину в память о детстве Матери. Спасибо вам также за многие фотографии Матери, которые Вы посылаете нам. Они так нравятся мне, так нравятся всем нашим Сестрам.

Любовь и дружба — это дары Бога, знак Его присутствия среди нас. Мать всегда ценила Ваше присутствие и Вашу доброту к ней.

Хотя всем нам недостает физического присутствия нашей дорогой Матери, мы знаем, что ее дух будет продолжать жить и расти во всех, кто дарит любовь, уважение, сострадание и присутствие своим нуждающимся близким.

Медикаменты, которые Вы послали нам, прибыли. Спасибо Вам за них.

Пожалуйста, молитесь о нас усердно, так чтобы мы могли выполнять труд Бога, — все во славу Его и на благо беднейших из бедных.

Благослови Вас Бог.
Сестра Нирмала, М.М.

Мать,
У печальной планеты Земля
Есть особый дом-сокровищница,
И этот дом —
Твое сердце-сострадание.

|