Шри Чинмой

Могольские императоры

Акбар, Тансен и Харидаш

Одноактная пьеса

СЦЕНА I

(Дворец императора Акбара. Перед Акбаром собралась большая аудитория. Его придворный музыкант Тансен исполняет волнующие душу песни, аккомпанируя себе на тампуре.)

Тансен поет:

Kalpana go kalpana.
Tumi amar bandana.
Dure tomai rakhbona.
Kalpana go kalpana.
Mithya mohe kandbona.
Kurup prane dakbona.
Khudra jaye hasbona.
Kalpana go kalpana.
Mrittyu dake jagbona.
Atma ami marbona.
Bhul pathe ar chalbona.
Kalpana go kalpana.

Воображение, о Воображение!
Ты – обожание моей жизни.
Тебя я не стану сторониться.
Воображение, о Воображение!
В обманчивой, связывающей лжи
я не буду плакать,
Я не буду приветствовать
жизнь уродства нечистоты.
Жалким победам я не стану
улыбаться и радоваться.
Воображение, о Воображение!

Акбар: У тебя такой чарующий голос, Тансен. Я никогда не слышал, чтобы кто-то пел так, как ты. Твоя музыка уносит меня в высший мир, и я наслаждаюсь таким счастьем и таким восторгом. Тансен, я дам тебе все, что пожелаешь. Ты получишь все, чего бы ни попросил.

Тансен: О император, ты уже дал мне имя и славу, позволив мне петь для тебя. Чего же мне еще желать?

Акбар: Тансен, хотя ты получил от меня все, если у тебя есть какое-то особое желание, попроси меня и я исполню его. Все, чего бы ты ни захотел, я немедленно дам тебе сегодня.

Тансен: У меня есть все, что я хочу. Но, нужно сказать тебе кое-что. Ты считаешь меня лучшим музыкантом, но есть некто, кто намного лучше меня. Это он научил меня петь. Однако, меня даже не сравнить с ним.

Министр: О Акбар, о император, твой Тансен такой хитрец. Своей ложной скромностью он хочет добиться от тебя еще большего расположения. Не верь ему. Он думает, что говоря, что есть кто-то лучше него, он получит от тебя еще больше благосклонности и больше любви. Этот Тансен такой хитрый! Он — самый великий музыкант, но также и самый большой обманщик. Не верь ему, мой Господин.

Акбар: Нет, Тансен, я не верю тебе. Если это правда, то почему ты не говорил мне о нем раньше?

Тансен: Император, ты бы мне ни за что не поверил. И даже если бы я рассказал тебе об этом человеке, думаешь, он бы приехал к тебе? В отличие от меня, его не заботит ни имя, ни слава. Он не станет петь здесь, в твоем дворце.

Акбар: Он должен прийти сюда и спеть. Я заставлю его. Я император Акбар! Мне подчиняются все. Он должен прийти и петь. Пойди и приведи его.

Тансен: Я могу пойти и привести его сюда, но поверь мне, если ты заставишь его петь для тебя, он, возможно, будет петь, но он ни за что не споет понастоящему. Он выше имени и славы. Он избегает общества.

Акбар: Хорошо, тогда я сам пойду к нему.

Тансен: Если ты пойдешь к нему, он, возможно, и будет петь. Но он избегает и высокопоставленных людей. Если он увидит, что пришел император, он совсем не станет петь. Если я попрошу его, даже если я буду умолять его, это будет бесполезно, потому что ты великий, самый великий человек на земле. Возможно, если ты придешь со мной как слуга и я скажу ему, что мой слуга хочет услышать его музыку, тогда он исполнит мою просьбу.

Акбар: Хорошо, Тансен. Я пойду к твоему учителю под видом слуги. Раз ты превозносишь своего Учителя музыки до небес, я хочу слышать его. Лишь бы он оказался способен!

СЦЕНА 2

(Дом Харидаша. Входят Тансен и Акбар, переодетый слугой Тансена. Харидаш медитирует.)

Тансен: Учитель, это мой слуга. Он давно упрашивает меня взять его с собой, чтобы услышать твою музыку. Сегодня я привел его.

Акбар (обращаясь к Харидашу): Господин, я буду тебе очень благодарен, если ты споешь. Я давно страстно желаю услышать твою музыку. Сегодня мой хозяин, Тансен, привел меня к тебе. Пожалуйста, спой что-нибудь для нас и сыграй на тампуре.

Харидаш: Извините. Сегодня у меня совсем нет настроения ни петь, ни играть. Не знаю почему. Иначе я бы исполнил вашу просьбу. Я рад, что у моего Тансена такой хороший слуга. Ты выглядишь красивым и сильным. Я уверен, что твой хозяин очень доволен тобой.

Тансен: Учитель, я действительно очень доволен своим слугой. Я полностью доволен им, горжусь им и в награду я привел его сюда. Пожалуйста, спой для него хотя бы немного. Мне трудно будет привести его сюда еще раз.

Харидаш: Тансен, когда я отказываюсь что-то делать, будь уверен, я этого никогда не сделаю. Сегодня у меня нет настроения. Сегодня мой ум полностью сосредоточен на Боге. Ты приходил ко мне учиться музыке. Я научил тебя многому, и теперь твое пение доставляет мне огромную радость. И я хочу, чтобы сегодня ты пел для меня. А мы с твоим слугой будем слушать твое исполнение. Оно перенесет меня в высшее царство. Твоя музыка вдохновит меня погружаться глубоко внутрь и говорить с моим Внутренним Кормчим. А теперь, Тансен, пожалуйста, пой.

(Тансен кланяется Харидашу и начинает петь. Вскоре он начинает фальшивить.)

Харидаш: Тансен, что с тобой сегодня? Твоя музыка нелепа. Ты поешь совсем как начинающий. Ты, мой самый достойный ученик! Что-то неладно с твоей семьей? Ты расстроен?

Тансен: Нет, нет, моя семья в порядке. Но сегодня я очень надеялся, что мой слуга услышит твою музыку. Ты не исполнил моей просьбы, и это очень расстроило меня. Возможно, моя печаль и является причиной, по которой мне трудно петь хорошо.

Харидаш: Как бы ты ни был огорчен, Тансен, не могу поверить, что ты можешь петь так плохо.

Тансен: Учитель, мне кажется, что я пою правильно. Ты говоришь, что я пою плохо, но я чувствую, что пою так, как пел раньше, как ты сам меня учил.

Харидаш: Тансен, ты лжец! Я не учил тебя петь так. Это не правильно.

(Харидаш выхватывает у Тансена тампур и начинает петь ту же песню, очень одухотворенно и красиво. Эта музыка приходит из другого мира. Акбар в глубоком трансе. Тансен слушает с глубоким внутренним восторгом.)

(Харидаш поет.)

Ekti katha ekti sur eki jhankar.
Nam dhare ke dakchhe jena amai barebar.
Kothai achi kothai jabo.
Nai jena thikena.
Ghumer ghore karchhi shudhu.
Ami becha kena.
Kata bhangi katai gari.
Katai kari asha.
Hiya khani dekhechhe mor.
Andhar sarbanasha.
Alor pakhi alor pakhi.
Abar eso phire.
Jyotir dhara bahan kare.
Namo amar shire.
Dak ditechho urdhe jete.
Jabo keman kare.
Bandhi je mor paran khani.
Ekti andhar ghare.
Alor pakhi alor pakhi.
Alor pakhi alo.
Prane amar rekhona ar.
Ektu andhar kalo.

Одна мысль, один звук, один резонанс –
Кто зовет меня то и дело?
Не знаю, где я.
Не знаю, куда пойду я.
В мрачном забытьи
Себя я покупаю, себя я продаю.
Все рушу я и вновь все созидаю.
Надеюсь, все мое, мое лишь.
Увы, мое сердце в затмении
Темной и дикой ночи разрушения.
О Птица Света, о Птица Света,
Своим сияющим и струящимся пламенем
Войди же в мое сердце еще раз.
Ты зовешь меня взбираться ввысь,
И парить в голубизне.
Но как могу я?
Мое сердце в темнице,
В удушающей крошечной комнате.
О Птица Света, о Птица Света,
О Птица Света Всевышнего,
Молю, не оставь во мне ни капли мрака.

Тансен (после окончания пения): Учитель, прости меня. Я знаю, сегодня я пел совсем плохо. После того, как я услышал тебя, я понял, как отвратительно я пел. Прости, прости меня.

Акбар (кланяется): Я всегда считал своего хозяина лучшим певцом. Но ему хватило искренности сказать, что ты поешь намного лучше его. Я не верил ему. Но теперь, услышав твое пение, я знаю без сомнения, что ты лучший певец. Как сладок твой голос! Я так благодарен тебе, и я так благодарен моему хозяину за то, что он привел меня сюда.

Харидаш: Да благословит тебя Господь, сын мой. Да благословит Господь твое преданное сердце. Ты служишь своему хозяину, моему самому любимому сыну.

Тансен: Я тоже люблю своего слугу.

Акбар: Господин, а я горжусь своим хозяином, Тансеном.

(Акбар и Тансен кланяются и уходят.)

СЦЕНА 3

(Дворец Акбара.)

Акбар: Тансен, почему ты не можешь петь так же, как он? Твой учитель живет в бедной хижине, а ты пользуешься разными привилегиями и возможностями. И все же, ты не можешь петь, как он. Я ценю искренность твоего признания, что его пение намного лучше твоего, но я не могу понять, почему. Что мешает тебе петь так же хорошо, как он?

Тансен: О император, я играю и пою для тебя, для людей, я играю ради имени и славы, я играю ради богатства. Мой учитель играет для Бога, Господа Всевышнего. Для него существует только Бог. Бог — это все. Я хочу угодить людям, которые живут в мире человеческого удовольствия, он же хочет радовать Абсолютного Всевышнего. Когда поешь для мира, получаешь то, что хочешь: уважение, почтение, лесть. Но когда поешь для Бога, для Абсолюта, получаешь бесконечную Милость Бога, Его бесконечное Благословение и трансцендентальный Восторг. Бог, бесконечное Сострадание, входит в его музыку, и каждый миг он исполняет неземную, божественную, трансцендентальную, волнующую душу музыку, музыку, которая пробуждает Вселенское Сознание, музыку, которая питает Вселенское Сознание, музыку, которая проявляет Вселенское Сознание в устремленных душах.

Акбар: Тансен, ты — великий музыкант, но твоя искренность величественней, чем твоя музыка. Твоя внутренняя глубина намного величественней. Твоя внутренняя мудрость намного величественней. Я с любовью преклоняюсь перед твоей музыкой. Я с радостью преклоняюсь перед твоей искренностью. С благодарностью сердца я преклоняюсь перед твоей внутренней мудростью.