Шри Чинмой

Вивекананда - древнее Сердце-Безмолвие, современная Жизнь-Динамизм

Учитель и ученик

Дитя Кали

Ребенком Рамакришна был и сконцентрирован на Боге, и опьянен Богом. Как это часто бывает, любящего Бога воспринимают неправильно и считают чистой воды сумасшедшим. Шри Рамакришна в глазах некоторых из своих земляков не был исключением. Как ребенок молит мать о сластях и игрушках, так дитя Рамакришна молил о любви и преданности свою Мать Кали. И эта любовь и преданность - не что иное, как тайный ключ, открывающий двери Богоосознания.

Кому-то Шри Рамакришна покажется чрезвычайно эмоциональным человеком, другому - страстным устремленным, третьему - человеком философской мудрости, четвертому же - человеком необыкновенной искренности. Очевидно, у разных людей разные мнения о его личности. Поэтому в таком деле безупречный анализ на интеллектуальной основе почти невозможен, и все наши человеческие суждения должны будут с прискорбием потерпеть неудачу в поисках сколь-либо успешного результата. Но никто не усомнится, называя его самым любимым ребенком Матери Кали. Его единственная цель в жизни была - не иметь ничего, за исключением постоянного союза с Матерью Кали. Своей цели он достиг. Мы можем суммировать послание его жизни одним словом: «Ма».

Прекрасным пловцом в море Безмолвия Брахмана, уникальным призывным звуком в мире-атмосфере проявления Духа был Шри Рамакришна. Несмотря на то, что он достиг трансцендентального плана, он предпочел быть флейтой, на которой играла его Мать Кали. Процитируем его: «Я не хочу быть сахаром, я хочу наслаждаться сахаром».

Рамакришна, по сути, был семенем, посеянным в почву мира, а Вивекананда - небывалым урожаем, жнецом которого стало человечество. Рамакришна был Вдохновением, Вивекананда был его Выражением, и теперь человечество обладает как вдохновением, так и выражением, как своей несравненной собственностью.

Каждое слово, слетавшее с божественных уст Шри Рамакришны, имело значение. В остром юморе также не было недостатка, когда обстоятельства требовали того; но те, кому доводилось терпеть его сарказм, позже чувствовали, что он предназначался только для пробуждения их спящих душ. Его поглощенное трансом лицо, простота изречений, непритязательные и мягкие манеры, прозрачная сердечность его отношений со всеми, сочетавшиеся с его величественно освященной жизнью и божественной любовью, снискали ему вселенское притяжение и преданность.

Рамакришна спокойно вмещал в себе Космическое и Трансцендентальное Сознание, включая всевозможные воззрения. Все, что он чувствовал, было спонтанным. Все, что он говорил, было спонтанным. Все, что он делал, было спонтанным. У него не было своей воли, и что бы мы, по-видимому, не приняли за его волю, к нашему удивлению, тоже никогда не было продиктовано желанием. У него не было иной воли, кроме Воли его Матери Кали. Поэтому, в его жизни, посвященной Матери, никогда не возникало случая, в котором он считал бы себя ответственным за какое-либо из своих действий.

Напрашивается вывод, что нисхождение Аватаров, подобных Шри Рамакришне, в человеческое тело имеет намерением просто поднять сознание человечества и способствовать дальнейшему его прогрессу в эволюционном процессе. Они будут творить добро на благо человечества в земных телах до тех пор, пока такое пребывание будет необходимо в интересах человечества, несмотря на то, что их существо свободно от любого действия, хорошего или плохого, большого или малого.

Естественно, мы не знаем и не можем знать всех аспектов мистической жизни Шри Рамакришны. Но то, что мы способны понять, - он научил нас, как взывать к Матери. Несомненно, мы - Ее дети, и совершенно необходимо чувствовать, что Она - наша настоящая Мать, а мы - Ее настоящие дети, и у нас есть полное право ждать от Нее удовлетворения всех наших потребностей, а Она никогда не перестанет исполнять нас.

Рамакришна - первый в ряду величайших мистиков и духовных фигур мира. Сама по себе его жизнь была наибольшим опровержением половинчатой веры и неверия в Божественное. Рассуждения о том, заблуждение это или нет, были совершенно чужды его природе. Кем был Рамакришна, если не уникальным раскрытием интуиции? Этот всевышний Мистик явил миру, что существует нечто божественное за пределами видимости земли, и что это не просто подразумевание колеблющегося разума о том, что мир реален. Его наставления исполнены убежденности. Они исходят из сокровенных глубин его сердца. Его простая и искренняя речь трогала сердца людей так же отчетливо, как органы чувств воспринимают физические объекты мира.

Без сомнения, мы замечаем, что настоящая и высшая жизнь в меньшей степени заразительны, чем порок и низшая жизнь. Но высшее сознание, постоянно и мощно переполняющее ум и сердце Рамакришны, оказывало уникальное воздействие на всех людей вокруг него, были они его учениками или нет, и, в конце концов, поднимало их сознание выше обычного плана, чтобы дать им отведать божественную сладость. Они обнаруживали, что всевышнее спокойствие и ясная атмосфера исходили не от красноречивых дискуссий интеллектуалов, но только от Рамакришны, вечного ребенка вечной Матери Кали.

Довольно удивительно, что у Нарена, самого дорогого ученика Рамакришны, вначале не было веры в Мать Кали. Дни становились неделями, недели - месяцами, а месяцы - годами, а гордая голова Нарена все еще не могла склониться перед Кали. Кстати и некстати он спорил со своим Учителем о подлинности божественности в Матери. Временами это причиняло Учителю боль. Но Мать рассеивала его сомнения. Однажды Она сказала своему ребенку, что в положенное время Нарен обретет веру в Нее и перестанет спорить с ним. С сердцем полным уверенности Учитель сказал своему мятущемуся ученику, что придет время, когда при одном упоминании о Матери Кали, его глаза наполнятся слезами. Его предсказание оказалось верным. Позже Вивекананда скажет: «Как я ненавидел Кали и все, связанное с Ней! Мое неприятие Ее было основой моей шестилетней борьбы. Но, в конце концов, я должен был принять Ее. Рамакришна Парахамса посвятил меня Ей, и теперь я верю, что Она ведет меня даже в мелочах, которые я совершаю, и делает со мной то, что пожелает».

Обращение Вивекананды к Матери Кали уникально:

«... Приди, Мать, приди!
Ибо Ужас - Твое имя,
Смерть - Твое дыхание,
И каждый сотрясающий шаг
Разрушает мир навеки.
Ты - «Время», Разрушитель Всего!
Приди, О Мать, приди!...»

Нечто очень важное мы узнаем от него. Он признается нам, что только такой преданный может лелеять надежду на ее Присутствие:

«Мать приходит к тому,
Кто осмеливается любить страдание
И крепкие объятия Смерти,
Кружась в танце разрушения».

Великий Посланник из Назарета заявил миру: «Я и Отец мой - одно», и «Тот, кто видел меня, видел Отца». Он осмелился заявить это в силу своего всевышнего отождествления со своим Отцом.

Теперь я хотел бы упомянуть о супруге Рамакришны. Шарада Дэви постоянно чувствовала и видела, что дитя Кали полностью отождествилось со своей Матерью. Так что для нее он был ни мужем, ни Богочеловеком Рамакришной, а Кали.