Шри Чинмой
Политика и духовность – могут ли они идти вместе?

Беседа Шри Чинмоя и Генерального секретаря ООН У Тана*

29 февраля 1972 года, ООН, Нью-Йорк.

(* UThant: Divinity's Smile, Humanity's Cry by Sri Chinmoy, 1977.)

Генеральный Секретарь У Тан и Шри Чинмой приветствуют друг друга со сложенным руками у дверей комнаты, где проходило интервью, после чего У Тан приглашает Шри Чинмоя войти.

У Тан: Шри Чинмой, пожалуйста, входите. Я слышал о вас от многих, многих людей. Кто бы ни говорил мне о вас, он всегда полон почтения и восхищения, и лично я чувствую, что вы выполняете очень важную задачу для ООН. Я наблюдаю за ней с самого начала.

Шри Чинмой: С вашей стороны очень любезно сказать мне все это. Я очень благодарен вам. Перед нашим небольшим интервью, могу ли я призвать Господа Будду благословить нас? Вы – очень преданное дитя Господа Будды, и я разделяю глубочайшее восхищение и почтение к нему.

У Тан: Да, пожалуйста, пожалуйста!

Шри Чинмой произносит нараспев трижды:

Buddham saranam gacchami
Dhammam saranam gacchami
Sangham saranam gacchami

Я иду за прибежищем к Будде.
Я иду за прибежищем к Дхарме.*
Я иду за прибежищем к Порядку.

(* внутренний закон жизни)

У Тан (несколько секунд хранил молчание, затем, глубоко взволнованный, сказал): Пожалуйста, простите мне, что я не смог встретиться с вами раньше. Из-за плотного графика и политики, моя внутренняя жизнь сейчас для меня не на первом плане. Поэтому я немного колебался относительно того, встречаться ли с вами. Сегодня я вижу вас и хочу сказать, что все, что я слышал о вас от других, – абсолютно истинно.

Шри Чинмой: Мир знает вас как чемпиона покоя. Будучи духовным человеком, я хочу сказать вам, что во внутреннем мире вы также являетесь действительно великим. Сейчас, когда физически вы за пределами внешнего поля битвы, у вас есть возможность видеть ситуацию в мире своим внутренним интуитивным светом, и вы внесете вклад во внутренний мир, который будет более плодотворным и исполняющим.

У Тан: Я так счастлив слышать это. Это то, чего я хотел. Сейчас я собираюсь писать мемуары, и нуждаюсь в спокойной жизни. Мои воспоминания будут отличаться, совершенно отличаться от мемуаров, которые пишут другие. В них я хочу показать, как духовность и философия могут вести и направлять политику.

Шри Чинмой: Это то, что можете сделать только вы, потому что в вас я вижу подлинного искателя Истины, Покоя, Света и Блаженства. Я ничего не понимаю в политике, но я действительно чувствую, что политика должна направляться духовностью и философией. То, что вы говорите, мой самый почитаемый Брат, приносит мне безмерный восторг.

У Тан: Я молю Господа Будду о дальнейшем успехе вашей миссии в распространении Покоя и Света Бога на земле.

Шри Чинмой: Я высоко ценю вас и восхищаюсь вами, не только как великим любящим человечества, но и столь преданным, посвященным ребенком Бога, желающим принести ценности Бога из внутреннего мира и поделиться ими со своими братьями и сестрами.

У Тан: Для меня было огромной привилегией встретиться с вами. Пожалуйста, почувствуйте мое искреннее уважение и искреннюю заботу о том, что вы делаете для человечества.

Шри Чинмой: Пожалуйста, почувствуйте мою глубочайшую радость и гордость за вас, и мою одухотворенную благодарность за то, что вы сделали для ООН, а также для всего мира.

Прощаясь, Шри Чинмой и У Тан кланяются друг другу со сложенными руками в пранаме.