Шри Чинмой
Политика и духовность – могут ли они идти вместе?

Ответы на вопросы о политике и духовности

Вопрос господина Сакстона, 11 марта 1977 года: ООН, конечно, очень политизированная организация. Определяет ли политика каким-то образом вашу работу?

Шри Чинмой: Политика, как таковая, не определяет нашу работу. Но мы чувствуем, что политика может быть просветлена и возвышена до очень, очень высокого состояния сознания для того, чтобы человечество могло быть преобразовано, просветлено и исполнено. Мы молимся и медитируем для того, чтобы очистить свой ум. Ум создает нам столько проблем, постоянно вносит беспорядок, сомнение, беспокойство и тревогу. Но как только этот же ум очищается и просветляется, он становится совершенным инструментом для создания лучшего мира или для того, чтобы вывести на передний план новый лик мира. Мы не используем политику, как таковую, но стараемся принести в политику свет и блаженство, которое получаем в своей молитве и медитации.

Flame Waves, Part 10 by Sri Chinmoy, 1978

Господин Сакстон: Чувствуете ли вы, что, несмотря на очень высокие устремления и цели, ваша работа иногда омрачена политикой?

Шри Чинмой: Нет, она не омрачена политикой, поскольку мы не проводим никакого сравнения между политикой и духовностью как таковой. Здесь мы молимся и медитируем в безмолвии. Мы стараемся делать все в безмолвии. Политика находится во внешнем мире, а молитва и медитация – во внутреннем. В силу нашей искренней молитвы и медитации мы стараемся вывести вперед Покой, Свет и Блаженство, которые у нас есть. А затем мы стараемся предложить этот Покой, Свет и Блаженство миру, политическому миру, чтобы политический мир также мог быть просветлен, усовершенствован и исполнен.

Flame Waves, Part 10 by Sri Chinmoy, 1978

Вопрос "Юнайтед Пресс Интернэшнл": Итак, вы не сидите и не говорите о границах на Ближнем Востоке?

Шри Чинмой: Нет. Я весьма несведущ в политике как таковой. Моя сильная сторона - духовность. Есть два подхода к каждой проблеме. Один из них – внешний подход, другой – внутренний. Те, кто приходят медитировать, стараются идти внутренним путем. Но в конечном счете обе дороги приводят к той же цели.

The Bicentennial Flames At The United Nations by Sri Chinmoy, 1976.

Господин Андреас Бейер: Приходя на встречи в ООН, следует ли нам медитировать о конкретных темах, имеющих отношение к конференциям ООН, и о таких общих качествах, как покой и любовь?

Шри Чинмой: Искателям следует медитировать о божественных качествах, таких как Покой, Любовь, Свет и Блаженство. Это наш путь, путь души. Другой путь совершенен согласно мудрости, представлению, осознанию тех, кто ему следует. Наш путь совершенен согласно нашему пониманию, нашей мудрости, нашему внутреннему зову. Мы чувствуем, что если внутри есть Покой, Свет и Блаженство, мы можем принести их в свою внешнюю жизнь. Другие могут чувствовать, что если им удастся создать мирную обстановку, то у них будет мирная жизнь. Они чувствуют, что сначала им нужно принести в мир порядок. Они начинают извне. Они хотят погрузиться в мир извне. Мы стараемся начать изнутри и вывести вперед то, что находится внутри. Итак, это два различных подхода. Некоторые чувствуют, что если они коснутся реальности извне, они будут исполнены, а мы чувствуем, что будем исполнены, если мы движемся из внутреннего мира во внешний мир. Противоречия нет. Мы оба преследуем одну цель: Покой, Любовь, Свет и Блаженство. Подходы разные, но результат будет одним и тем же.

Один подход – это из внешнего мира войти во внутренний мир, но мы чувствуем, что, только достигая чего-либо во внутреннем мире, можно вывести это вперед и дать другим. Иначе, приняв участие в конференции, имеющей дело с политикой, мы окажемся в полной растерянности. Политика страстно желает получить внутренний свет, она хочет быть просветлена внутренним светом. Но на ментальном плане политика – лишь постоянная борьба, постоянная битва: «Я знаю лучше тебя». – «Нет, нет, я знаю лучше, я прав». В этом случае политика – битва эго. «Моя нация лучше, ты должен слушать меня». Но духовность – это поток единства. Когда есть единство, превосходства нет. Единство никогда не спорит. Во внешнем мире существует чрезвычайное недопонимание, но во внутреннем мире мы всегда поем песню единства. Единство – это достижение, единство – самоотдача, а самоотдача – это Богостановление. Во внешнем мире все – разделение на «я» и «мое». «Ты должен подчиниться мне. Лишь тогда ты узнаешь, что есть истина». Во внутреннем мире все – единство. Во внешнем мире удовлетворение – это разделение и постоянное чувство обособленности. Во внутреннем мире удовлетворение – это единство. Удовлетворение приходит через освобождение себя, расширение себя.

Поэтому, молясь и медитируя о покое, свете и блаженстве, мы непременно сможем служить людям в политическом мире. И у тех, кто служит ООН согласно своему пониманию, не будет с нами противоречий. Наш подход будет другим. Но мы не скажем, что наш подход предпочтительнее, или наши действия лучше – нет. Мы лишь чувствуем, что наш подход удовлетворяет нас, если не вступает в столкновение с их идеями, а их подход удовлетворяет их, если не противоречит нашим идеям.

Flame Waves, Part 10 by Sri Chinmoy, 1978

Госпожа Лорен Брайт: Как американские политики могут вернуться к тем духовным ценностям, которые у них были во времена отцов-основателей и некоторых наших первых президентов?

Шри Чинмой: Американские политики смогут вернуться к духовным ценностям, которые были у них во времена отцов-основателей и некоторых президентов-предшественников, только если политические и прочие лидеры почувствуют первостепенную необходимость внутренней жизни, у которой есть способность привести к внешнему успеху, внешнему достижению, внешнему совершенству и внешнему удовлетворению.

The Bicentennial Flames At The United Nations by Sri Chinmoy, 1976.

Вопрос Крипалу: Как принести духовность в политику?

Шри Чинмой: Сейчас политика и духовность, как ночь и день. Но это не вина политики. Это происходит потому, что сами политики неправильно используют политику. Давайте посмотрим на политику, как на нож. Сейчас плохие люди используют нож, чтобы наносить вред и убивать людей. Но если ножом пользуются хорошие люди, они разрежут фрукты и поделятся ими с другими. Духовность – это мудрость, если принести духовность в политику, она будет служить надлежащим образом.

Очень легко не любить некоторых политиков, потому что каждую секунду они стараются одурачить нас. Даже если они искренние, иногда они, возможно, не понимают того, о чем говорят. А если они не понимают, о чем говорят, чему можно у них научиться? Если учитель не знает предмета, как студенту научиться чему-либо у учителя?

Но духовные люди должны иметь терпение, а более всего, смирение. Даже если некоторые политики каждое мгновение наслаждаются ложью, мы не собираемся просветлять их, разбивая им головы. Нет! Духовные люди способны просветлить их только через глубочайшее смирение, искреннее смирение. Мы не станем пытаться разбивать их головы, мы постараемся коснуться их сердец.

Если духовные люди не могут общаться с политиками на духовном или психическом уровне, если они не могут принять политиков в свои сердца, тогда им нужно коснуться стоп политиков. Они не могут идти к политикам как принцы или командующие, говоря: «У нас есть свет!» Политики не отреагируют на них. Духовные люди должны вести себя как мать, которая знает, что ее ребенку нужно молоко. Если ребенок капризничает и не слушается маму, она идет к ребенку и уговаривает его, чтобы он выпил молоко, поскольку знает, как оно ему необходимо.

Политикам просто необходим Свет, и помочь им увидеть их собственный внутренний Свет – непременная обязанность духовных людей. Это не может быть сделано на политическом или ментальном уровне, это может быть сделано лишь на психическом уровне. Значит для начала нужно зажечь пламя устремления в сердцах политиков в духе абсолютной простоты, скромности и смирения.

You Are Your Life's Progress-Joy-Drum by Sri Chinmoy, 1993.

Господин Рассел Барбер: На более практическом уровне, что касается спорта, каково ваше отношение к тому, что политика каким-то образом стала частью определенных спортивных состязаний, таких как олимпиада? Испытываете ли вы сожаление в связи с этим?

Шри Чинмой: Я испытываю крайнее сожаление, потому что в спорте мы всегда стараемся создать семью-единство. Люди приезжают из разных уголков мира, чтобы представить свои страны. Они преодолевают границы своих индивидуальных состязаний. Они преодолевают в своих умах государственные границы, и стараются предложить возможности, которые они воплощают. Это подобно ООН, где каждая нация – цветок в гирлянде наций. Но когда политика входит в спорт – это очень болезненное и плачевное переживание. Политика не должна быть помехой нашему сердцу-единству.

Aspiration-Body, Illumination-Soul Part 2 by Sri Chinmoy, 1993.

Господин Рассел Вильсон: Эту работу очень трудно выполнять без духовного удовлетворения (Речь шла об отношении к служению людям).

Шри Чинмой: Совершенно верно. Если у вас есть внутреннее равновесие и внутренняя радость, вы можете служить человечеству счастливо и весело. Но если внутри лишь безжизненная пустыня, невозможно давать что-то с радостью. Мы можем давать только то, что у нас есть. Если у меня есть радость, тогда я могу быть вам полезен. Но если внутри меня ничего нет, тогда что вы сможете от меня получить? Я могу дурачить вас день-два, но в итоге я попадусь, и вы меня отвергнете.

Я пришел в мир, чтобы любить и стать единым с миром. Если я служу вам, и вы принимаете мое служение с любовью и нежностью, тогда я получаю от вас столько же радости, сколько вы получаете от меня. В это время дающий и принимающий предлагают друг другу равную радость. Если я дарю вам улыбку, и вы принимаете ее с радостью и любовью, ваша радость и моя радость равноценны. Итак, дающий и принимающий находятся на одном уровне. В этот момент правой рукой я кладу что-то в левую руку, в следующий момент – левой рукой кладу в правую. Так дающий и принимающий всегда идут вместе.

Сегодня мы медитировали вместе. Но вы должны знать, что я не Гуру. Есть только один Гуру, и это – наш Господь Возлюбленный Всевышний. Он является вашим Гуру, моим Гуру, Гуру каждого. Лишь в этой конкретной сфере, сфере духовности, я, возможно, знаю немного больше, чем вы, точно также как вы бесконечно больше, чем я, разбираетесь в политике. Если я захочу изучать политику, я должен буду пойти к вам. Только я не хочу изучать этот предмет, поскольку этот предмет, которому вы обучаетесь, находится за пределами моего понимания!

Sri Chinmoy Answers, Part 4 by Sri Chinmoy, 1995

Рассел Вильсон: В этом мы оба одинаковы, Гуруджи!

Шри Чинмой: Для меня, политика зачастую полна путаницы, а я стараюсь оставаться подальше от путаницы. Однако мы стараемся принести просветление также и в политический мир. В политике я не разбираюсь, но людей, изучающих этот предмет, люблю. Вот почему я встречаюсь с политическими лидерами и общаюсь с ними. Я надеюсь, что моя любовь к тем, кто изучает политику, однажды войдет в сферу, изучаемую ими.

Я написал кое-что о политике и духовности, и это было опубликовано в одном индийском журнале. Там я говорю о том, что поскольку политика является ветвью жизни, мы не можем отказаться от нее. Если мы сможем принести духовность в политику, тогда политика будет играть очень значительную роль в исполнении Воли Бога. Когда лидер страны говорит что-то, его слова оказывают огромное влияние, даже если сам он не нравится людям. Тогда, принимая правильные решения, он может предложить очень многое для просветления своих сограждан и мира. Мы молим Бога о том, чтобы политические лидеры были более восприимчивы к Его Воле, чтобы этот наш мир смог стать совершенным садом для проявления заботы Бога-Садовника. Мы молим и молим Бога сделать политиков духовными, чтобы в каждое мгновение они могли предлагать вдохновение всему миру.

Sri Chinmoy Answers, Part 4 by Sri Chinmoy, 1995

Вопрос: О чем вы беседуете, встречаясь с мировыми лидерами?

Шри Чинмой: Сегодня я встречался с руководителем вашего штата. Он был чрезвычайно, чрезвычайно добр ко мне, сострадателен и полон любви. Мы все молим Бога принести мир и покой в мир, поэтому, когда я встречаюсь с мировыми лидерами, мы говорим лишь о том, как мир может достичь покоя. Многие мировые лидеры являются политиками, но я не разбираюсь в политике. Я встречаюсь с политиками как ученик покоя и как любящий мир. Они знают, что я несведущ в политике, но все же весьма любезно встречаются со мной, потому что искренне хотят установления мира на земле. Поэтому мы говорим о нашем молитвенном служении человечеству и о мире и единстве.

Sri Chinmoy Answers, Part 2 by Sri Chinmoy, 1995.

Вопрос: Какую роль в этом играет медитация?

Шри Чинмой: Медитация имеет решающее значение. Если мы не медитируем, в нас нет и капли покоя. Медитация делает ум тихим и спокойным. (Шри Чинмой медитирует). Медитацией я приношу покой Свыше. Если вы сможете медитировать пятнадцать минут, полчаса или час в день, ум станет тихим, спокойным, безмятежным и умиротворенным.

Sri Chinmoy Answers, Part 2 by Sri Chinmoy, 1995.

Вопрос: Как медитация участвует в вашей миротворческой миссии?

Шри Чинмой: Как можно обрести покой без молитвы и медитации? Другого пути не существует. Политики говорят о мире. В следующий момент они идут и воюют. Поэтому мы не имеем ничего общего с политикой, хотя многие политики ко мне очень доброжелательны. Когда я встречаюсь с политиками высшего ранга, мы медитируем вместе и стараемся обрести внутренний покой.

Sri Chinmoy Answers, Part 23 by Sri Chinmoy, 2000.

Вопрос: Когда проблемы кажутся такими огромными, а люди такими маленькими, когда кажется, что проблемы можно решить лишь на очень высоком уровне, посредством крупномасштабного вмешательства правительства, какой вклад в дело мира могут внести отдельные люди?

Шри Чинмой: Проблемы можно встретить повсюду: в каждом человеке, в каждом правительстве и в каждой организации. Когда дело касается решения мировых проблем, простые люди, такие как мы, беспомощны. Но не отчаявшиеся. Мы можем надеяться. В действительности, у нас есть полное право надеяться на улучшение мира. Отдельный человек не может изменить мир, но есть великие личности, относящиеся к другой категории. Святой Отец Иоанн Павел II или Мать Тереза, например, являются настоящим источником вдохновения для миллионов и миллионов людей. Махатма Ганди был в политике, а затем вышел за рамки политики и стал отцом Индии. Какие исполняющие и просветляющие советы он давал Неру, Пателю и другим! Президент Горбачев также продемонстрировал, как один человек может изменить облик и судьбу человечества. Он – живое доказательство того, что отдельный человек сильнее правительства. Итак, мы видим, на что способны великие личности.

С другой стороны, хотя обычные люди и беспомощны, следует знать, что мы имеем доступ к высшей силе, которая бесконечно сильнее любой организации или правительства. Сила, которая внутри нас, - абсолютно высшая Сила. Мы называем Ее Внутренним Кормчим, Абсолютным Господом Всевышним. Сила, действующая через правительства или крупные организации, может быть легко побеждена этой высшей абсолютной Силой, всепросветляющей и всеисполняющей.

Существует Бог-Творение и Бог-Творец. Мы – Бог-творение. Но если мы молим Бога-Творца изменить или просветлить умы тех, кто пребывает у власти в странах или крупных организациях, тогда Он легко может сделать это. Прямо сейчас миром правит ум – ум, желающий доминировать над другими и командовать ими. Но если мы будем молить Бога вывести на передний план сердце человечества, мы увидим, что сила сердца бесконечно сильнее силы ума. Почему? Потому что сердце немедленно отождествляется с другими и провозглашает их силу как свою собственную. Если десять человек находятся на одной стороне, что может сделать один сильный человек? В конце концов, ему придется уступить, независимо от того, сколь велика его сила. Это истинно и в отношении каждого в отдельности человека, и правительства, и какой-либо организации, потому что сила единства в конечном счете всегда одержит победу на поле битвы жизни.

Flame Waves, Part 11 by Sri Chinmoy, 1978.

Вопрос: Скажите, в чем состоит ваша миссия, и чего вы пытаетесь достичь?

Шри Чинмой: Я ученик покоя. Только ученик может учиться, а покой – то, чему мы учимся в повседневной жизни. Молясь и медитируя, мы стараемся стать лучше. Если мы становимся лучше, тогда у нас будет радость, которая приходит из вдохновения. Я вдохновляю вас, вы вдохновляете меня, а вместе мы стараемся вдохновить весь мир. У этого мира есть все, за исключением одного – покоя.

Материальное богатство не дает покоя. Земные владения не дают покоя. Разговоры о покое не приносят покоя. Покой обретаешь только в жизни самоотдачи. Жизнь самоотдачи должна быть бессонной и безусловной.

Так случилось, что я и поэт, и музыкант, и художник. Вы можете сказать, что я за все берусь и ничего толком не умею* (* Шри Чинмой пользуется здесь пословицей: «Jack of all trades and master of none» - прим. переводчика.), но я стараюсь предложить свое вдохновение миру через свои стихотворения, музыку и живопись. Все, что я делаю, служит вдохновению. Когда я вдохновлен, я создаю что-то, а затем стараюсь делиться этим вдохновением с остальным миром. Я чувствую, что, в силу нашего вдохновения, мы можем стать лучшими гражданами мира. Когда мы вдохновлены, мы делаем великие, хорошие и бессмертные вещи.

Я встречался со многими, многими мировыми лидерами. Несмотря на то, что некоторые из них хорошо известны в мире политики – такие, как президент Горбачев, президент Мандела и некоторые другие политики высшего ранга, – они так добры ко мне. Они никогда не обсуждают со мной политику. Мы говорим лишь о всеобщем мире из глубин наших сердец, а не от ума.

Здесь я должен попросить прощения у слушателей. Ум, каким бы интеллектуальным или культурным он ни был, не сможет принести покоя. Только простое сердце, чистое сердце, сердце ребенка может принести нам покой. Я много написал и читал лекции во многих местах. Но должен сказать, что я получаю покой, только когда делю его с другими. Вот почему я даю концерты мира по всему миру. У меня лишь одна цель – мир, всеобщий мир.

Много лет я читал лекции о всеобщем мире в ООН. Но я обнаружил, что мои лекции не имеют должного воздействия. Только когда я медитирую в безмолвии или одухотворенно исполняю музыку, я действительно чувствую покой в самых сокровенных уголках своего сердца. В это время я чувствую, что могу по-настоящему служить человечеству. Поэтому во всем, что я делаю, я стараюсь стать жизнью самоотдачи, основанной на моем внутреннем покое.

Вопрос: Говоря в общем, каков порядок значимости стоящих перед человечеством проблем сегодня – экономических, социальных, политических и религиозных – и чем он объясняется?

Шри Чинмой: С моей точки зрения, порядок значимости таков: религиозные, политические, социальные и экономические. Почему? Когда люди религиозны, они стараются вести более достойную и чистую жизнь, а это то, в чем мир нуждается больше всего. Затем политика. Политика управляет умом, виталом и телом человечества. Если религия, главным образом, имеет дело с сердцем и внутренними чувствами, то политика в основном имеет дело с организующим умом, наполняющим энергией виталом и бодрым телом. Затем идет социальный аспект. После того, как религия коснулась сердца, а политика – ума, витала и тела, в обществе должны воцариться мирные, дружественные отношения. В это время индивидуальное становится коллективным. После того, как один человек установил единство с другими людьми, он воспринимает их нужды как свои собственные. В это время экономические проблемы будут легко разрешимы.

Итак, сначала мы должны думать о Боге и обрести некий свет, который могли бы предложить своей стране. Затем нужно почувствовать близкую связь с другими. Если мы чувствуем свое единство с другими, экономические проблемы будут в значительной степени разрешимы, ибо тогда я буду чувствовать вашу нужду как свою, и наоборот. В это время я буду более чем готов помочь вам, и вы будете просто счастливы помочь мне. Поэтому, сначала религия, затем политика, и, наконец, социальные проблемы и экономика!

My Meditation-Service At The United Nations For 25 Years by Sri Chinmoy, 1995.

Вопрос: Какой вы видите политику следующего столетия?

Шри Чинмой: Я полагаю, что, в конце концов, политике придется капитулировать перед духовностью и позволить ей направлять и вести себя. Сейчас ситуация в политическом мире походит на то, как слепой старается вести человека с очень ясным зрением. У людей, которые молятся и медитируют, зрение ясное, они живут в сердце и именно им следует вести слепых. Но вместо этого ведущими являются слепые. Кто слеп? Те, кто каждое мгновение живет в уме.

Ум знает лишь как разделять и разделять. Но, разделяя мир и перекраивая реальность на части, мы никогда не сможем получить радость. настоящую радость можно получить только становясь единым с миром. Ум похож на боксера. Он всегда старается продемонстрировать свое превосходство. Все время он говорит: «Я лучше тебя. Я должен быть на шаг выше или впереди тебя».

Голос сердца – это голос единства. Он говорит: «Где бы ты ни был, я тоже там. Я внутри твоего сердца, а ты внутри моего сердца». Такого рода философия единства приносит неизменную радость, которую мы никогда не сможем получить от мира разделения и завоевания. Сегодня боксер побеждает своего оппонента, а завтра какой-то другой боксер побеждает его. Так в чем же удовлетворение?

Ум не только отделяет себя от других, он также сомневается в других и подозревает их. Он может даже сомневаться в себе и подозревать себя. И напротив, те, кто живут в сердце, постоянно расширяются. Сегодня они любят Бога, завтра они любят все человечество. Если духовные люди получат возможность помогать ментальным людям, находящимся сейчас в мире политики, тогда придет иного рода политика – политика сердца. В это время руководство будет приходить из сердца и тогда не будет разделения – будет только радость и удовлетворение.

- 7 февраля 1992 года

My Meditation-Service At The United Nations For 25 Years by Sri Chinmoy, 1995.

Вопрос: Станет ли ООН по мере своего развития в меньшей степени политическим центром и в большей степени духовным центром?

Шри Чинмой: Божественно политический центр и истинно духовный центр – это не две разные вещи. Мы должны знать, что Организация Объединенных Наций должна быть и божественно политической, и истинно духовной. Когда она станет истинно духовной, она охватит все внутреннее существование человечества. И тогда ей будет нужен канал для самовыражения. Этот канал – политика. В это время может быть очень полезной божественная политика, находящаяся в преданных сердцах отдельных наций.

ООН уже обрела значительную духовную силу. В отличие от политической силы, духовная сила работает в безмолвии. Следовательно, нашим человеческим глазам она не видна. Но она постоянно ощущается в сердцах тех, кто взывает о лучшей, более просветляющей и исполняющей жизни на земле.

- 16 ноября 1976 года

My Meditation-Service At The United Nations For 25 Years by Sri Chinmoy, 1995.

Вопрос: Какой самый лучший путь объединения курса политики и курса души определенной страны?

Шри Чинмой: Наилучший путь их объединения – это убедить политиков в том, что мир политики, как таковой, не имеет и никогда не будет иметь покоя, до тех пока не примет внутренний Свет из внутреннего мира. Этот внутренний Свет, который должен выйти из души на передний план, всегда существует для тех, кто хочет оставаться объединенным и, в то же время, наслаждается настоящей свободой сосуществования и Света-единства.

My Meditation-Service At The United Nations For 25 Years by Sri Chinmoy, 1995.

Вопрос: Каково различие между умами известного на весь мир политического деятеля и всемирно известного ученого?

Шри Чинмой: Ученый пользуется силой-реальностью воображения. Воображение на своем плане является реальностью, но мы не поверим в него, пока не увидим своим обычным невооруженным взглядом его проявление на физическом плане. Ученый также часто проникает в интуитивный мир, который находится на одну ступень выше. Он входит в тонкие миры и выносит на передний план их способность. Его открытие имеет физическую форму, но подлинная сущность открытия приходит из мира воображения или интуитивного мира. Он может думать, что это результат работы его ума, но это реальность в тонкой форме, которую он воплотил в физическую форму так, как хотела реальность.

Лишь в очень, очень редких случаях в мировой истории политический деятель обладал способностью входить в интуитивный мир подобным образом. Раз или два высказывания Черчилля во время Второй мировой войны приходили с психического или интуитивного плана. Когда он говорил, это было на очень высоком уровне. Кеннеди и Неру также говорили иногда с интуитивного и психического плана. Но это все очень редкие исключения. Обычно политические деятели стараются доминировать в физическом мире с помощью своей витальной силы.

Поэтому у политического деятеля мирового уровня есть доступ к витальным или динамичным мирам, тогда как у ученого – доступ к интуитивному миру и миру воображения. Миры, исследуемые учеными, намного выше тех, что исследуют видные политические деятели. Но даже ученому придется отречься перед духовностью, ибо духовность вмещает все, в том числе и науку. То, чего достигли великие духовные гиганты в ходе эволюции, находится далеко за пределами воображения ученого. Их духовные открытия все еще невероятны для восприятия ученого, поэтому он отрицает их. Ученому нужны постоянные доказательства на физическом, витальном или ментальном плане, и он не придает значения духовной жизни.

Духовность скажет науке: «Я пришла из очень отдаленных мест, совершенно чистых и всецело подлинных. Так же как физический план реален для тебя, духовный план реален для меня. Если ты желаешь попробовать на вкус мое достижение, тогда приходи туда, где я могу предложить тебе нектар. Почему я должна доказывать состоятельность своего достижения, спускаясь на твой уровень? Если я постараюсь доказать тебе состоятельность моего достижения на ментальном уровне, тогда, вместо того, чтобы предложить тебе просветление, я лишь добавлю в твою жизнь еще больше путаницы. Твои научные открытия не дадут и не могут дать тебе неизменного удовлетворения, поскольку они смешаны с ментальным и физическим миром».

Как политика, так и наука пытаются действовать на конкретном уровне, и обе они правы, согласно своим собственным стандартам. В соответствии со своим уровнем развития, каждая предпринимает попытки сказать миру, как необходимо принимать творение. Духовность также пытается предложить свою истину. Она говорит: «Я не хочу объяснять. Стань единым и затем наслаждайся». В политике и науке вам необходимо доказывать свою способность, но в сфере духовности в этом нет необходимости, потому что вы становитесь тем, чего достигаете. Политик может выступить с замечательным обращением к нации, но между сознанием его речи и реальностью его жизни может быть огромная пропасть. В своей жизни он не остается в таком возвышенном сознании. Чтобы совершить великое открытие, ученый может подняться в очень высокий интуитивный мир, но он не остается на том плане или даже не имеет к нему свободного доступа. В политике и науке вы можете заявить о любом своем творении как о собственном, но вы не становитесь неделимо единым с ним. Между вами и вашим достижением всегда существует расхождение. В духовности, однако, что бы вы ни осознали на духовном плане, вы тем и становитесь.

- 2 июня 1976 года

My Meditation-Service At The United Nations For 25 Years by Sri Chinmoy, 1995.

Вопрос: Какую роль в итоге сыграет ООН в духовном преобразовании человечества?

Шри Чинмой: Согласно моему внутреннему чувству, основная роль ООН в духовном преобразовании человечества будет состоять в признании важности, необходимости и способности духовности. Духовность несет послание покоя, и у нее есть способность привести ко всеобщему миру. В конце концов те, кто работают в ООН, придут к осознанию того, что именно духовность принесет Гармонию, Покой, Свет и Блаженство. Духовность здесь означает раскрытие нашего внутреннего единства. Если мы не раскроем свое внутреннее единство первым, мы никогда не сможем раскрыть, осознать или проявить внешнее единство через политику или любыми другими средствами. Духовность является фундаментом: если нет фундамента, здание разрушится. Свое внутреннее единство мы откроем не умом, а сердцем. Внутренний мир – это мир сердца, а внешний мир – мир ума. В конечном счете внешний или ментальный подход должен будет уступить и стать единым с психическим, или внутренним подходом. Итак, сначала мы должны раскрыть и установить через духовность единство сердца, а затем открытие и достижение этого единства должны быть выведены на передний план для установления мира и гармонии во внешнем мире.

- 18 апреля 1978 года

My Meditation-Service At The United Nations For 25 Years by Sri Chinmoy, 1995.

NAC (The New Age Community): Вы имеете отношение к политикам в ООН?

Шри Чинмой: И да, и нет. Не к политикам, как таковым. Но когда они приходят ко мне как искатели, я, являясь сам искателем, могу говорить с ними на духовном уровне, не на политическом. Политика не является моей сильной стороной, в то же время, я знаю кое-что о духовности. Итак, когда политики приходят ко мне как искатели, я стараюсь предложить им Свет.

The Jewel Of Humility by Sri Chinmoy, 1979.

Вопрос: Ваши Концерты Мира в каком-то смысле политические?

Шри Чинмой: Существует много путей, чтобы достичь мира во всем мире. Мой путь – молиться и медитировать, и предлагать медитативные Концерты Мира. Мне совершенно чужда политика и я не вхожу в сферу политики. Я люблю всех людей, так что политиков я тоже люблю. Но я не смею говорить что-либо об их политических взглядах.

Я практикую духовность с детства. Я человек молитвы. Я ученик покоя. Я посвящаю себя искусству самораскрытия и прошу своих учеников делать то же самое. Люди приходят ко мне, когда они жаждут внутреннего Покоя, внутреннего Света и внутреннего Блаженства. Много, много раз политики – наряду с представителями других профессий – приходили молиться и медитировать со мной или оставались в медитативном сознании в то время, когда я играл на инструментах и пел.

Sri Chinmoy Answers, Part 10 by Sri Chinmoy, 1999.

Вопрос: Позвольте мне задать вам вопрос о том, как соотносится духовная жизнь с участием в такой светской деятельности, как политика. Я знаю, что вы сами вовлечены в деятельность ООН, так что, очевидно, не думаете, что это два несовместимых образа жизни.

Шри Чинмой: Мы должны принимать мир, но должны знать, принимает ли нас тот мир, который принимаем мы. Нам нужно знать, готов ли мир в целом дать нам возможность служить ему. В то же время, нужно знать, есть ли у нас способность и готовность преобразовать лик мира.

Оба способа – и внешний и внутренний – по распространению мира на земле эффективны. В ООН пользуются внешними, политическими средствами. Я пользуюсь внутренним способом. Я приезжаю туда дважды в неделю и провожу медитации. В это время мы призываем свыше покой и присутствие Бога. В нашей человеческой жизни внешняя и внутренняя жизнь должны идти вместе. Мы не можем игнорировать внешнюю жизнь. Если мы будем игнорировать внешнюю жизнь, тогда мы останемся несовершенными. А если мы будем игнорировать внутреннюю жизнь, тогда нам нечего будет предложить. Так что, согласно моей философии, мы должны принимать мир. Внешняя жизнь и внутренняя жизнь должны идти бок о бок.

Sri Chinmoy Answers, Part 10 by Sri Chinmoy, 1999.

Вопрос: Работаете ли вы также в сфере политики, чтобы принести мир на землю?

Шри Чинмой: Я не хочу иметь дела с политикой, которая является миром ума. Я хочу жить лишь в сердце и раскрывать море покоя в абсолютно каждой стране. Несколько стран воюют сегодня; завтра в войну могут быть втянуты какие-то другие страны. Люди заявляют: «Мы больше никогда не вступим в войну». Но до тех пор, пока мы живем в уме, который не просветлен в должной мере, конфликты и войны будут всегда. Ум может оставаться спокойным несколько дней, несколько месяцев или даже несколько лет, но сама природа ума состоит в том, чтобы пытаться проявить свое превосходство.

Я не осмелюсь решать проблемы в Боснии и других местах, используя политические средства. У меня собственный путь: молиться и медитировать, чтобы нести покой. Я никоим образом не стану осуждать тех, кто идет другими путями. Политики – мои братья и сестры, и мы преследуем ту же самую цель. Если они смогут достичь цели раньше нас, я буду счастливейшим человеком. Или, если, достигнув цели, они попросят нас идти с ними, мы непременно откликнемся на их просьбу. Но сейчас мы чувствуем, что у них свой путь, а у нас – свой. Один Бог знает, чей путь лучше! Но в сокровенных глубинах сердца мы чувствуем, что путь молитвы и медитации для нас лучший.

Sri Chinmoy Answers, Part 10 by Sri Chinmoy, 1999.

Вопрос Рассела Вильсона: Гуруджи, у меня к вам очень непростой вопрос. Почему в Индии, которую некоторые считают центром всей религии и где духовность играет такую важную роль, так много соперничества и напряжения?

Шри Чинмой: Поскольку я индус, я могу ответить на этот вопрос. Когда-то Индия была землей покоя. Сейчас здесь постоянные раздоры и борьба. Почему? Ответ очень прост. Бог дал нам свободу, а мы неправильно использовали ее. Будучи людьми, в каждый момент мы имеем выбор поступать правильно или неправильно. Я могу вставать рано утром для молитвы и медитации, чтобы стать хорошим человеком. Или я могу спать до десяти или одиннадцати, и встать тогда, когда уже будет слишком поздно даже для того, чтобы идти на работу. Возможно, на протяжении шести месяцев я принимал свет Свыше, и мои искренность, честность и любовь к Богу заставляли меня вставать рано утром, чтобы медитировать. Но спустя шесть месяцев я перестал устремляться и думать о Боге, поэтому я больше не встаю рано, чтобы молиться и медитировать. Внешне я тот же человек, но во внутренней жизни я изменился.

В седом прошлом, политики обычно приходили к духовным Учителям за благословениями и просветлением. Один из величайших индийских героев, Шиваджи, приходил к своему духовному Учителю и спрашивал: «Пожалуйста, посоветуй мне». Спустя время Шиваджи пресытился политикой. Он сказал: «Это все порочно. Я больше не хочу этого». Но духовный Учитель убедил его остаться в политике. Он сказал: «Если ты откажешься, кто тогда преобразует мир? Оставайся на своем посту, но думай лишь обо мне. Всевышний во мне поведет страну через тебя».

Было время, когда у Индии была уравновешенность и покой ума. Но Индия не была удовлетворена своим внутренним покоем и равновесием. Она решила состязаться с Америкой. К несчастью, войдя в мир конкуренции, Индия начала терять свою духовность. Одно дело – удерживать собственную высоту, и тогда давать то, что у тебя есть, и принимать то, что есть у кого-то. Но Индия, вместо того, чтобы сохранять свою изначальную чистоту и божественность, стала алчной и начала больше заботиться о внешнем благосостоянии. Она стремилась стать такой же богатой, как Америка, и уже не придавала большого значения своему внутреннему богатству. В этом величайшая ошибка Индии.

Если Бог дает мне что-то, я должен ценить это. Затем, когда пробьет час, Бог даст мне что-то еще, потому что Он доволен мной. Но если я отказываюсь от того, что Бог дает мне и взываю о чем-то другом, тогда внутренние качества, которые у меня когда-то были, покинут меня и я стану нищим. Индии нужно быть благодарной Богу за то, что Бог дал ей. Вместо того, чтобы подражать Западу, ей следовало бы ценить свои собственные божественные качества. Но когда она стала меньше заботиться о своем внутреннем богатстве и уделять больше внимания внешнему благополучию, в это время моя Мать Индия стала терять что-то очень ценное.

Нечто подобное происходит сейчас в бывшем Советском Союзе. Президент Горбачев стал инициатором пробуждения сознания Советского Союза. После того, как он разбудил советский народ, он сказал: «Мы спали много лет и только что проснулись. Так что сейчас давайте пойдем неторопливо, уверенно и безошибочно к своему предназначению. Затем, когда придет время, и у нас будет больше способностей, мы пойдем маршем, а потом побежим». Но люди не услышали. Они стали алчными и захотели быть в точности как Запад. Они захотели бежать с самого начала, несмотря на то, что у них не было такой способности. Так они выбрали другого политика, который пообещал незамедлительные результаты. Мы все хотим немедленного осознания, как растворимый кофе. Мы хотим иметь все в мгновение ока.

Чтобы научиться ходить, ребенку нужно несколько лет. Если я скажу, что малыш может бежать так же быстро, как его старший брат, то ребенок вдохновится попытаться. Но, к несчастью, он лишь разобьет себе ноги. Мама всегда говорит ребенку: «Иди помедленнее. Твоему брату пять лет, а тебе только год. Как можно надеяться, что ты сможешь идти наравне со своим братом?»

Sri Chinmoy Answers, Part 4 by Sri Chinmoy, 1995.

Вопрос: Каково будущее религии?

Шри Чинмой: Религия представляет земной аспект божественности, которую воплощали Спаситель Христос или Шри Кришна, Господь Будда и другие. Она представляет тело или внешний покров их божественности. Тело не может жить вечно, лишь сознание, внутренняя божественность, проявленная и вечно проявляемая в Иисусе Христе, Господе Будде и других будет длиться, и длиться, и длиться.

Я глубоко верю в то, что в будущем люди, поклоняясь, в большей степени будут осознавать факт своей принадлежности к одной духовной семье. Было время, когда даже сама эта идея не воспринималась миром. Сейчас, по крайней мере, мы имеем возможность говорить об этом. Это как идея о мире. Пятьдесят лет назад словом «мир» не пользовались так, как сегодня, пользовались другими словами. Но в последние девять-десять лет все говорят о мире. Несмотря на то, что одна страна может сбросить бомбу на другую страну, «мир» – все еще наша мантра. Придет день, когда не только остальной мир будет смеяться над этой страной, но даже сама эта страна будет смеяться над собой. Она осознает, что только говорит о мире, но поступает как раз наоборот. Тогда она постарается измениться.

Угроза ядерного разрушения больше не может продолжаться, поскольку даже через тридцать-сорок лет сила сердца будет намного, намного мощнее. Есть большая надежда, что политика, в конце концов, капитулирует перед духовностью. Такие случаи в истории уже были – индийский царь Шиваджи, например. Сначала он все делал по-своему, позже он вручил себя божественности. Итак, внутренний мир пробуждается. В отдельных случаях в современном мире внутренняя сила становится заметнее и отчетливее внешне. Видите, какие трудности сейчас испытывает Россия в политическом мире* (* речь идет о 1990-х годах), но во внутреннем мире Россия пробуждена. Внутренняя сила России и внутреннее пробуждение станут довольно неожиданными и удивительными.

Sri Chinmoy Answers, Part 10 by Sri Chinmoy, 1999.

Вопрос: Вы говорите о том, что сначала надо познать внутреннюю истину, а затем принести ее во внешний мир. Интересно знать, в какой степени вы позволили бы человеку, ведущему внутренний поиск, быть вовлеченным в светскую деятельность, такую как политика, брак и т.д.?

Шри Чинмой: Мы должны стараться вести сбалансированную жизнь. Внешняя жизнь и внутренняя жизнь должны идти вместе. Мы не должны отказываться от мира, но следует также пользоваться своей мудростью. Нужно знать свою собственную внутреннюю силу, и насколько мы можем быть вовлечены в обычную земную деятельность, чтобы она не стаскивала нас вниз и не отвлекала от внутренней жизни. Если мы получаем достаточно силы изнутри, мы можем легко управлять внешней жизнью. Но если мы внутренне слабы, внешняя жизнь может быть подобна бешеному слону, с которым нельзя справиться.

Если мы не идем глубоко внутрь, если уделяем все свое внимание материальному аспекту жизни, мы обнаружим, что даже достижение материального успеха не удовлетворяет нас. С другой стороны, если мы полностью откажемся от внешней жизни и будем вести затворнический образ жизни, проявление нашего внутреннего прогресса будет отсутствовать. Таким образом, мы должны знать, что истинная божественная жизнь – это жизнь осознания и проявления. Если есть только проявление, но недостает осознания, тогда совершенство невозможно. С другой стороны, если мы озабочены лишь осознанием без проявления, совершенства также не будет.

Совершенство означает единство или взаимное цветение осознания и проявления. Однако свет должен прийти из внутренней жизни, чтобы просветлить внешнюю жизнь, ибо в этом случае, все, что внешняя жизнь предлагает миру, будет божественным. Внутренняя жизнь даст то, что она может предложить, а внешняя жизнь даст то, что может предложить миру обожествленная внешняя жизнь. Внутренняя жизнь предложит внешней жизни Покой, Свет и Блаженство, а внешняя жизнь с радостью их примет. Когда внешняя жизнь готова служить, когда внешняя жизнь в какой-то мере очищена и просветлена, тогда она будет работать в мире и предлагать свои достижения и способности миру в целом в качестве посвященного служения. Именно взаимное принятие принесет нам совершенство наших жизней. Те, кто ведут внутреннюю жизнь, примут также внешнюю жизнь, а те, кто во внешнем мире, примут внутреннюю жизнь как еще одну необходимость. Таким образом на земле расцветет Царство Небес.

Fifty Freedom-Boats To One Golden Shore, Part 3 by Sri Chinmoy, 1974.

Вопрос: Что стоит за вашим интересом к России? Каким образом вы можете нам помочь? Каким вы видите будущее России* (* вопрос задан в 1990-х годах)?

Шри Чинмой: Я искатель истины и любящий Бога. Лет пять-шесть тому назад во время молитв и медитаций я почувствовал в глубинах своего сердца сердце России и мечтал коснуться души России. С тех пор я молился и медитировал о Советском Союзе. Для меня Советский Союз был самой реальностью, и даже сейчас я вижу его как саму реальность. То, что политический мир делает или собирается сделать с Советским Союзом – другое дело. Но когда я молюсь и медитирую, я все еще зримо и явно чувствую Советский Союз в мире устремления.

Когда я думаю о России сегодня, я тут же стараюсь стать единым с источником – Советским Союзом. Когда я говорю «Союз» в «Советском Союзе», немедленно я чувствую огромную силу в теле, витале, уме, сердце и душе. Как политики поступают по отношению к Советскому Союзу, все мы знаем. Но то, как духовность думает о Советском Союзе и как духовность рассматривает и будет вечно рассматривать Советский Союз – это другая история.

Это как не спетая до конца песня. Идея Советского Союза была прекрасной, самой мелодичной песней. К несчастью, певцам помешали ее закончить. Но эта же самая песня, песня единства, будет спета по-другому в ближайшем или отдаленном будущем. Ваша страна, может не называться Советским Союзом, но сердце единства широкого, более широкого, широчайшего существования России определенно будет реальностью. И это более обширное единство определенно наступит. Расширение является Видением Бога для всего – не военным путем или политически, но психически – благодаря сердцу единства. Именно это расширение сердца единства России можно видеть во внутреннем мире. Наше жгучее желание состоит в том, чтобы вывести это внутреннее видение или осознание на передний план с тем, чтобы весь мир мог увидеть истинную реальность.

Так что, с духовной точки зрения, будущее России яркое, еще более яркое, ярчайшее. Почему? Именно потому, что Советский Союз принял свет в изобилии во внутреннем мире и все еще принимает свет Свыше. Иногда, когда одно семя не прорастает должным образом, нельзя вырастить нужное растение или дерево. Но каждый день Свет нисходит и создает новые семена – семена устремления, семена посвящения, семена надежды и семена обещания. В этом смысле, семена, которые однажды принесут плоды, уже посажены, и, по Милости Всемогущего, постоянно взращиваются новые.

Для меня, новый Советский Союз – это будущее дерево, а Россия – лишь ветвь. Возможно, это самая сильная или самая большая ветвь, но все же лишь ветвь. Сейчас этот новый Советский Союз, эта большая Россия – только семя. Нельзя отрицать существование семени только потому, что у нас нет возможности увидеть его. Но в ближайшем или отдаленном будущем оно вырастет в гигантское дерево, дерево единства, и Россия вместе с другими странами вокруг нее будут ветвями этого дерева.

Sri Chinmoy Answers, Part 19 by Sri Chinmoy, 1999.

Вопрос: Шри Чинмой, кем из ныне живущих или исторических личностей вы восхищаетесь более всего?

Шри Чинмой: Среди мировых лидеров нашего времени есть многие, кем я восхищаюсь, но прежде и более всего это президент Горбачев. Вслед за ним перечислю Мать Терезу, Папу Римского Иоанна Павла II и президента Нельсона Манделу. Есть и другие мировые лидеры, с которыми я встречался и кем глубоко восхищен: архиепископ Десмонд Туту, президент Вацлав Гавел и некоторые Генеральные секретари ООН.

Я бы хотел сказать кое-что о тех, кого назвал первыми. В Матери Терезе я вижу два аспекта – матери и сестры. В одно мгновение она – мать сострадания, в следующее – нежная сестра. Когда я вижу ее и говорю с ней, она благословляет меня, как мать благословляет свое дитя, к тому же, она проявляет ко мне глубочайшую сестринскую нежность.

У Папы также проявляются два аспекта: отца и дедушки. По-моему, он не только Святой Отец, но и Святой Дедушка. Отец верит в справедливость. Если его дети делают что-то неправильно, отец будет расстроен и может что-то предпринять. Но дедушка по отношению к своим внукам – само прощение. В его глазах, внуки не могут поступать плохо. В этом отношении Папа похож на дедушку.

По моему скромному мнению, президент Горбачев – величайший человек мира. Он мог бы поступать, как его предшественники, как Сталин и другие, но на передний план вышло его сердце. Сейчас есть только один Берлин, а раньше было два Берлина. Он был главным инструментом в освобождении Венгрии, Чехословакии, Польши и многих других стран Восточного блока. Я не говорю, что он был единственным инструментом, но он был основным инструментом в освобождении тех стран. Я знаю, как трудно объединить две страны, но он сделал это. Благодаря ему в настоящее время есть одна Германия. Но величайшим было его служение его собственной стране. Он открыл дверь на Запад. Возможно, вы назовете это демократией или чем-то еще, но сейчас есть открытость, чего не было раньше. Насколько он преуспел – решать Богу и человечеству. Человечество всегда будет неправильно судить о нас. Важно то, как мы выглядим в Глазах Бога.

До прихода к власти Горбачева, мир на земле был лишь словом из словаря. Дискуссии по проблемам разоружения и сокращения ядерных вооружений начались всецело с него. Он начал это, он был первопроходцем. Многие люди поначалу не доверяли ему, но он доказал свою искренность. Когда Горбачев пришел к власти, он мог в течение нескольких лет действовать как деспот, как его предшественники, но он этого не сделал. Вместо этого он положил начало перестройке, гласности и демократии.

Откровенно говоря, политика не является моей сильной стороной. Я духовный искатель. Но если я вижу, что кто-то старается поднять сознание человечества, я предлагаю этому человеку свою сердечную поддержку. Президент Горбачев продемонстрировал, как можно объединить людей. В его случае, он действовал. Многие другие политические деятели, простите, лишь говорят о мире. Сейчас они предлагают мир во всем мире, а в следующий момент сбрасывают где-то бомбы. Они пользуются термином «сокращение ядерных вооружений», а затем мы узнаем, что они наращивают вооружение. Но, что касается Горбачева, он делал то, о чем говорил. Вот почему я считаю его величайшим мировым лидером из ныне живущих.

У Горбачева есть еще одно редкое качество: он достаточно искренен и смел, чтобы признать многие свои ошибки величиной с Гималаи. Большинство политических лидеров никогда не признают, что совершили какие-либо ошибки. Горбачев пишет в своих мемуарах, что он допустил много ошибок и сейчас пытается исправить их. Мы люди. Людям свойственно ошибаться, ошибки совершают все. Но одни признают, что ошибались, а другие не хотят этого признавать. По-моему, люди, признавшие свои ошибки, – не только великие, но и хорошие люди.

Sri Chinmoy Answers, Part 11 by Sri Chinmoy, 1999.