Шри Чинмой
Аватары и Учителя

Мои Друзья-Йоги, мои Друзья-Аватары

Однажды у меня состоялась беседа с тремя осознавшими Бога душами, X, У и Z. Я спросил X:

— Пожалуйста, расскажи мне, как ты впервые встретил Бога.

— Когда я впервые встретил Бога, Он сразу же полюбил меня. Но я колебался. Я не решался насладиться бесконечным сиянием Его Света. Я раздумывал. Я сомневался в истинности своего внутреннего видения.

Я спросил У:

— Пожалуйста, расскажи мне, как ты впервые встретил Бога.

— Из-за моего долгого забвения своей Сути, Бог проливал бесконечные слезы радости, когда я впервые встретился с Ним. А я целовал и целовал Его Стопы бесконечного Сострадания.

Я спросил Z:

— Пожалуйста, расскажи мне, как ты впервые встретил Бога.

— Когда я впервые встретил Бога, Своим Оком Он сразу же утолил мой голод тысячелетий. Я напитал Его бесконечным плачем своего сердца.

Затем три осознавшие Бога души сказали мне:

— Ты расспросил нас. Теперь ты должен рассказать нам, как ты впервые встретил Бога.

Я более чем желал рассказать своим Друзьям-Йогам о моей первой встрече с Богом. Но Бог сразу же приказал мне молчать и потребовал моего подчинения.

Через некоторое время Бог от моего имени сказал моим Друзьям-Йогам:

— Когда мы встретились впервые, мы пронзили друг друга. Да, мы пронзили друг друга.

— Пронзили чем?

— Любовью, любовью, любовью. Разве не так?

— Бог, что мне делать с Тобой? Ты говоришь неправду. Я пронзил Тебя своим тягостным невежеством. Ты пронзил меня Своей вечно сострадательной и всеосвобождающей Любовью.

— Нет, — сказал Бог, — ты совершенно забыл нашу первую встречу. Что Мне делать с твоей плохой памятью?

— Ты — мой Господь немедленного Прощения. Ты — мой Господь вечной Заботы. Ты — мой Господь постоянного Сострадания.

Шесть месяцев назад у меня состоялась замечательная беседа с тремя моими Друзьями-Йогами. Мне было любопытно узнать, что они думают о своих учениках.

Мой Друг-Йог А сказал:

«Я думаю, что в этой жизни я совершил только одну серьезную, более того, непоправимую ошибку, приняв учеников. Я действительно не знаю, то ли я их Учитель, то ли они мои учителя. Я чрезвычайно счастлив, что Бог сообщил мне, что это моя последняя инкарнация».

Мой Друг-Йог В сказал:

«Я не упрекаю и не могу упрекать Бога за то, что Он дал мне таких неудачных учеников. Я действительно хотел иметь сотни учеников. Теперь каждый мой ученик — это моя настоящая головная боль, серьезная проблема и тяжкое бремя. Я благодарен Богу за то, что это безусловно моя последняя инкарнация. Я больше не собираюсь дружить с Матерью-Землей».

Мой Друг-Йог С сказал:

«Я никоим образом не могу винить своих учеников. Я оказался неспособным радовать их. Как я могу ожидать, что они порадуют меня? Я хочу вернуться в мир вновь с большим покоем, большим блаженством, большим светом, большей силой, так чтобы я мог радовать их, просветлять их полное рабство и крайнее невежество. Должен сказать, что в этой жизни я самый плачевный неудачник».

Потом мои Друзья-Йоги спросили меня, что я думаю о своих собственных учениках. Я более чем готов был рассказать друзьям о своих учениках, но мой Всевышний моментально скрепил мои уста молчанием.

Через пять минут Он от моего имени сказал:

— У него нет ни единого ученика. Все они — Мои ученики. А поскольку все они Мои ученики, ему нечего сказать о Моих учениках. Позвольте Мне рассказать вам о Своих учениках. Утром они взывают о своем осознании. Днем они взывают об освобождении человечества. Вечером они взывают о Моем полном Проявлении на земле.

— Мой Господь, окажешь ли Ты мне честь сказать Тебе кое-что от имени Твоих учеников?

— Да, скажи. Но не противоречь Мне, не смущай Меня, Сын Мой.

— От имени Твоих учеников Тебе, мой Господь, Я выражаю благодарность, постоянную благодарность, вечную благодарность.

Вчера у меня был великолепный разговор с пятью моими Друзьями-Йогами. Я спросил их, был ли Бог когда-либо недоволен ими после того, как они достигли осознания.

Мой Друг-Йог А сказал:

«О да, Бог был недоволен мною довольно много раз. Он хочет, чтобы я отказался от всех своих учеников. Он хочет, чтобы моим учеником был только такой человек, который по отношению ко мне — сама любовь, преданность и отречение».

Мой Друг-Йог В сказал:

«Бог был недоволен мною много раз. Он говорит, что я невероятно снисходителен к своим ученикам. Он хочет, чтобы я действовал как командующий».

Мой Друг-Йог С сказал:

«Бог был чрезвычайно недоволен мною дважды: один раз, когда я сказал, что мои ученики более чем бесполезны, и второй раз, когда я сказал, что хочу оставить землю».

Мой Друг-Йог О сказал:

«Бог был не только недоволен мною во многих случаях, но и достаточно часто безжалостно бранил меня. Он говорит, что я настоящий глупец. В моей Лодке много неискренних пассажиров. Лодка слишком перегружена. По мнению Бога, есть полная вероятность, что Лодка опрокинется из-за грома-сомнений, дракона-беспокойства и ливня-страха неискренних пассажиров. Он также говорит, что тех немногих искренних искателей, которые находятся в Лодке, ждет та же участь, что и бесполезных пассажиров. Он хочет, чтобы я сказал неустремленным немедленно покинуть Лодку».

Мой Друг-Йог Е сказал:

«Бог крайне недоволен мною, когда я молю Его простить моих учеников и аннулировать последствия их ошибок. Я также сильно огорчаю Его, когда принимаю на себя наказание за ошибки, допущенные учениками. В остальном Бог совершенно доволен мною».

Теперь мои Друзья-Йоги спросили меня, был ли Бог когда-либо недоволен мною или нет. Прежде чем Я отважился открыть рот, Бог открыл Свои Уста от моего имени:

— Я провожу все Свое время думая о нем. У меня не остается времени на то, чтобы сердиться на него.

— Мой Господь, можно ли мне что-нибудь сказать?

— Конечно. Но непременно смотри мне в глаза.

— Разумеется. Мой Господь вечного Сострадания, Твое время — высшая ценность. Мой Господь, Ты поступаешь правильно. По Своей бесконечной Щедрости Ты не тратишь Свое время зря, чтобы проявить на Своем Лике недовольство мною, вечным виновником.

— Я понимаю, что ты не прислушался к Моей важной просьбе. На этот раз Я должен наказать тебя.

— О Господь моей жизни, о Господь моей души, о Господь моей цели, я всегда заслуживаю Твоего строгого наказания. Я всегда молю о Твоем истинном наказании. Для меня нет ничего более сладостного, ничего более ценного, ничего более сокровенного, ничего более озаряющего и удовлетворяющего, чем Твое самое любезное наказание.

— Сын Мой, Я хочу быть таким же поземному умным и по-небесному мудрым, как ты.

— Мой Господь, не расстраивайся, я предложу Тебе этот дар. Лишь позволь мне коснуться Твоих Стоп всепрощения.

— Коснись Моих Стоп. Ты можешь ущипнуть Мои Стопы. Ты можешь укусить Мои Стопы. Ты можешь поцеловать Мои Стопы.

— Мой Господь, я не стану щипать Твои Стопы. Я не стану кусать Твои Стопы. Я не стану целовать Твои Стопы. Я буду вкушать Твои Стопы непрерывного Сострадания.

— Хорошо. Ты вкусил Мои Стопы. А как насчет твоего дара Мне? Когда ты собираешься сделать Меня таким же умным и таким же мудрым, как ты сам?

— Мой Господь, прямо сейчас!

Поместив Стопы моего Господа в дыхание-жизнь моей души, я сказал: «Аминь».

Два месяца назад я навестил на Небесах двух своих Друзей-Аватаров. Оба были бесконечно счастливы видеть меня, поскольку долгое время я не общался с ними из-за моей крайней занятости работой на Земле.

— Что ты принес нам с земли? — спросили они меня.

— А что вы хотите от земли? — спросил я в ответ. — Я дам вам все земное, что вы пожелаете.

— Дай нам благодарность земли, — попросили они. — Дай нам по крайней мере устремление земли.

— Дайте мне прощение Небес, и я дам вам благодарность земли. Дайте мне заботу Небес, и я дам вам устремление земли, — сказал я.

— Земля не заслуживает прощения и заботы Небес, — ответили они.

— В таком случае Небеса не заслуживают благодарности и устремления земли, — ответил я.

Вдруг явился Всевышний. Он сказал:

— Вот Моя оценка земли и Небес. Земля — хорошая, Небеса — великие. Я нуждаюсь в земле, а Небеса нуждаются во Мне.

— Мой Отец и Мать, — сказал я Всевышнему, — почему Ты всегда принимаешь мою сторону? Что о Тебе подумают другие? Не будут ли они считать, что Ты относишься ко мне с предпочтением?

— Сын Мой, чем больше они думают, что Я отдаю предпочтение тебе, тем больше у меня возможности наслаждаться твоим дыханием безусловного отречения.

— Отец, это не я отрекаюсь перед Твоим Трансцедентальным Светом, а Твой Свет отрекается перед моим невежеством-морем.

— Это одно и то же. У Меня есть ты, а у тебя есть Я. Что еще нам нужно?

— Отец, моя жизнь — это Твое Утешение. Моя жизнь — это Твое Сострадание.

— Нет, Сын Мой, твоя жизнь — это Моя Забота. Твоя жизнь — это Мое Проявление.

Прошлой ночью я нанес краткий визит моему Другу-Аватару на Небесах. Он был чрезвычайно рад мне и очень душевно приветствовал меня. Мы улыбались, улыбались и улыбались. Я спросил его, как он поживает. Он ответил:

— Здесь я бесконечно счастлив, наконец-то я наслаждаюсь совершенным блаженством Небес. Но я бесконечно огорчен тем, что почти все мои ученики на земле потерпели неудачу. У них нет устремления. Они обручились со всеми видами искушений. Как ты сам чувствуешь себя на земле? Что делают твои ученики?

— Я чувствую себя прекрасно. Всевышний раз и навсегда сказал мне, что у меня нет учеников. Все те, кто считают себя моими учениками, — Его ученики. Поэтому я свободен. У меня нет никаких проблем. Вот только я немного устал.

— Я добавлю кое-что насчет твоей усталости. Ты огорчен и пребываешь в унынии.

— Возможно.

— Брат, дорогой брат, земля никогда не будет готова для нас.

— Ты прав. Поскольку земля не воспринимает нас, я стараюсь почувствовать жизнь-дыхание земли на ее уровне. Более того, я сам пытаюсь подготовиться для земли.

— Остановись, остановись! Возвращайся скорей. Завершай свою игру на земле и приходи сюда насладиться совершенным Блаженством Небес. Нам очень недостает твоего присутствия. Как Бог относится к тому, чтобы ты покинул землю ради Небес?

— Он говорит...

— Что Он говорит?

— Он говорит...

— Что Он говорит?

— Он говорит...

— Скажи мне, ради Бога, что Бог говорит о том, чтобы ты покинул землю ради Небес.

— Он говорит, что мы с тобой глубоко любим друг друга.

— Погоди, я спрошу завтра Бога о тебе.

— Спасибо, спасибо, спасибо.

— Я нуждаюсь в тебе. Небеса нуждаются в тебе. Ты всем нам здесь нужен. Возвращайся скорей, сейчас самое подходящее время.

Я улыбался. Мой дорогой Друг-Аватар плакал. Это была настоящая битва между его плачем и моей улыбкой.